Загадка без отгадки

15

2310 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 52 (август 2013)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Петренко Александр Викторович

 

Загадка без отгадкиНесколько лет назад мой сын, вернувшись из школы, заявил, что учебники  и  учителя  утверждают – российские  императоры  всячески  угнетали  поэтов  и  вообще  периодически  отправляли  их  в  ссылки  или  на  войну. Помню, что в мою бытность нам говорили примерно то же самое. Из этого утверждения    родилась идея загадки: «Первая  ссылка  Пушкина  или  урок  литературы в  нашем доме».

И  вот  пришло   время   развить  и продолжить   эту  тему.

Ординатор Пятигорского военного госпиталя И.Е. Барклай де Толли – дальний родственник знаменитого генерал-фельдмаршала – произвёл осмотр тела и составил соответствующее заключение.

«При осмотре оказалось, – писал он, – что пистолетная пуля, попав в правый бок ниже последнего ребра, при срастании рёбер с хрящом, пробила правое и левое лёгкое, поднимаясь вверх, вышла между пятым и шестым ребром левой стороны и при выходе порезала мягкие части левого плеча; от которой раны поручик Лермонтов мгновенно на месте поединка умер». Документ заверен печатью, помечен 17 июля и подписан доктором и двумя следователями. Было и другое свидетельство того же врача, отчасти отличающееся от первого. По мнению лермонтоведа, кандидата медицинских наук Б.А. Нахапетова: «Составленные Барклаем де Толли два судебно-медицинских заключения о смерти М.Ю. Лермонтова не в полной мере соответствовали «Наставлению врачам при судебном осмотре и вскрытии мёртвых тел», изданному Медицинским советом в 1829 году.

Согласись,  читатель, странный характер имеет смертельная  рана – пуля  пробила тело Лермонтова навылет под углом около 35° к горизонту.

Следовательно,  у нас  тобой  есть веские основания полагать, что права была молва, о которой упомянул, в частности, в письме от 22 августа 1841 года А. Елагин: «Все говорят, что это убийство, а не дуэль…».

Место дуэли выбрали не вполне по правилам: площадка оказалась неровной, и Лермонтов стоял выше Мартынова. По сигналу противники стали сходиться. Предельная дистанция – 10 шагов позволяла стрелять почти в упор. Лермонтов шёл медленно, не поднимая пистолета. Мартынов был мрачен. Кто-то (Глебов?) считал: «Раз… Два…» До счёта «три» следовало стрелять. Лермонтов подошёл к барьеру. Кто-то (Столыпин? Васильчиков?) крикнул после слова «Три!», когда по правилам инцидент считался исчерпанным: «Стреляйте, или я разведу вас!»

Лермонтов поднял руку с пистолетом и выстрелил в воздух. От отдачи он отклонился назад. Мартынов сделал один или два шага к нему, прицелился и поразил противника наповал. Убедившись, что он мёртв, Мартынов тотчас уехал. Потрясённые Глебов и Столыпин только теперь поняли, что совершили глупость (не говоря уж о нарушении дуэльного кодекса), не позаботились о докторе и карете.

Пуля, выпущенная из пистолета, не имела такой убойной силы. Другое дело – винтовочная пуля. Предполагают, что подлинным убийцей Лермонтова был подкупленный горец, который прятался в кустах, за спиной поэта. Но тут сразу возникает вопрос: почему секунданты ничего этого не заметили? Трудно представить, что они были в сговоре и имели намерения расправиться с Лермонтовым. Всех их связывала давняя дружба с поэтом, и едва ли они вынашивали тайные планы. Тем не менее, общее мнение склоняется к тому, что всё-таки это было убийство.

Роман «Герой нашего времени» появился за год до гибели Лермонтова, но невольно представляется, будто речь в нём идёт о событиях грядущей дуэли.

Если сам автор незримо присутствует в образе Печорина, то он не случайно наделил образ Грушницкого некоторыми чертами характера и внешности Мартынова. Современники поэта не без основания полагали, что Мартынов узнал себя в романе, и это якобы сыграло свою роль не только в ссоре с поэтом, но и, рискнём предположить, во время самой дуэли. Ведь именно к нему, Мартынову, были обращены слова из дневника Печорина: «…Я решился предоставить все выгоды Грушницкому; я хотел испытать его; в душе его могла проснуться искра великодушия, и тогда всё устроилось бы к лучшему; но самолюбие и слабость характера должны были торжествовать» (версия Д. Алексеева, Б. Пискарёва).

Действительно, быть может, гениальная проза Лермонтова стала мощным детонатором к взрыву ненависти со стороны Мартынова. Это было «литературное убийство»: Грушницкий отомстил Печорину.

После  дуэли  Глебов  незамедлительно  отправился к коменданту Ильяшенкову и доложил о случившемся. Он и Мартынов были арестованы в тот же вечер. Наутро арестовали и Васильчикова. Ильяшенков сообщил о происшествии генералу Граббе и назначил Следственную комиссию в составе: председатель – плац-майор подполковник Ф.Ф. Унтилов (пожилой офицер, Георгиевский кавалер, много лет прослуживший на Кавказе и поплатившийся карьерой за отказ сотрудничать с жандармерией) и три представителя судебных и гражданских властей. В комиссию был введён подполковник корпуса жандармов А.Н. Кувшинников, осуществлявший по заданию Бенкендорфа секретный политический надзор за офицерами на Кавказских Водах в период курортного сезона 1841 г. Генерал-аудитор Ноинский составил по делу обширный и весьма объективный доклад, содержащий сведения о подсудимых, о причине и ходе дуэли, приговор суда и мнения Головина и Граббе о его смягчении. В докладе даже специально подчёркивалось, что острот и шуток Лермонтова, оскорбивших Мартынова, никто, собственно, не слышал. Таким образом, Николай I, которому доклад был представлен 3 января 1842 г., имел возможность более или менее правильно судить о деле и воздать должное убийце и секундантам. Тем не менее, он вынес беспрецедентно мягкое решение: «Майора Мартынова посадить в Киевскую крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию. Титулярного же советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить, первого во внимание к заслугам отца, а второго по уважению полученной тяжёлой раны». Тягчайшее преступление против русской культуры осталось по существу безнаказанным.

И всё же… Много лет спустя Мартынов, упорно хранивший молчание, вдруг решил рассказать правду об этой злосчастной дуэли. Но не успел этого сделать, поскольку скоропостижно скончался при весьма загадочных обстоятельствах…     

Дорогой  мой  читатель, ты,  конечно же,  вправе  спросить,  так  где же загадка и  что я на этот раз должен отгадывать.  Ну что ж – тогда   попытайся  узнать,  кем был тот горец,  который  стрелял в поэта одновременно с Мартыновым и был ли он вообще?..

 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов