Этика Востока

6

2617 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 52 (август 2013)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Страшевский Геннадий Анатольевич

 

Этика  Востока

 

Языческую пляску исполнял

огонь на жарких угольях камина,

подсвечивая сумеречный зал.

За окнами тускнел и угасал

туманный день томительный и длинный.

Его меланхолическая тень

ещё колышет дряблою вуалью.

На тёмном своде в тучке набекрень

луна струит спокойствие и лень,

украсившись притворною печалью.

Стена манора хмелем увита.

Блестит шоссе за вязовой аллеей.

Старинный парк. Беседка у моста.

Покой. Уют. Порядок. Чистота.

Нет ничего желанней и милее

для утомлённой буднями души

и плоти правоверного британца,

чем островок в отеческой глуши.

где вековой обычай нерушим

и тишина.

Ни брани, ни оваций.

 

 

***

 

Виконт сэр Пальмерстон1 сидел, не шевелясь

в глубоком кресле с мягким подголовьем.

Высокий лоб. Морщинка улеглась,

ломая бровь.

У неподвижных глаз

упала тенью бледность нездоровья.

Виконт вздохнул и, пригубив бокал

душистой, расслабляющей мадеры,

сощурился и будто задремал.

И только лоб невольно выдавал

движение под черепною сферой.

 

На столике надорванный конверт

с печатной монограммой «Форин Офис».

Просил не беспокоить. Так ведь нет.

Вот и теперь дотошный кабинет

усердствует, о том не беспокоясь,                                          

что Пальмерстон чудовищно устал.

Он ждёт уединенья и покоя.

 

Туман наглел, сквозь щели проникал,                                       

приличий и границ не признавал,

сравнимый лишь с плебейскою толпою.

 

Пакет привёз дежурный офицер,

поверенный в секретной переписке.

Кавказ не терпит призрачных химер.

От Пальмерстона ждут реальных мер.

Вот вкратце содержание записки:

 

      «Кретины!

      Созидатели вреда.

      Творцы шаблонов и однообразий.

      С Кавказом не шутите, господа.

      Мне стоил филигранного труда

      наш дружественный статут на Кавказе.

 

      Царь благо христиан провозгласил

      своим предназначением высоким

      и с пушками к черкесам поспешил,

      желая обеспечить фланг и тыл

      для будущих кампаний на Востоке.

      Войною потрясаемый Кавказ –

      заноза в лапе русского медведя.

      Кавказ разбушевался?

      В добрый час.

      Бушуя, он работает на нас.

      А мы, как благородные соседи,

      приличья скрупулёзно соблюдём.

      Но дальше солидарных откровений

      и мелких протокольных заверений

      в российские проблемы не войдём.

 

      Любители развёрнутых атак,

      Я не приемлю тактики наскоков.

      Пусть иногда медлителен как рак,

      но своего добьюсь не так так сяк.

      Неторопливость – этика Востока.

 

      Мы, господа, укроемся в тени.

      Нет надобности пугалом маячить.

      Пусть турки попозируют одни.

      Они для нас корчуют наши пни,

      нам разрешая наши же задачи.

      А мы доставим помощь дикарям.

      Их приручить нисколько не сложнее,

      чем купленный подарками Диван.

      Ведь этика сановных мусульман

      велит им продаваться, не краснея.

      Махмуд2 горяч.                                                                           

      Его приободрим.

      Солидным займом душу отогреем.

      Где деньги?.. Будут.

      Сити убедим.                                                                          

      Они дадут.

      Соблазн необорим

      избавиться от русского злодея,

      пробившего Балканы, как таран,

      от силы нерастраченной пьянея,

      согнувшего заносчивый Иран,

      косящегося на Афганистан,

      об Индии Британской вожделея.

 

      Вот только исполнителей найти,

      чтоб Англии пожертвовали душу…»

 

Лорд позвонил и свечи принести

велел лакею, но на полпути

вернул.

Без света даже лучше.

Шагнул к окну.

Густая пелена.

Ни ветерка, ни звука, ни движенья.

Ни даже жизни. Видимость одна.

Мираж сомнамбулического сна.

 

      … От глупых войн до миропотрясений

      не долог век монархов и бойцов.

      И сонмища безликих поколений,

      парламентских потливых словопрений

      наслушавшись, уйдут в конце концов.

      А что же я?

      Вы тщитесь, господа,

      меня зачислить в вереницу прочих?

      Напрасно.

      Не добьётесь никогда,

      чтоб Пальмерстон, краснея от стыда,

      таскал для вас из угольев восточных

      каштаны незаслуженных наград,

      доставленных не вашими трудами…

 

В тот вечер перепало всем подряд.

Обвалы саркастических тирад

Незримо пронеслись над головами.

Но тишина, безлюдье и туман

Дарили лорду умиротворенье.

Студенистый, волнистый океан

Точил успокоительный бальзам,

Располагая к трезвым размышленьям.

 

В один из этих тусклых вечеров

Джорж Идэн Окленд3 наезжал с визитом.                               

Его корабль неделю как готов,

Отчалив от туманных берегов,

Нести его с чиновничьею свитой

К далёкой Индии – жемчужине богов                                           

(Он утверждён как новый губернатор).

Неглуп, немногословен и суров.

Под молотом походов и боёв

Ковалась биография солдата.

 

      …Полковник Бернс4 кабульский резидент,

      разведчик замечательного свойства,

      потомственный английский джентльмен

      боится неприятных перемен;

      Россия проявляет беспокойство

      и неприкрыто алчный интерес

      в делах Герата и Афганистана.

      В туман дипломатических завес

      укутав этот самый интерес,

      посольства засылает непрестанно.

      Виткевич5 их лукавый эмиссар

      свой человек в покоях у эмира.

      Назойлив как полуночный комар.

      Того и жди броска на Пешавар

      а там через Хайбер до Кашемира.

      Но Окленд их коварство упредит;

      навьючив артиллерию на мулов,

      марш-маршем через горы поспешит.

      И «Юньен-Джек»6 свободно воспарит

      над цитаделью дерзкого Кабула.

 

      Виткевич, сей пронырливый нахал,

      торопит нас вполне определённо.

      Полковник Бернс доподлинно узнал,

      как эмиссар эмиру предлагал

      российский корпус экспедиционный.

      (Афганистан – разбойничий вертеп.

      Нам только русских там не доставало.)

      Их эмиссар зарвался и ослеп.

      Он скоро будет жалок и нелеп;

      мы обыграем ловкого нахала.

      Нас выручит воинственный Кавказ,

      энергией имама Самуила7

      разбуженный и вздыбленный не раз.

      Вот только амуниции запас

      он восполнять практически не в силах.

      Но одержим желанием борьбы

      и не жалеет пороха и крови.

      Увы!

      Его потенции слабы.

      И миновать безжалостной судьбы

      имам не в силах, будь сильнее втрое.                               

     

      Но нам важней текущие дела.

      Оставим им грядущие проблемы…

 

За окнами уже царила мгла.                                                        

Дрова в камине, выгорев дотла,

едва коптили.

 

      … Никакой дилеммы.

      Аборигенам БУДЕМ  ПОМОГАТЬ

      оружием, свинцом и провиантом.

      Вот только Порту мобилизовать,

      снабдить, направить и спокойно ждать.

      риск предоставив их негоциантам.

      Оружие возьмём у третьих стран.

      Чтоб не было малейшего намёка

      на наш взаимный с турками «роман».

      Используем методу мусульман.

      Коварство – тоже этика Востока.

      Единственно возможный вариант

      «беспошлинно» доставить наши грузы,

      в глухую ночь, чтоб буря и туман,

      судёнышек летучий караван

      сквозь всё ещё не запертые шлюзы

      перетащить к Кавказским берегам.

      И … «Се та се», как говорят французы.

      Пусть русские блуждают по горам,

      гоняясь безуспешно попятам

      любителей войны и кукурузы.

      Тогда им будет не до авантюр

      в продажном, переменчивом Кабуле.

      (Кабул – фугас. Москва запальный шнур.

      На бирже беспорядок и сумбур,

      все курсы угрожающе нырнули.)

 

Из напольных прадедовских часов

с шипением и хрипловатым звоном

пробило восемь.

Чай уже готов.

За дверью шелест вкрадчивых шагов,

и кашель деликатно приглушённый.

 

      (Дворецкий Том надёжен как брегет

      старинной безупречнейшей работы.

      Пусть подождёт…)

      Упрямцы – кабинет.

      Содеяв глупость, коей равных нет,

      напяливают тоги патриотов,

      цепляясь за грошовый инцидент.

      Стим-боут «Виксен»8 под британским флагом

      попался как подвыпивший студент.

      (Пардон за сей вульгарный сантимент.)

      Согласно перехваченным бумагам,                                             

      задержан у Кавказских берегов

      с солидным грузом пороха и ружей.

      (Избави, бог, от бойких дураков,

      пославших русским этакий улов.)                                         

      И вот теперь Россия, обнаружив

      наш палец в этом сдобном пироге,

      нас затерзает серией скандалов.

      Вот вам финал,

      кавказский инсургент

      оружия лишён в один момент,

      и наших чистых рук как не бывало.

 

      Весьма неутешительный итог

      по вашей милости, избранники народа.

      Вот вам на память прочный узелок.

      Чего не терпит истинный Восток,

      так это европейского подхода.

 

      И даже Белл9 (Ещё один позор!),

      ваш протеже не чуждый байронизма,

      который год толчётся промеж гор,

      но так и не усвоил до сих пор

      взгляд на дела сквозь лондонскую призму.

      У дикарей из племени Юбик10

      Белл нечто вроде ихнего мессии.

      Он, верно, там прижился и привык

      на равных среди тамошних владык

      читать Коран и поносить Россию.

      И только-то.

      А где единый блок

      племён непокорённого Кавказа?

      Где тот всесокрушающий поток

      могучих орд, что вырастил Восток

      в традициях священного экстаза?

 

      … Положим. Эмиссара отзовём.

      Но бросить перспективнейшее племя

      готовое бороться день за днём

      с экспансией России?! И потом,

      кто возместит утерянное время?

      Вас Тауэр заждался, господа,

      чтоб заключить в объятья казематов.

      Чтоб часом настоящая беда

      не постучалась в Англию. Тогда

      прольётся кровь британского солдата.

 

 

***

 

Эбен и мрамор. Бронза и хрусталь.

Мундиры. Аскетические фраки.

Огромный стол, не лишняя деталь.

 

– А в Азии уже цветёт миндаль.                                           

– Отсюда вывод следует двоякий.

    

      Россия начинает продвигать,

      на марше формируя батальоны,                                            

      к Герату. Или, может быть, опять…

 

– Милорды, не пора ли начинать?

– Терпение!.. Дождёмся Пальмерстона.

 

 

1. Виконт сэр Пальмерстон – Пальмерстон Генри Джон Темпл (1784 – 1865 ), выдающийся британский гос. деятель, убеждённый враг России.

2. Махмуд – турецкий султан Махмуд II (1808 – 1839), сын султана Абдул – Гамида I.

3. Джорж Идэн Окленд – лорд Окленд(Аукленд), британский политический деятель, ген. Губернатор Индии (1836 – 1842). Энергичный и агрессивный политик.

4. Полковник Бернс – английский разведчик в Афганистане. Убит в Кабуле в 1841г.

5. Виткевич Иван Викторович (1808 – 1839), капитан, полиглот, русский разведчик в Афганистане.

6. «Юньен Джек» – название английского флага.

7. Имам Самуил – имам Шамиль предводитель кавказских племён. Лидер теократического государства.

8. Стим-боут «Виксен» – английское судно с грузом боеприпасов, арестованное у кавказских берегов русской пограничной стражей.

9. Белл Джон – английский резидент и эмиссар на Кавказе.

10. Племя Юбик – племя убыхов ( английская транскрипция ).

 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов