Тайны киевских корней «укротителя огня»

3

10633 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 51 (июль 2013)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Смолянников Сергей Алексеевич

 

Тайны киевских корней «укротителя огня»Сорок лет назад в самом начале 1973-го на экраны Союза ССР, а затем и в европейский кинопрокат попал замечательный фильм режиссёра Даниила Храбровицкого «Укрощение огня», впервые показавший в достаточно открытом виде  некоторые секреты истории создания ракетно-космической промышленности Советского Союза и странички жизненного пути главного конструктора Сергея Павловича Королёва. И в этот же год и месяц одному из флагманов ракетно-космического приборостроения киевскому заводу «Радиоприбор», основанному ещё в 1953-м было присвоено имя С.П. Королёва. Но мало кто знал тогда, впрочем, и сегодня, что появление его имени на карте Киева, совсем неслучайно, как бывало ранее с массовым присвоением имён известных личностей в городах бывшего Союза.          

Имя Сергея Павловича Королёва сегодня известно каждому, но ещё совсем недавно имя его, как и страницы его биографии, были наглухо закрыты секретным занавесом, что вполне объяснимо делами, которые воплотил в жизнь гениальный конструктор со своими единомышленниками. И, тем не менее, даже сегодня, открыв любой справочник (классический в книжном варианте или в электронном), мы мало что узнаем о достаточно большом киевском этапе его жизни, как и о киевских корнях его. Так, во всех биографических данных раннего периода указано: «С.П. Королёв родился 12 января 1907 года  в городе Житомире (тогда Российская Империя, современная Украина) в семье учителя русской словесности Павла Яковлевича Королёва (1877-1929) и Марии Николаевны Москаленко (1888-1980). Ему было около трёх лет, когда родители развелись и по решению матери маленького Серёжу отправили в Нежин к бабушке Марии Матвеевне и дедушке Николаю Яковлевичу Москаленко. В 1915 году поступил в подготовительные классы гимназии в Киеве, в 1917 году пошёл в первый класс гимназии в Одессе, куда переехали мать, Мария Николаевна Баланина, и отчим Георгий Михайлович Баланин. В гимназии учился недолго, затем в единой трудовой школе. Далее получал образование дома, мать и отчим были учителями, а отчим имел ещё и инженерное образование. Ещё в школьные годы Сергей интересовался новой тогда авиационной техникой, и,  познакомившись с лётчиками Одесского авиаотряда, активно участвовал в авиационной общественной жизни: читал лекции, строил планеры и безмоторные самолёты. Поступив в 1924 году в Киевский политехнический институт по профилю авиационной техники, Королёв за два года освоил в нём общие инженерные дисциплины и стал спортсменом-планеристом. Осенью 1926 года он переводится в Московское высшее техническое училище имени Н.Э. Баумана…».

Отметим сразу, что приведённые данные известны достаточно широким слоям почитателей истории, но сразу же бросается в глаза факт «скрытости» роли и места отца Сергея Павловича и родных по отцовской линии. Впрочем, и киевский этап описан чрезвычайно скудно – учился в гимназии, затем в КПИ, и всё. А ведь «киевский этап», как и «киевские корни» занимают в биографии Сергея Павловича достаточно большое место. А какое? Вот об этом и будет мой рассказ.

Моя семья гордится тем, что мы выросли на Отрадном – киевском заводском районе, появившемся на карте Киева в 1963-м. И в этом же году на полную мощь заработал завод «Радиоприбор», тогда ещё без приставки «имени С.П. Королёва». Это уже позднее, в 1973-м он стал Производственным объединением имени выдающегося конструктора.
А мы, дети-шестидесятники, несмотря на чрезвычайную секретность завода, знали, что наши родители работали на заводе в интересах космоса. Да и как иначе это возможно было скрыть, когда детский садик назывался «Орбита», а заводской пионерлагерь имел название «Космос». А в славные семидесятые мы слышали от родителей, как они, «королёвцы», встречали космонавтов, приезжавших на завод. Помним и мы сами о проводимых космонавтами уроках мужества в нашей 67-й школе. Помним мы и то, как на территории завода открывали памятник «космическому конструктору».

Помним мы и рассказы наших отцов и матерей о том, как на завод приезжала дочь Сергея Павловича – Наталья, как негромко говорили они о том, что, по её словам, следовало бы найти более полную информацию об отце, да и более полно раскрыть киевский этап жизни Королёвых.
Прошло сорок лет с тех дней, и вот, настало время, когда появилась возможность, в том числе и с учётом «вновь открывшихся обстоятельств» пролить свет на малоизвестные страницы биографии Сергея Павловича и его семьи.

Сергей Павлович всю жизнь считал себя украинцем, как его мама, Мария Москаленко, что и зафиксировано историей в паспорте гражданина СССР Королёва Сергея ПавловичаКогда открываешь странички любого справочника, чтобы почерпнуть информацию о той или иной исторической персоналии, то первое, что видишь – даты и место рождения и смерти, затем скупые данные о родителях. Далее – достаточно полная информация о главных этапах пути героя. И, как часто бывает в истории, имена родителей, давших жизнь герою, лишь косвенно отражают всю глубину заботы и воспитания, которые вложили родные в будущего гения науки и техники. Так или практически так случилось и с Сергеем Павловичем. Хотя, объективности ради, следует отметить, что матери с родными по линии Москаленко, как и отчиму уделено чрезвычайно много внимания, по сравнению с отцом и его родными. Не меньше внимания уделено и первой жене Сергея Павловича – Ксении Максимилиановне Винцентини. Но этому есть объяснение, поскольку все они жили в Москве, жили, практически, одной семьёй.
На старинном Армянском кладбище Москвы есть ухоженное захоронение возле которого установлена табличка с указанием того, что здесь похоронена мать выдающегося конструктора Королёва Мария Николаевна Баланина и первая жена – Ксения Максимилиановна Винцентини. В этом же семейном захоронении имена второго мужа Марии Николаевны – Георгия Николаевича Баланина, второго мужа Ксении Максимилиановны – Евгения Сергеевича Шетинкова, других родственников по линии Винцентини, Шевченко, Вильнеров. Но нет ни одной фамилии Королёвых. Но, всё же, есть семейное захоронение Королёвых, причём, не в Москве, а в Киеве, на старинном Лукьяновском кладбище.
На скромном погосте в двух семейных могилах лежат одни Королёвы – отец конструктора Павел Яковлевич, бабушка Доминика Николаевна, его родные тёти – Мария Яковлевна, Вера Яковлевна, Надежда Яковлевна и дядя Александр Яковлевич. Долгое время это  захоронение известной семьи находилось в тени вековых деревьев и истории. И долгое время умалчивалось о жизни отца конструктора, о жизни всей его мужской ветви. Но в истории всё рано или поздно становится явным, и пришло время донести обществу правду о тайне киевских корней «укротителя огня».
И для восприятия этой тайны нам придётся, в прямом и переносном смысле, погрузиться в бездны истории. Первой, кто начал приоткрывать тайну истории всей семьи Королёвых, стала единственная дочь Сергея Павловича – Наталия Королёва. Но носить известную фамилию она стала далеко не сразу, впрочем, как и отец. И об этом прекрасно рассказано в её книге «Отец».
Всё дело в том, что брак  Павла Яковлевича и Марии Николаевны Королёвых, несмотря на рождение сына Сергея, трещал, как говорится, по швам. Павел Яковлевич как выходец из мещанской семьи видел в жене не столько спутницу жизни, сколько домохозяйку. Мария Николаевна, хоть и была из купеческой семьи, видела себя в более активном образе жизни – мечтала поступить на высшие женские курсы, стать учителем, быть не столько «под домашним арестом», сколько быть в обществе и, соответственно, быть полезным ему. Об этом и указано в книге. И об этом и сказано, как о главной причине развода родителей. Но, всё же, даже официальные ведомости, несмотря на авторство дочери конструктора, не всегда полноценны, как говорится, «на все сто».

Более полные сведения говорят о том, что расстались родители Сергея Павловича не сразу после его рождения и даже не в Житомире, как ошибочно указывается. Достаточно долгий период времени они жили в Киеве. После смерти отца Якова Петровича (а весь род Королёвых из Могилёва) Павел Яковлевич, забрав семью, летом 1908-го переехал в Киев, где получил место преподавателя русского языка и словесности в Пятой мужской гимназии. И практически сразу забрал с собой в Киев маму Доминику Николаевну и трёх младших сестёр, которые в Могилёве остались без средств к существованию. Он снял маленькую квартирку во флигеле  дома № 31 по улице Тургеневской (историки ошибочно указывают её как Ивановскую, ведь своё «тургеневское» имя она получила в 1903-м), владелицей которого была Ольга Терентьевна Петрухина. К счастью, дом этот сохранился, но, увы, без флигелей и находится он  уже под № 35.
Павел Яковлевич КоролёвИ благодаря Ольге Терентьевне Петрухиной, много лет спустя удалось восстановить первый киевский этап жизни выдающегося конструктора.  Мать и сестёр Павел Яковлевич поселил в другой части флигеля этого же дома и взял на себя заботу о содержании большой семьи. И в этот же период, по её воспоминаниям, жизнь супругов Королевых ещё более осложнилась. Размолвки, ссоры, сцены ревности происходили всё чаще.  Мария Николаевна решила наконец осуществить свою давнюю мечту – поступить на Высшие женские курсы, но против был глава семьи, считая, что семья должна быть на первом месте. Все, кто знал большую семью Королёвых, признавали, что Мария Николаевна была красавицей, а Павел Яковлевич умницей и порядочным человеком, отдававшим себя одновременно и жене с сыном, и матери с сёстрами.


Всё это нагромождение проблем, помноженных на «многовекторность» любви ко всем родным людям, привело к расставанию супругов в 1912 году. И лишь в 1916-м Павел Яковлевич дал официальный развод Марии Николаевне, которая выйдя замуж за Баланина Георгия Михайловича, взяла его фамилию. Первое время маленький Серёжа жил у бабушки в Нежине, а в 1914-м бабушка и дедушка Москаленко перебрались вместе с внуком в Киев. Начался второй этап киевской жизни Сергея Павловича Королёва, период малоизвестный истории и драматический по своей сути. Со времени развода родителей Серёжа больше никогда не видел своего отца, ничего не знал о нём, о своей другой бабушке и о своих родных тётях. А самое трагическое было в том, что все три года жизни в Киеве (с 1914-го по 1917-й) бывшие супруги жили совсем рядом…

Уже было отмечено, что Королёвы жили на улице Тургеневской, а семья Москаленко жила всего в двух кварталах на улице Некрасовской,  в доме № 6. К счастью для истории этот дом сохранился  под №3.
На доме нет памятной доски о том, что в нём жил маленький мальчик Серёжа, ставший со временем известнейшим конструктором космических ракет. Но старинные киевские улицы Тургеневская, Гоголевская и Некрасовская помнят, как по ним бегал гимназист Серёжа Королёв, как по ним ходили родные для него люди, так и не простившие друг друга.

По ряду свидетельств, в те годы Серёжа носил, как и его мама, другую фамилию – Баланин, и есть даже его открытки, подписанные именно этой фамилией. Возникает вопрос, а когда же он вновь стал Королёвым и почему?
Существует две версии ответов на этот вопрос. Первая в том, что во время обучения в Одесской лётной школе инструкторы за любовь Сергея к небу сказали, что быть ему «королём неба», на что он ответил, что его фамилия по отцу Королёв и вернул её себе. По второй – отчим официально так и не усыновил пасынка, а детей у Баланиных не было, и Сергей, опять же, в Одессе, сменил фамилию на Королёв.

В 1924-м начался третий и последний киевский этап жизни Королёва, когда он поступил в Киевский политехнический институт, проучившись в нём два года. Об этом периоде жизни Сергея Павловича напоминают как мемориальная доска на стене главного корпуса КПИ, так и памятник на территории института, ныне – университета. Куратором Сергея Павловича на кафедре был Александр Павлович Рузский, известный учёный в области аэро- и гидродинамики, один из братьев славного семейства Рузских. Именно он и помог Королёву перевестись в Москву в МВТУ имени Баумана. Но самое драматичное в том, что и в этот, последний этап жизни Сергей Павлович также не встречался с отцом.

По рассказам Наталии Сергеевны, дочери Королёва, мама так и не простила мужа за ревность, упрёки, «домашние аресты» и послушание своей собственной матери. И это нагромождение чувств и ненависти вычеркнули имя Павла Яковлевича, как из её жизни, так и из жизни сына.

Мама Сергея Королёва Мария Баланина выступает на открытии памятника сыну в Житомире  29 апреля 1971 годаК сожалению, как известно, история повторяется. И она, таким же образом, повторилась и в судьбе единственной дочери конструктора. Первой женой Сергея Павловича и матерью единственного ребёнка была его одесская любовь – Ксения Максимилиановна Винцентини. Она была любимой невесткой у Марии Николаевны и по рассказам дочери конструктора, свекровь просто уговорила невестку не брать столь неприятную для её памяти фамилию, хотя дочь стала Наталией Королёвой, как настоял отец. А спустя время, когда Наташе было одиннадцать лет, родители развелись, и повторилась судьба маленького Серёжи, когда и бабушка, и мама запрещали ей бывать в новой семье отца…

К чести Наталии Сергеевны, она никогда не меняла своей фамилии, даже тогда, когда была просьба «компетентных органов» взять фамилию первого мужа и стать Худяковой.  А настоящие отношения с отцом она возобновила лишь в 1962-м, когда родила первенца. Сегодня в семье Королёвых два сына, дочь и пятеро внуков.
Лишь после смерти отца, когда о Королёве узнал весь мир, Наталия Сергеевна решила узнать всё о большой семье Королёвых, особенно, о малоизвестных и драматических событиях киевского периода.
Но, по воспоминаниям киевских медиков-лёгочников, первую попытку узнать правду о своём деде она предприняла ещё при жизни отца, когда в 1965-м была в Киеве на международной конференции по лёгочной хирургии. Однако, её как дочь засекреченного учёного охраняли столь старательно, что она не имела права не только отходить от московской делегации, но и покидать гостиницу в свободное время.

Следующие попытки были предприняты уже после 1971-го, когда имя Королёва было уже открытым, а в Житомире открылся музей, и там же был установлен ему памятник. Именно тогда была получена информация о том, что отец Сергея Павловича с сёстрами и матерью проживал в Киеве, что там же он вторично женился и в Киеве умер от «королёвской фамильной» болезни – туберкулёза. А после того, как завод «Радиоприбор» стал носить имя её отца, она была частым гостем в украинской столице. И именно в этот период Наталия Сергеевна смогла достаточно полно узнать о большой семье Королёвых, как и о киевских страничках семейной истории. А она, такова.

В ноябре 1916-го, после получения официального развода, бывшая жена, мать Сергея Мария Николаевна вышла замуж за Георгия Баланина. Практически в эти же дни, т.е. сразу после развода, Павел Яковлевич женился на подруге своей сестры Надежды – Марии Харитоновне Кваша.

Павел Яковлевич Королёв (в центре) в киевской школе-коммуне. Крайняя слева – Мария Харитоновна Кваша. Киев. 24 ноября 1924 г.Этот брак был более счастливым для Павла Яковлевича. В 1925-м у них родился сын Николай, сводный брат Сергея Павловича. Новая семья Королёвых учительствовала в киевских школах и коммунах, но беда пришла 10 ноября 1929-го, когда от туберкулёза, которым болели практически все Королёвы, умер Павел Яковлевич. От той же «королёвской» болезни умерли в 1923-м брат Александр и в 1934-м сестра Мария. И, по воспоминаниям Наталии Сергеевны, она также переболела этим «королёвским» недугом.

А на Лукьяновском кладбище  Киева все эти годы на  могилках семьи Королёвых так и стояли скромненькие трубчатые кресты с традиционными бело-чёрными табличками… И может показаться чрезвычайно странным, что история не впустила в свои объятия членов семьи, чьё имя стало достоянием нашей планеты. Но… Не спеши, читатель. Были в этом вопросе и трудности объективного характера.

Николай Королёв, Киев – фотография 1940 годаПосле смерти Павла Яковлевича все остальные Королёвы жили дружной семьей. К началу Великой Отечественной войны они похоронили, кроме старшего брата, маму, сестру Марию и брата Александра. С началом войны все Королёвы были в оккупации, пережив все тяготы страшных дней и ночей. Точнее, почти все Королевы, кроме Марии Харитоновны и сына Павла Яковлевича – Николая.С первых дней оккупации Киев стал городом горя, тревоги и траура. Страна ещё не знала всего ужаса Бабьего Яра, а киевляне с ужасом смотрели на вереницы мирных граждан, идущих под конвоем с билетом в один конец. Так же, с ужасом, смотрели они на вереницы советских военнопленных, направляющихся в сторону Сырецкого концлагеря.  И так же, с ужасом, смотрели они на неубранные трупы советских солдат, лежащих на тротуарах киевских улиц. Но пришла и ещё одна беда – угон советских юношей и девушек в Германию. Не минула сия страшная чаша и Николая Королёва. А вслед за ним, по прошению Городской Управы, добровольно отправилась в Германию мать, Мария Харитоновна. Материнские чувства одинаковы при всех режимах и одинаково материнское горе. Она работала посудомойкой на предприятии, где был её сын, но в августе 1944-го Николая вместе с группой заложников расстреляли за саботаж.

 

После войны Мария Харитоновна вернулась в Киев. В те страшные военные годы случаи добровольного отъезда матерей с единственным сыном или дочерью, угнанными в Германию не были редкостью и не были особо осуждаемыми. Но только не в отношении семьи секретного учёного-ракетчика. Мать сводного брата Сергея Павловича прожила 69 лет и в 1962-м скончалась. Сергей КоролёвНо к тому времени имя Сергея Павловича и дела его были таковыми, что все события, связанные с его сводным братом и женой отца на долгие годы оказались закрытыми для широкой общественности. Да так, что было запрещено похоронить Марию Харитоновну возле мужа…

Сегодня за семейным захоронением семьи Королёвых в Киеве следят ветераны завода «Радиоприбор» имени С.П. Королёва, киевские историки и особое внимание уделяют памяти семьи Королёвых сотрудники  Лукьяновского мемориального заповедника.

Но хранят память о киевской ветви Королёвых и в самой семье великого учёного. У Наталии Сергеевны уже есть пять внуков, среди которых есть и Ксения, названная в честь прабабушки Ксении Максимилиановны, есть и Наталья Сергеевна, названная в честь самой бабушки, есть Мария, названная в честь мамы Сергея Павловича. Есть и внук Павел. И хочется верить, как самой дочери ракетостроителя, так и нам, что скоро появится на свет Сергей Павлович Королёв-2, по заслугам и делам которого снимут фильм «Укрощение огня – 2». Да, будет, так!

И, завершая историческое повествование о киевских корнях Королёва, хочется напомнить всем, что сам Сергей Павлович всю жизнь считал себя украинцем, как его мама, Мария Москаленко, что и зафиксировано историей в паспорте гражданина СССР Королёва Сергея Павловича.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Александр
2019/06/01, 19:30:23
Жаль только, что часть фотографий не отображается/отсутствует :(
Александр
2019/06/01, 19:27:07
Огромное Спасибо за интересную статью.
Лебядкин
2013/07/09, 07:50:22
Интересный материал, достойный отдельной книги.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов