«Наша правда – земля и народ…»

16

416 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 159 (июль 2022)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Мухин Валерий Михайлович

 
Pavel_Korin_triptih_«Aleksandr_Nevskiy»_1942_g.jpg

Древняя песня

 

Над Великой не чайки кричали,

На Пскове – потревожили сон:

Словно песню челны раскачали

Под распевный малиновый звон.

 

Древний город и всё захолустье

Брали за душу песни слова, –

По теченью плывущие в устье,

Где озёрные спят острова.

 

Уходя в заревые потёмки,

Где гривастая туча жила,

С завелИченской тихой сторонки,

По-над зАпсковьем песня плыла.

 

Без солистов и без филармоний

Проплывала над золотом глав...

На Чудском плакал камень Вороний,

Эту древнюю песню узнав.

 

 

1100-летие Пскова

 

Столько лет над твоей головой –

Не склонившейся, гордой, седою –

Над Великой встаёт и Псковой

Солнце древнее и молодое.

 

Ты судьбой многотрудной храним...

В чистых звуках и свете сияя,

Над былинным шеломом твоим -

Слава древняя и молодая.

 

Наша правда – земля и народ,

Честь и совесть, и вера святая...

И спасала тебя и спасёт

Сила древняя и молодая.

 

И живут на земле вечевой

Купола и дела золотые,

И летят над звенящей волной

Песни древние и молодые.

 

 

Св. Александру Невскому – солнцу земли русской

 

В высокий час высоким песнопеньем

Любой народ и каждая страна

Произнесут с мольбой, с благоговеньем

Заветные святые имена.

 

У нашего российского народа

Один герой воистину велик.

И ярче, и светлее год от года

Его великорусский строгий лик...

 

Как будто бы душа твоя живая

Над всей страной, как яркая звезда,

С народом всю судьбу переживая,

Из века в век в пути его всегда.

 

Мы помним всё о времени суровом:

Как землю защищал ты от врагов,

Как рыцарей топтал ты подо Псковом,

С триумфом возвратившись в гордый Псков...

 

Идя по неизведанным дорогам,

Мы нынче растеряли пол-Руси.

За свой народ, предстатель перед Богом,

В жестокую годину нас спаси.

 

Ты в каждый дом и в каждую обитель

Войди сегодня, в наши сон и явь.

Святой заступник, ангел и хранитель,

От наших бед немыслимых избавь.

 

 

Святая Ольга

 

Великие князья до Ольги воевали;

Она правила государством.

Н.М. Карамзин.

 

На Великой реке, где ВыбУты,

Где их вольная песня лилась,

В дорогие для мира минуты

Чудо-дочь у Руси родилась.

 

Ольга, Ольга, могучие силы

Ты впитала от псковской земли,

Чтоб великую силу России

Все народы увидеть смогли.

 

Только раз ты – за Игоря – мстила.

После – правила твёрдой рукой.

Русь Великая силы копила,

Обрела тишину и покой.

 

Ольга, Ольга, своею судьбою

Ты хранила Руси доброту;

Ты народом зовёшься Святою –

За святую души красоту.

 

Ольга, Ольга, во славу народа

Русь святую смогла ты поднять,

Ты училась добру у природы

И учила, как мудрая мать.

 

Поклонюсь я и долу, и полю;

Небеса и леса воспою...

Доброту, и заботу, и волю

В каждой женщине вижу твою.

 

 

Поют монастыри

 

Безмолвные гудят монастыри.

Ст. Золотцев

 

Взгляни на город утренней зари,

На древний просыпающийся Псков,

Услышишь, как поют монастыри,

Припомнив песнопения веков.

 

Воздвигнутые Верой на века

Колоколами чуткими звенеть…

Их слушая, Великая река

Волну свою учила песни петь.

 

Как будто пробудились звонари

И звуки над простором понесли:

Тревожные творят монастыри

Молитвенное пение земли.

 

Ты Господу молитву сотвори

За песнею, звучащей вдалеке.

Безмолвные поют монастыри, 

Любуясь отражением в реке.

 

И я, взывая к собственной судьбе,

Уже давно не о себе молю:

Избавь, Господь, от всех грядущих бед

Поющую Святую Русь мою.

 

 

Поганкин

 

Хранит история подарки.

Семнадцатый далёкий век.

Сергей Иванович Поганкин –

Посадский псковский человек.

 

Пройдя крутое лихолетье,

Торцы поганкиных палат,

Уже четвёртое столетье,

Как вехи вечности стоят.

 

Но не дошли до нас останки –

Того, кто крепости – творец?

А заказал её – Поганкин –

Зело зажиточный купец.

 

В торговых «скачках» – гнал галопом.

Купец был ловок и умел.

В торговле с Азией, с Европой,

Тогда он шибко преуспел.

 

Всё скандинавам, ляхам – мало –

Чего не выкинь: мёд, муку,

Льняную паклю, войлок, сало,

И шерсть, и кожу, и пеньку…

 

Но, кроме суетной торговли,

Другая жилка в нём жива:

Он был начальником таможни;

Он был «кабацкий голова» … 

 

Казалось – всё ему по силе.

Но жребий стал его суров,

Когда возглавил он в России

Один из денежных дворов.

 

Одно преданье воскрешу я:

Царь Грозный, как-то для дворца,

Деньгу потребовал большую

У предка нашего купца.

 

«Я в грязь лицом-то не ударю,

Приказ исполню и – конец.

А сколько ж нужно государю?» –

Полюбопытствовал купец.

 

«Ах, ты, купчишка голодраный!

Ещё чуток и будешь бит…

Ты разве так богат, поганый,

Чтоб мой насытить аппетит?».

 

Вот, то-то, был кураж и пьянка!

И подать знатная дворцу…

С тех пор фамилия Поганкин

Прилипла к псковскому купцу.

 

Нельзя забыть о факте редком,

Его хранит святая Русь.

И я своим неробким предком

И восхищаюсь и горжусь.

 

 

Мой ангел-хранитель

 

Ещё не высохли дороги,

И в рай земной отрезан путь,

И стынут руки, стынут ноги,

Когда под вечер не заснуть.

 

Но на душе уже светает.

Уже под утро чутки сны,

Когда чуть слышно прилетает

Посланник солнца и весны.

 

Он говорит со мной о Боге,

И мне от слов его светло.

И растворяются тревоги,

И возвращается тепло.

 

Он, как искуснейший целитель,

Излечивает от всего…

Мой светлый ангел, мой хранитель,

Посланник Бога самого.

 

Благословляет он дороги

И наполняет верой грудь:

Открыта дверь – я на пороге –

Готов лететь куда ни будь!

 

 

Богатство

 

Не мне везло, а сам я вёз

Работы благородный воз,

Любви и правды сущей.

Я знал ответственность свою:

Везу телегу и пою –

Я был всегда везущим.

 

Любовью к людям и к земле,

Слезой горючей о селе

Крепил я наше братство.

Свой воз тащил я всех любя,

Истратив самого себя, –

Вот – всё моё богатство.

 

Истратил всё, остался гол,

Поскольку праведный глагол

Увенчан наготою…

Мы все, как в зеркале видны –

Богаты мы или бедны

Душевной красотою.

 

 

Весеннее

 

Когда расступилась небес глубина

И высохли слёзы скорбей,

Как чудо природы явилась весна,

И нет её глаз голубей.

 

И вечности ветер повеял теплом,

И снова из царства чудес

Весенние песни повадились в дом,

И в поле, и в солнечный лес.

 

И колокол бьёт, словно эхо эпох,

И слушают стены кремля,

И Пскова разбуженный слышится вздох,

И юностью бредит земля.

 

И снова, в любовный попав переплёт

И, веря, что это не зря,

Слепая душа с нетерпением ждёт

Весеннего поводыря.

 

 

Побелела голова

 

Побелела моя голова.

Поболела и стала умней.

И седые, как старость, слова

Поселились хозяйничать в ней.

 

О, друзья мои – солнце и лес!

Вашим светом я душу лечил.

Мне не надобно манны с небес –

Я с рожденья её получил.

 

Мне любые труды нипочём.

Даром я ничего не хочу.

Я пространство раздвину плечом,

Рукава посильней засучу

 

И, рискуя своей головой,

Наслаждаюсь работою всласть.

На земле моей труд ломовой –

Это самая мудрая страсть!

 

 

Марья без Ивана

 

Я стал частенько нищим подавать,

Сидящим у церквей и у подвалов;

Я не могу так просто наплевать,

И обходить их с поднятым забралом…

 

Старик у магазина «Молоко»,

Всегда в сопровождении баяна,

Красиво и старательно-легко

Поёт «какая Марья без Ивана…»

 

Поёт «какая Волга без Руси…»

А на сердце горит от песни рана.

Я говорю: – Господь тебя спаси!

А он – «какая песня без баяна…»

 

Он песнею меня заколдовал.

А я стоял и слёзы лил, и слушал…

Как будто бы не я ему подал,

А он своим теплом наполнил душу.

 

Пока ещё жива Россия-мать,

Мы сами быть должны за всё в ответе.

Всегда я буду нищим подавать,

Пока они поют на этом свете.

 

 

Бог урожая Род

 

Ещё до Перуна у древних славян,

(Не воевал народ),

Главным был бог – покровитель семян,

Бог плодородия Род.

 

Я до сих пор поклоняюсь ему:

– Благословения дай…

Дай не погибнуть труду моему

И сохрани урожай.

 

И имя его до сих пор не молчит,

И украшает язык.

В русских словах, как молитва, звучит:

Родина, род, родник,

 

Радость, родители, рожь, урожай…

Эти святые слова

С благоговением употребляй –

Будет светла голова.

 

 

Душе не привыкать

 

Душе не привыкать к обыденным трудам,

И каждый чёрный день, как подвиг рукопашный.

И всё ж за день сегодняшний я не отдам

Ни завтрашний триумф, и ни успех вчерашний.

 

Заготовлял дрова, рубил, копал, косил,

Испытывал на зуб дела, слова и ноты…

Опустошив себя и выбившись из сил

Я счастья не искал – но счастлив от работы.

 

Ещё торопит кровь на память узнавать

Лесную глухомань и на болоте кочки.

И знает лишь душа, куда меня девать,

Когда и где родить проснувшиеся строчки.

 

И помнит лишь душа: вдали от городов,

Где царствуют в полях пространство и свобода,

Ей каждый чёрный день обыденных трудов –

Подарок дорогой, что подаёт природа.

 

Захолустье

 

Запах детства в моих волосах

И одежды пропахли полынью

В этих диких дремучих лесах,

Осиянных небесною синью.

 

Я давно положил к их ногам

Жизнь свою, сожаленья не зная.

Постигал я её по слогам,

Потому мне она не чужая.

 

Никогда б я оставить не смог

Ради денег, комфорта и славы

Деревенское бремя тревог,

Продувные поля и дубравы.

 

Захолустные эти места,

Соловьиные рощи и дали…

Я на них не поставлю креста

Лишь за то, что они отрыдали.

 

Но цветёт на лугах зверобой,

Обжигает крапива и вереск,

И не кончены счёты с судьбой,

Где живу я, дышу и надеюсь.

 

Художник: Павел Корин

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов