«На жизнь не обижайся…»

10

834 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 148 (август 2021)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Филиппов Сергей Владимирович

 
Мыслитель.jpg

Народная молва

 

Гласит народная молва,

То чинно, благородно,

То шёпотом, когда она

Кому-то неугодна.

Звучит народная молва

И вечером и утром,

Содержатся в её словах

Невежество и мудрость.

 

Твердит народная молва

О том, что нынче модно.

Твердит о том, о чём едва

Мы говорим свободно.

О том, что жулики кругом,

Что нет в стране закона,

Что царь наш тронулся умом

И что вокруг шпионы.

 

Плетёт народная молва

Порой такие бредни,

Что, например, Каплан жива,

Мол так велел сам Ленин.

Что не колбасило б страну,

Будь жив товарищ Сталин,

И что евреи в ту войну

Сплошь все не воевали.

 

Идёт народная молва,

Без стука входит в двери,

И жизнь в России такова,

Что мы ей часто верим.

Что развалился луноход,

Страна пришла в упадок,

Что Брежнев беспробудно пьёт,

Отсюда – беспорядок.

 

Живёт народная молва

И воздаёт по праву,

Кому проклятье на века,

Кому навеки славу.

Молва народная воздаст

Всем по серьге сестрицам,

Да что там, каждому из нас

Здесь может обломиться.

 

Гласит народная молва,

Молва не затихает,

Бывает год, бывает два,

Столетьями бывает.

Про славных чудо-мастеров,

Про подвиги героев,

Про всех святых, а также про

Пришествие второе.

 

Ну а ещё твердит молва

Почти что слово в слово,

Что жить в любые времена

В стране у нас «хреново».

А то, что говорит молва,

Оспаривать негоже,

Но раз молва ещё жива,

То и Россия тоже.

 

 

В Тарусе

 

Дурным не потакая вкусам,

Не замечая смены вех,

Малоэтажная Таруса

Не сильно выросла за век.

 

Другие носом роют землю,

Растут и строятся, а ты,

Примеру общему не внемля,

Не одобряешь суеты.

 

Обходишь стороной искусы,

Недаром столько простоял,

Ненужный жителям Тарусы,

Уже отстроенный вокзал.

 

Зато с цветаевской подачи,

Лет уж пожалуй больше ста,

Привыкла приезжать на дачу

Сюда неблизкая Москва.

 

 

***

 

«Поэтическое издательство приглашает авторов

принять участие в конкурсе. Тема: лирика – любовная,

пейзажная, городская. Без политики!»

 

Пиши о чём угодно, о природе,

Иль о любви, на нынешний момент

Лишь лирика гражданская не в моде,

Ненужный, даже вредный рудимент.

 

Не прикасайся к этой скользкой теме.

А если хочешь как-то заявить

Всем о себе, сегодняшней богеме

Сумей другие темы предложить.

 

Любой фрагмент, любая зарисовка,

Любой гламурный, легковесный штрих

Для нашей поэтической тусовки

Куда важней насущных бед мирских.

 

И коль повсюду правит голый разум,

Достигший абсолютных величин,

Пора забыть некрасовскую фразу,

Поэт не означает гражданин.

 

 

***

 

Сегодня люди не встречаются,

Закрыт древнейший институт

Общения, порознь слоняются,

Друг к другу в гости не идут.

 

Ни обсуждений и ни диспутов,

Ни споров сыновей, отцов,

А значит ни осад, ни приступов,

Ни взятий тюрем и дворцов.

 

Живи, работай, вакцинируйся,

А хочешь высказать свой взгляд,

Будь добреньким, зарегистрируйся,

Кто ты и с чем тебя едят?

 

Оставив напрочь конспирацию,

Подробно, а не в двух словах

Всю процедуру регистрации

Пройдя, останься в соцсетях.

 

И в них сиди напропалую

Все дни, а выскажешь не те,

Что надо, мысли, арестуют

Или уволят по статье.

 

 

***

 

Свободы нет. Порыв опасный

Отнюдь не приближает к ней.

Д. Самойлов

 

«Свободы нет, порыв опасный»

К ней совершенно ни к чему.

Но это до поры не ясно

Неискушённому уму.

 

И потому важна решимость

В конце концов уразуметь

И осознать необходимость

Его в себе преодолеть.

 

 

***

 

Зарплату, премию, аванс

Отдай жене, жену – соседу.

Проспи и упусти свой шанс.

Бездарно прозевай победу.

 

Промедли, отрекись, солги,

Шагни в костёр, взойди на плаху.

Верни всем все свои долги.

Отдай последнюю рубаху.

 

Посторонись, умерив прыть.

Ходи босым, нагим, голодным.

Не отдавай лишь права быть

С начала до конца свободным.

 

 

***

 

Тебе твердят, что ты свободен.

Не верь. Тебе начнут внушать,

Что ты на многое способен

И всё имеешь право знать.

 

Как упоительно прекрасна

Всепоглощающая страсть.

И сколько дерзкого соблазна

В одном лишь только слове – «власть».

 

Но в суть вникая мирозданья,

За далью открывая даль,

Увидишь, что большое знанье

Таит глубокую печаль.

 

Что всё проходит в жизни даже

Всепоглощающая страсть.

Как губит, в том числе себя же

Неограниченная власть.

 

 

***

 

«А в тюрьме сейчас ужин, макароны!»

 

Две субстанции различные весьма,

Или проще – две системы-антиподы:

Очень мрачная и общая тюрьма,

И не каждому доступная свобода.

На свободе ходишь по уши в дерьме,

Грустный, мрачный, вечно чем-то удручённый,

И не знаешь, будешь сыт ли? А в тюрьме

Каждый день дают на ужин макароны.

 

На свободе, как всегда, накал страстей,

Но зато там ни порядка, ни закона,

Никакого почитания властей,

Никакого уважения к погонам.

А в тюрьме, пусть нет театра и кино,

Пусть там карцеры, ревизии и шмоны,

Пусть стукачество с цензурою, зато

Каждый день дают на ужин макароны.

 

Что же выбрать, господа, в итоге мне:

Чувство страха иль довериться природе?

Провести остаток дней своих в тюрьме?

Или всё же оказаться на свободе?

На свободе свежий воздух, но и тут

В заключении есть веские резоны

И гарантии, что к ужину дадут,

Как обычно, отварные макароны.

 

 

Урфин Джюс и его деревянные солдаты

 

Сказать конкретно не берусь,

Где и в какие сроки,

Но жил на свете Урфин Джюс

Коварный и жестокий.

 

И так бы и остался он

Лишь болтуном и трусом,

Когда б не целый легион

Солдат Урфина Джюса.

 

Для дел каких-нибудь иных

Пустых и бесполезных,

Но деревянных и тупых,

Из сплошь головорезов.

 

Он им командовал: «Ать, два.

Вперёд!» И эта сила

Могла сломить любого Льва

И Мудрого Страшилу.

 

В бараний рог могла согнуть

Любого человека,

Будь он Страшилой Мудрым, будь

Железным Дровосеком.

 

Боялись их и стар и мал,

И даже понарошку

И в шутку тявкать перестал

Отчаянный Тотошка.

 

И всё в стране той шло вверх дном,

Но разве так бывало

Ещё, чтоб в сказке перед злом

Добро вдруг пасовало.

 

Всегда какой-то Чарли Блэк

Найдётся непременно.

Да и Железный Дровосек

Всё ж вырвется из плена.

 

И мир поймёт в тот самый миг,

Пройдя сквозь все искусы,

Что состоит не из одних

Солдат Урфина Джюса.

 

 

***

 

На всех волнах, на всех широтах,

Достигнув дна, забравшись ввысь,

От позитивных идиотов,

Нигде сегодня не спастись.

 

Напялив год уже как маски,

На позитиве, как всегда,

Ведут дороги и развязки,

Возводят чудо-города.

 

А возведя, слепив хоть как-то,

Сперва построят вас в ряды,

Потом, поставив перед фактом,

Начнут вводить QR-коды.

 

Отныне мы навеки вместе.

Поверьте, не укрыться вам

В каком-нибудь безлюдном месте

От их назойливых реклам.

 

Втираться будут к вам в доверье,

Войдут в ваш личный кабинет,

Дежурить перед вашей дверью

Начнут, залезут в интернет.

 

И, обращаясь поимённо,

Навяжут свой императив:

Беспочвенный, неподкреплённый

Всем ходом жизни позитив.

 

 

***

 

Ещё стоят пятиэтажки

В столице нашей там и тут,

И в них какие-то букашки

Неприхотливые живут.

 

Готов в них зрелый россиянин

Остаток жизни провести,

И только мэр Москвы Собянин

Не чает, как бы их снести?

 

До россиян, что не в столицах,

Нет дела, надо полагать,

Ему и всем, а вот землица

В Москве, сегодня дорога.

 

И каждая пятиэтажка

Уже намечена под снос,

Дрожит от страха барабашка,

И домовой повесил нос.

 

Вопрос поставлен мэром остро:

Впритык наставить вместо них

Огромных стометровых монстров

И душегубок городских.

 

 

***

 

Строитель в прошлом коммунизма.

Абориген и старожил.

Не награждай меня, Отчизна,

Я ничего не заслужил.

 

Шофёр, механик, токарь, плотник.

Своей подлодки капитан.

И не заслуженный работник,

А так, обычный ветеран.

 

Страна меня давно не любит,

И если даже что-то даст,

Сто раз напомнить не забудет:

Я для неё теперь – балласт.

 

Прорабов всех чернорабочий.

Объект всех мыслимых реформ:

Демократических и прочих,

И популярных и не очень,

Прошедший весь их пышный сонм.

 

И выживший. Но если даже

Тот, кто окажется со мной

Из молодых, настроить гаджет

Поможет, всё равно – чужой.

 

Ведь жизнь давно уже другая:

Под треск назойливых реклам

Течёт, в суть дела не вникая,

Лишь потребляя и не зная,

Куда девать в итоге хлам?

 

 

***

 

Приводим факты, ищем аргументы,

Забыв про временные расстояния,

На спорных исторических моментах

Всё чаще акцентируя внимание.

 

Посредством всевозможных подтасовок

И домыслов создать пытаясь спектр

Готовых общепринятых трактовок

Различных исторических аспектов.

 

И относясь с особенным вниманьем

И трепетом к истории, всё как-то

Топорно и неумно, с придыханьем

Подносим исторические факты.

 

Страницу за страницею открыжив,

Подправив и подчистив снова что-то,

Что может не понравиться, ведь мы же

Не кто-нибудь с тобой, а патриоты!

 

Но только вот, друзья, какая штука,

Накопленному опыту поверьте,

История, как каждая наука,

Такого отношения не терпит.

 

 

***

 

О чём-то бесконечно хлопотать,

Сверять свой шаг и встраиваться в схему.

Не спорить, не искать, не сочинять,

А лишь писать на заданную тему.

 

Пусть этих тем немного, но хоть раз,

Коснувшись их, рискуешь оказаться

Заложником одних и тех же фраз

И уж до гроба с ними не расстаться.

 

Зато играть, как все вокруг, в слова,

Кому-то врать и верить говорящим,

Что если двадцать раз сказать «халва»,

На двадцать первый сразу станет слаще.

 

 

***

 

писать без знаков препинания

и без заглавных букв друзья

всё это выше понимания

наверное таких как я

 

адептов строгих классицизма

где соразмерная строка

которые до модернизма

не доросли ещё пока

 

и дорастут ли неизвестно

когда-нибудь и надо ли

им и без нас довольно тесно

а нам без них как не юли

 

пусть каждый там и остаётся

где есть хоть пишет снова с ять

а уж читатель разберётся

что и когда ему читать

 

 

***

 

Томились, вздыхали и грезили,

Валились под утро в кровать.

Тянулись к высокой поэзии,

И сами пытались кропать.

 

Страдали, терзались и мучились,

Мечтая о громкой судьбе,

Ища подходящего случая,

Хоть раз заявить о себе.

 

Пройдя через все неурядицы,

Досигнуть высоких орбит,

Вдруг кто-то возьмёт и прославится

И станет на миг знаменит?

 

О, если всё вспомнить, о чём мы

Мечтали, отправившись в путь

За славой, пустой и никчёмной,

Подвижной и скользкой, как ртуть?

 

 

***

 

Чего же ты ревёшь, дурёха,

На склоне пролетевших лет?

Видать и на тебе эпоха

Оставила свой тяжкий след?

 

А после, наревевшись вволю,

Бубнишь подолгу: бу-бу-бу,

Толь жалуясь на что-то, то ли

Ругая жизнь, себя, судьбу?

 

И кто немного помоложе,

Даёт классический совет:

«Слезами горю не поможешь»,

Дурёхе старой тет-а-тет.

 

 

***

 

Кричим «ура!» Шагаем к коммунизму.

Мечтаем, видим радужные сны.

Хоть наши представления о жизни

Порою изначально не верны.

 

И вот уже грядёт иное время,

Когда мечтать и думать надоест.

Когда на всём, во что уже не верим,

Поставим безнадёжный, жирный крест.

 

Когда готовы видеть лишь плохое

Во всём что было и вокруг себя,

Выплёскивая с грязною водою

Больное, неокрепшее дитя.

 

 

***

 

На жизнь не обижайся. Всем глупостям не верь.

Без боя не сдавайся. Стучись в любую дверь.

Не жалуйся, не кисни, не доверяй словам.

Лови чужие мысли, при этом думай сам.

 

Дождись, когда ответят. Попросят – помоги.

Не думай, что на свете кругом одни враги.

Не собирайся наспех в дорогу и не злись,

Когда поднимут на смех. Со всеми улыбнись.

 

Не падай только духом, пусть сотни мелких душ

Нашёптывают в ухо, что, мол, пора бы уж.

Веди себя, как стоик, не позволяй свернуть

С пути, как ни был б горек и тягостен твой путь.

 

 

***

 

Признаюсь, редко отхожу

От правил и основ,

Но и на дух не выношу

Всех новомодных слов.

 

Люблю писателей, люблю,

Как творческих людей,

Но откровенно не терплю

Всех авторов идей.

 

Хожу в театры и в кино

Я с юношеских лет

Смотреть спектакли, фильмы, но

Не чей-то там проект.

 

Пусть кто-то скажет, дело дрянь,

Пора меняться, брат,

Тебе не нравятся онлайн

И цифровой формат?

 

Ты, видно, болен, нездоров?

А я вам так скажу,

За большинством всех этих слов

Души не нахожу.

 

Спешить мне некуда. Душа

Важнее. Перестань

Аж каждый божий день внушать

Мне прелести онлайн.

 

 

***

 

Всё происходит не с наскока,

Не сразу, неспроста, не зря.

Весна заглядывает в окна

Аж в середине февраля.

 

Разлука предвещает встречу.

Жара – прелюдия грозы.

Причины всех противоречий

В невосприятьи новизны.

 

И если глубже разобраться,

Бессмысленно в противовес

Чему-то новому, пытаться

Жить, игнорируя прогресс.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов