Земля Франца-Иосифа

0

4302 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 49 (май 2013)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Смолянников Сергей Алексеевич

 

Земля Франца-Иосифа В последнее время, в ряде областей Украины, чрезвычайно далёких как в географическом, так и историческом плане, от российского Заполярья, появился чрезвычайно нездоровый интерес к исконно русской земле – заполярной территории Земли Франца-Иосифа. Может даже показаться, что автор шутит, но, поверьте, это абсолютно правдивая информация, корни которой ведут к 2014-му – году столетия начала Первой мировой войны. Так, рядом националистических организаций уже сейчас подготовлены планы к тому, чтобы август – октябрь будущего года на территориях западно-украинских областей был объявлен периодом раскрытия исторической правды о роли русской армии как захватчице  Восточной Галиции в ходе боёв на Галицийских полях, проходивших на территории Австро-Венгерской империи.

И, что интересно, в этой «борьбе» они взяли в союзники … Владимира Ильича. Да-да, того самого Ленина, с которым в виде памятников и статуй, они активно борются. И взяли-то из самых, что ни на есть, достоверных источников: «Война порождена империалистическими отношениями между великими державами, т.е. борьбой за раздел добычи, за то, кому скушать такие-то колонии и мелкие государства, причём, на первом месте стоят в этой войне два столкновения. Первое – между Англией и Германией. Второе – между Германией и Россией. Эти три великие державы, эти три великих разбойника на большой дороге являются главными величинами в настоящей войне, остальные – несамостоятельные союзники… Англия воюет за то, чтобы ограбить колонии Германии и разорить своего главного конкурента… Германия воюет потому, что её капиталисты считают себя имеющими «священное» буржуазное право на мировое первенство… Россия воюет за Галицию, владеть которой ей надо, в особенности, для удушения украинского народа… Задача империалистической политики России, определяемая вековым соперничеством и объективным международным соотношением великих держав, может быть кратко выражена так: при помощи Англии и Франции разбить Германию в Европе, чтобы ограбить Австрию (отнять Галицию) и Турцию (отнять Армению и особенно Константинополь)…». Кто не верит, прочитайте в классическом варианте (Ленинское ПСС, том 26 на страницах с 330 по 350) его работу «Социализм и война».

У пытливого читателя сразу же появится справедливый вопрос – а причём здесь, собственно, Земля Франца-Иосифа. А всё очень просто, с точки зрения наследничков той самой Австро-Венгрии. Ведь они считают, что в августе 1914 русская армия захватила австро-венгерские земли не Восточной Галиции (хотя все знают, что не Россия, а, как раз, Австро-Венгрия объявила войну), но и самую северную землю – ту самую Землю Франца-Иосифа, как раз в дни боёв на Галицийских полях.

Ну что ж, давайте разберёмся, а, коль мы уже взяли одну цитату классика, то уместно будет вставить и ещё одну: «Народу надо говорить правду. Только тогда у него раскроются глаза,  и он научится бороться против неправды» (работа Ильича «Печальный документ», опубликованная в томе 32-м томе ПСС). И, соответственно, скажем правду. Самый северный архипелаг, о котором идёт речь, имеет территорию в половину Бельгии или Нидерландов или семь Люксембургов (это, чтобы понятнее было, что такое Земля Франца-Иосифа). Но его истинное название очень слабо ассоциируется с Австро-Венгрией, ведь существование земли к востоку от Шпицбергена предсказывал ещё Михайло Ломоносов, а известный анархист Кропоткин даже предлагал организовать экспедицию в поисках неведомой земли. Увы, 1871-й был сложным в историческом развитии России, поэтому не до Заполярья было тогда…

Руководители «большой северной экспедиции» Юлиус Пайер и Карл ВейпрехтЗато Австро-Венгрия в то время была на вершине своего величия (ещё бы – Германия была ещё слаба, Франция «зализывала раны», полученные от Пруссии, а Россия выкарабкивалась после Крымской войны), и в целях показа своего величия, как раз, и была организована экспедиция Карла Вейпрехта и Юлиуса Пайера в поисках новых земель Заполярья.

То, что выдающиеся австрийские полярники совершили научный и гражданский подвиг – спору нет, и их имена достойным образом вписаны золотыми буквами в историю освоения Российской Арктики. Но, уж если и решили, что: «Народу надо говорить правду. Только тогда у него раскроются глаза, и он научится бороться против неправды», то этим и займёмся. Ни Пайер, ни Вейпрехт не предполагали, что экспедиция будет чрезвычайно тяжёлой и рискованной, как и не предполагали найти Землю Франца-Иосифа, ибо искали они несуществующую, как Земля Санникова, другие – Землю Петермана и Землю Короля Оскара. Но, как часто бывает – ищешь одно, а находишь другое.

Так, совершенно случайно (и это подтверждённый исторический факт), был обнаружен неизведанный архипелаг, но неизвестным назвать его нельзя, ибо он уже был  известен поморам, но не картографирован.

А сама экспедиция отважных граждан Австро-Венгрии была на краю гибели, как в географическом, так и реальном пространстве.

          

30 августа 1873-го стало днём начала освоения самой северной земли планеты, но этот же день отрезал для экспедиции Пайера-Вейпрехта путь назад, поскольку спасения на безжизненном судне не было. Был один путь – возвращение. Но… Прежде, надо было сделать всё для окончательного исследования новой земли. И, к чести Карла Вейпрехта, он сделал запись в вахтенном журнале: «Предположение Кропоткина о существовании земли на севере Баренцева моря блестяще оправдалось…».

И, как было положено в те «имперские времена», саму землю назвали в честь императора Землёй Франца-Иосифа, а основные открытые острова – именами членов августейшего семейства, спонсоров экспедиции и самих членов экспедиции. Так и появились на карте Заполярья острова Карла-Александра, Рудольфа, Кобурга, Нортбрука…, а также многочисленные мысы, проливы, скалы и другие ориентиры с австро-венгерскими именами.

 

«Тегеттгоф» Но, всё это могло остаться тайной, как тайны пропавших экспедиций Георгия Брусилова и Владимира Русанова (читатель, вспомни каверинские «Два капитана»), ведь дни экспедиции, возможно, были сочтены.  Пройдя основными маршрутами Земли Франца-Иосифа, они решили добираться к Новой Земле, а на судне оставалось всего три собаки.  Да и страшная беда полярников – цинга, стала забирать жизни членов экспедиции. К маю 1874-го было принято твердое решение – возвращаться любой ценой.

Возвращались на оставшихся шлюпках по холодным волнам Баренцева моря, надеясь лишь на чудо. Только к 23 августа достигли они Новой Земли, уставшие, голодные и обмороженные с запасом провизии лишь на неделю. И им действительно повезло – задержавшаяся промысловая шхуна русского промышленника из Архангельска Федота Воронина «Николай» спасла австро-венгров. Сам спасатель вспоминал: «В тот год я запоздал промыслами и только в конце августа вышел из Малых Кармакул в Архангельск. Лишь только мы вышли в море, как увидели под берегом четыре шлюпки, на которых было много народу и с которых нам подавали сигналы. Подойдя к шлюпкам, мы увидели, что это были иностранцы, потерпевшие крушение. Разместившись на судне, они обогрелись и ожили». Даже здесь проявилось исконно русское сострадание, чрезвычайно далёкое от современного европейского мышления в виде бизнес-интересов. Воронин, пойдя навстречу австро-венграм, повёл свою, забитую товарами промысла, шхуну не в Архангельск, а в норвежско-шведский порт Варде… Ну, так уж устроена русская душа.

А читатель, может быть, и критикует меня за столь частое упоминание «австро-венгры», «австро-венгерские граждане»… Не стоит, ведь состав экспедиции был интернационально-лоскутным, как и сама «лоскутная империя». Поверьте, это не оскорбительное название Австро-Венгрии, а общепринятое на конец позапрошлого века. А экспедиция Пайера-Вейпрехта, состоящая на начальном этапе из 24 человек была представлена, собственно, самими австрийцами, а также хорватами, долматами, истрийцами, итальянцами, норвежцами и одним венгром, поэтому я и употребляю политкорректно «австро-венгры».

Длительный период времени территория Земли Франца-Иосифа была в «общем пользовании», но основным, хоть и временным, населением её были русские промышленники. Так продолжалось до 12 августа 1914-го, когда  руководитель одной из спасательных  экспедиций по поиску следов Георгия Седова, Владимира Русанова и Георгия Брусилова полярник Исхак Ибрагимович Ислямов поднял на архипелаге российский государственный флаг и объявили Землю Франца-Иосифа российской территорией. Так что, никакого вооружённого вторжения на земли Австро-Венгрии в Российском Заполярье и не было.

Другое дело, что история сохранила в первозданном виде все имена на карте самой северной земли. Страшно подумать, что было бы с первичными именами, если бы все они были представлены Домом Романовых. Могло бы повториться то, что произошло с именами ныне существующей Северной Земли, с карты которой вычеркнуты все имена царской фамилии. Так что, австро-венгерской истории повезло больше, чего не скажешь о самой августейшей фамилии.

Кронпринц Рудольф и его супруга принцесса Стефания Бельгийская. Жениться по любви, как Эдвин из оперетты «Сильва» ему не довелось…Самым известным из островов Земли Франца-Иосифа является остров Рудольфа, названный в честь наследника самого Франца-Иосифа. Этот остров известен многим поколениям советских и российских полярников как  земля, принявшая Георгия Седова, как место базирования первой советской воздушной экспедиции на Северный полюс, как место стоянки первой дрейфующей станции «Северный Полюс – 1» Ивана Дмитриевича Папанина. Сегодня остров Рудольфа известен и тем, что на нём действует самая высокоширотная пограничная застава «Нагурское», названная в честь первого полярного российского лётчика поляка Яна Нагурского.

А вот сам «виновник» именитого названия наследный принц Рудольф так и не побывал на острове своего имени.

 

И прошу читателя немного отойти от заполярной жизни и представить себя в Вене или Будапеште, где-то в 1914-м. И не просто представить, а войти в трепещущий мир оперетты. «Масла в огонь» семейной трагедии австро-венгерского самодержца подлила, как раз, замечательная оперетта «Сильва», вышедшая в 1915-м одновременно на сценах Вены и Петрограда, Москвы и Зальцбурга, Киева и Инсбрука… Да-да, уважаемый читатель, самая популярная пьеса Европы, автором которой был Имре Кальман, вышла на сцены в тяжелейший 1915-й, только в Австро-Венгрии она называлась «Княгиня Чардаша», а в России «Сильва». Эдвин в «оригинальной» постановке убывает не на маневры, а на фронт (в одном варианте на русский, в другом – на балканский, в третьем – на итальянский). Тем не менее, жизнь бомонда Австро-Венгрии, иначе как любовные интрижки и развлечения, а также успехи «бравых офицеров» лишь на любовном фронте, не воспринималась в России.

Хотя и следует признать, что та жизнь Австро-Венгрии, показанная в опереточном искусстве, была очень близка к истинной, ведь сама оперетта писалась ещё до начала Мировой войны. Не будем пересказывать её содержание, которое, известно всем, но жизнь и судьба империи Габсбургов – это, по точному свидетельству киевского историка Олеся Бузины, подтверждение аксиомы, что «богатые тоже плачут». Напомню его слова: «Жизнь последних Габсбургов – блестящее подтверждение пословицы, что богатые тоже плачут. В 19-м веке жена императора Франца-Иосифа была так же скандально знаменита, как совсем недавно принцесса Диана. … Баварская принцесса, выросшая в очень мягкой семье, плохо уживалась с этикетомИмператрица Елизавета  была «Дианой 19-го века». Её смерть не только оборвала династию, но и предварила мировую бойню венского двора. Её слишком глубокие декольте и нарушение церемониала становились предметом жарких конфликтов с матерью императора  Софией. Свекровь и невестка постоянно грызлись, а добродушный Франц-Иосиф никак не мог помирить их. Кроме того, «Зисси» частенько заводила романы на стороне, обожала езду верхом, а вторую половину жизни вообще провела в основном за границей – на многочисленных европейских курортах. Конец её приключениям положил… напильник итальянского террориста Луиджи Луккени.

На беду, в Австро-Венгрию входили ещё и спорные земли между Северной Италией и Словенией. Итальянцы хотели присоединить их к себе, но так как большой войны не было, то самые горячие головы из них решили прибегнуть к террору. 10 сентября 1898 года императрица Зисси прогуливалась по набережной Женевы. Её сопровождала только одна фрейлина. Совершенно неожиданно из праздно шатающейся публики вынырнул молодой человек и пырнул супругу императора Австро-Венгрии заточкой, сделанной из обычного напильника. Она  пробила корсет и вошла в сердце. Елизавета даже не поняла, что произошло. Поначалу она приняла нападавшего за обычного грабителя. Императрице даже хватило сил встать на ноги. Но потом она потеряла сознание и умерла». Но, даже не эта смерть опечалила Австро-Венгрию. За девять лет до этого, в собственном имении были найдены застрелившимися кронпринц Австро-Венгрии, единственный ребёнок Франца-Иосифа и Елизаветы, Рудольф, покончивший с собой вместе с возлюбленной юной баронессой Марией фон Вечерой, против брака которых выступали сам Франц-Иосиф и его мать София. Уже тогда Австро-Венгрия поняла, что род Габсбургов обречён, а Франц-Фердинанд как племянник императора, всего лишь, политическая замена. Тем не менее, имя кронпринца прочно вошло в мировую историю, особенно, полярную. Хотя, самой Австро-Венгрии было уже не до земли имени собственного императора…

 

А говорить о потере австро-венгерских земель в Российском Заполярье могут лишь те, кто до сих пор живёт по принципу: «Слышал звон…»  И не надо историю ни перевирать, ни оскорблять, ибо история искренна в своих открытиях и предназначениях.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов