Романтика и фанатизм революции

9

444 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 147 (июль 2021)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

Марк Казарновский. «Чёрная графиня». – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2021.

 

Марк Казарновский – автор многих книг, очень разных по содержанию, но безусловно талантливых. Его новая книга в первую очередь поражает (и радует, конечно) неожиданностью темы.

«В романе “Чёрная графиня” Марк Казарновский описывает события конца XIX – начала XX века – времени мощного всплеска терроризма, разгула насилия, прокатившихся девятым валом по Российской империи. Молодёжь из разных слоёв населения, пытавшаяся найти своё место в жизни, жаждавшая романтики, принимала участие в убийстве высокопоставленных чиновников, членов царской семьи», – так сказано в аннотации.

В книгах Марка Казарновского всегда очевидны искренность намерений и беспокойство за судьбу страны. Его проза – это боль за всё недоброе, что случилось в мире вообще и в нашей стране в частности. Хотя его в первую очередь интересуют не хитросплетения исторических событий, а судьбы людей. А судьба каждого человека – как крупинка в пустыне мировой истории. Правда, любая крупинка достойна пера прозаика, а для рассказа о некоторых может и романа не хватить, насколько сложны и необычны бывают повороты судьбы.

«Главная героиня книги – юная выпускница Смольного института благородных девиц, полюбившая человека из народа, члена боевой группы, и разделившая его судьбу, познавшая горечь потерь, тяготы царской каторги и чудом избежавшая ареста в государстве Советов. Несмотря на это, девушка не была сломлена: ибо режимы сменяются, а жизнь человека по-прежнему остается самоценной и полной неожиданностей».

А начинает автор свое повествование цитатой из И.Бунина.

«Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населённый огромным и во всех смыслах могучим семейством, созданный благословенными трудами многих поколений, освящённый благопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культом и культурой. Что же с ним сделали? Заплатили за свержение домоправителя полным разгромом буквально всего дома и неслыханным братоубийством, всем тем кошмарно кровавым балаганом, чудовищные последствия которого неисчислимы и, быть может, вовеки непоправимы. И кошмар этот, повторяю, тем ужаснее, что он всячески прославляется, возводится в перл создания и годами длится при полном попустительстве всего мира...».

 

В конце XIX – начале ХX века в Российской империи произошёл всплеск терроризма. Причин было много. Но хорошо известно, что любое общественное или даже разбойное действо всегда требует, прежде всего, руководителя. И они находились. И чаще всего не из рабочих или крестьян. В основном – из числа интеллигенции. «Большинство адвокатов, банкиров, издателей, владельцев газет и иных общественных деятелей в первую очередь несут ответственность за разрушение Державы, за кровавый крах не только трона Романовых и гибель большинства из Династии. Но и за разрушение государства Российского», – пишет Марк Казарновский.

Доклады департамента полиции и охранного отделения показывали, кто входил в оппозиционные группы, разрушающие государство. Это были великосветские дамы, профессура университетов, газетчики, издатели. Не обходилось без военных. Бесчисленные убийства, грабежи, поджоги, вымогательства страшным девятым валом катились по империи. Революционные партии, тайные организации – их было не счесть. Все структуры в девятисотые годы были наполнены молодыми людьми с фанатическим блеском глаз, готовыми немедленно умереть за революцию.

И они – и мальчики, и девушки – и убивали, и погибали. А из Женевы или Парижа им писали письма бывшие адвокаты, призывая «лить на полицейских кипяток из окон второго этажа, изготавливать копья и пики, взрывать сановников и экспроприировать, экспроприировать». То есть грабить.

Казарновский пишет, что этим активно занимались как эти мальчики и девочки, так и просто банды.

К 1901-1907 годам Россия была охвачена гражданской войной. Царство Польское, Грузия, Армения, Одесская губерния, Прибалтика, Бакинские промыслы, Москва, Петербург – все эти регионы были территориями повышенного риска.

Неожиданно россияне, особенно молодёжь, поняли, что грабежи можно осуществлять свободно, легко. Так еще и ближнее окружение тебя будет считать героем. Правда, если будущего героя ловила полиция, то приговор был страшный – виселица. Это страшно, но об этом как-то не думалось.

И пошел разбойный разгул по империи, – пишет Казарновский. – 1902 год – убили министра внутренних дел Сипягина, 1904 год – убили министра внутренних дел Плеве, 1905 год – убийство великого князя Сергея Александровича, 1906 год – повсеместные поджоги помещичьих усадеб. В этом же году – взрыв на даче Столыпина – убито и ранено множество должностных лиц и близких Столыпина.

 

С 1901 по 1911 год, было убито и ранено свыше 17 тысяч чиновников и военнослужащих. Даже простой околоточный, уходя на службу, прощался с семьей. «Гремели» кассы на вокзалах, почтовые отделения, грабежи почтовых вагонов поездов – всё шло в ход «на пользу революции».

Хотя сами руководители проводили время во Франциях и Швейцариях в бесконечных дискуссиях и написании писем в Россию, но не чурались они и нормальной, удобной жизни. Вот что пишет, например, о Савинкове Великий князь Александр Михайлович:

«...Он умел разыскивать истерических молодцов, падких до его красноречия и готовых умереть за революцию. И они действительно погибали, а тем временем Савинков благополучно выбирался в Париж, чтобы продолжать свою приятную жизнь. Там он боролся со всеми существовавшими правительствами, сидя ежедневно от 12 до 2 часов пополудни в ресторане Ларю, и запивал воспоминания о своих чудесных побегах бутылкой превосходного бордосского «Мутон Ротшильд”».

В терроре, в этой необъявленной войне государству, участвовали сотни мужчин. Не обходилось и без женщин. Как правило, почти в каждой группе террористов активно действовали женщины. Достаточно привести пример эсеров – наиболее организованной в предреволюционные годы партии. В её «Б.О.» участвовало в разные периоды «борьбы» до сорока женщин. Что ими двигало? Это и романтика, и жажда героизма, и фанатизм. Наконец, это и неустроенная личная жизнь. Нередко девушки различных сословий и стремились в революцию. Здесь они встречали любимых, за которыми и шли до определённого, судьбой уготованного им финала. Лишь бы быть вместе.

Новый роман Марка Казарновского – о девушке, которая пошла за своим мужчиной. Причем она даже толком не знала, чем он занимается. Но если бы и узнала, это вряд ли что-то изменило. Ведь она любила его. Героиня Казарновского прошла каторгу, выжила в гражданскую войну и годы репрессий, оказалась на чужбине. Как она жила? Чем жила? Обо всём этом – в романе.

В чём себе не изменил автор, так это в стиле изложения. Для творчества Марка Казарновского характерна ироничность.

Александр Блок сравнивал иронию с «душевным недугом» и предостерегал: «Все мы, современные поэты, – у очага этой страшной заразы». Но это они, поэты, мыслят так образно. Прозаики – более прагматичны. Юрий Поляков однажды, говоря об иронии, написал совсем не о нелюбви к иронии, тем более не об ужасе перед нею, а о...  спасительной иронии. И он оказался прав. Может быть, только ирония помогает автору рассказать о том, о чём не всегда получается сказать «открытым» текстом. Именно так легко и иронично пишет Марк Казарновский о страшных годах века ХХ. Его героиня – вовсе не пламенная революционерка, а скорее человек, попавший в трагические обстоятельства случайно. Такое тоже случалось. Главное, что её жизнь не оборвалась в юности, а она прожила долгую, сложную жизнь.

Марк Казарновский в своей иронии никогда не позволяет себе впадать в ёрничество, пусть даже талантливо исполненное. Он никогда не позволяет себе даже намеков на пошлость.

 

Именно за это его и ценит читатель.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов