«…Опять гармонией упьюсь…»

15

1051 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 146 (июнь 2021)

РУБРИКА: Событие

АВТОР: Кан Диана Елисеевна

 
Болдинский Пушкин.JPG

В селе Большое Болдино прошёл 55-й Всероссийский Пушкинский Праздник Поэзии

 

Удивлять – такова, видимо, судьба Пушкинского Болдино, старинного села Нижегородчины, которое принадлежало роду Пушкиных на протяжении многих веков, вплоть до 1911 года. Ныне Болдино и окрестности – культурно-историческая вотчина музея-заповедника им. Пушкина, которым руководит выдающийся музейный работник Нина Жиркова… При жизни Поэта село Большое Болдино удивило мир гениальной самоизоляцией, что сегодня называется «Болдинская осень» и ассоциируется с именем Пушкина. В сентября 1830 года Александр Сергеевич приехал в Болдино, чтобы вступить во владение расположенной неподалёку от Болдина деревней Кистенёво, в названии которой так просматривается название мятежной деревни в повести «Дубровский». Местные жители поговаривают, что и сегодня жители Кистенёво избыточно покладистым нравом не отличаются. Воистину, зря деревням название не дают, а название Кистенёво происходит от слова КИСТЕНЬ, с которым в давние времена разбойники выходили на большую дорогу…

Деревня Кистенёво была выделена Поэту отцом в связи с предстоящей женитьбой. Конечно, Пушкин рвался к невесте в столицу, но эпидемия холеры и карантин внесли свои коррективы, на целых три месяца задержав Поэта в Болдино. Результатом «Болдинской осени» стали жемчужины отечественной и мировой литературы, даже само перечисление которых займёт немало времени. Одноэтажный барский дом в селе Большое Болдино и расположенный неподалёку домик управляющего доселе хранят звук пушкинских шагов! А дух тогдашнего Болдино запечатлён Поэтом в строчках:

«Смотри, какой здесь вид: избушек ряд убогий, //За ними чернозём, равнины скат отлогий, // Над ними серых туч густая полоса. // Где нивы светлые? где тёмные леса? // Где речка? На дворе у низкого забора // Два бедных деревца стоят в отраду взора, // Два только деревца. И то из них одно // Дождливой осенью совсем обнажено, // И листья на другом, размокнув и желтея, // Чтоб лужу засорить, лишь только ждут Борея. // И только. На дворе живой собаки нет. // Вот, правда, мужичок, за ним две бабы вслед. // Без шапки он; несёт подмышкой гроб ребёнка // И кличет издали ленивого попёнка, // Чтоб тот отца позвал да церковь отворил. // Скорей! ждать некогда! давно бы схоронил».

Если отрешиться от грустной тональности стихотворения и сравнить описываемое с той красотой, солнечностью и ухоженностью, что нынче являет собой Большое Болдино в начале июня, невольно напрашивается вывод, что Поэт не был в восторге от затянувшегося пребывания в карантине. Да к тому же Пушкина, известного книгочея, наверняка удручало отсутствие в его болдинском заточении библиотеки. Всего несколько книг стали его друзьями во время карантина – сборник поэзии Милмана, Боулза, Уилсона и Барри Корнуолла, сборник со стихами Кольриджа, Шелли и Китса, второй том «Истории русского народа» Николая Полевого, а также упомянутая в «Барышне-крестьянке» антология афоризмов Жан-Поля. И при этом – ни одной чистой тетради для стихов! В таких вот, не побоимся определения – экстремальных условиях, создавались шедевры Болдинской осени!

Зато здесь поэт сполна получил возможность пожить в гуще народа, пообщаться с крестьянами, изучить простонародное наречие и обычаи. Впрочем, давайте дадим слово самому Пушкину, чтобы он описал свой болдинский быт: «Просыпаюсь в 7 часов, пью кофей и лежу до 3 часов… недавно расписался, и уже написал пропасть. В 3 часа сажусь верхом, в 5 в ванну и потом обедаю картофелем, да грешневой кашей. До 9 часов – читаю…». При этом работал Пушкин, создавая свои произведения, говоря языком советского поэта: «… как вельможа – только лёжа»!

 

При этом, конечно, Поэт не мог не переживать за свою невесту Натали и друзей, которые оставались в Москве во время эпидемии, где смертность от холеры была повыше, чем от ковида сегодня. Но даже страх одиночества и смерти у гениального поэта принимали форму литературного новаторства:

«Безумных лет угасшее веселье // Мне тяжело, как смутное похмелье. // Но, как вино – печаль минувших дней. // В моей душе чем старе, тем сильней. // Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе // Грядущего волнуемое море. // Но не хочу, о други, умирать; // Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать; // И ведаю, мне будут наслажденья // Меж горестей, забот и треволненья: // Порой опять гармонией упьюсь, // Над вымыслом слезами обольюсь, // И может быть – на мой закат печальный // Блеснёт любовь улыбкою прощальной».

Уникальность этого стихотворения, как и многого из того, что вышло из-под пушкинского пера в болдинскую бытность, в несвойственной прежде стилистике. В Болдино Поэт стал новатором, отвергнув традиционный пятистопный ямб в поиске новых ритмических рисунков поэзии. Вот что он говорит об этом в самом начале поэмы «Домик в Коломне»:

«Четырёхстопный ямб мне надоел: // Им пишет всякий. Мальчикам в забаву // Пора б его оставить. Я хотел // Давным-давно приняться за октаву. // А в самом деле: я бы совладел // С тройным созвучием. Пущусь на славу! // Ведь рифмы запросто со мной живут; // Две придут сами, третью приведут».

 

Болдинский парк.JPG

 

 Болдинский парк

 

Неподалёку от знаменитого сегодня на весь мир Болдина расположена ещё одна усадьба Пушкиных – живописная Львовка с её вековыми деревьями, старинным парком и прудами, деревянным храмом, построенным при сыне Поэта, Александре Александровиче Пушкине. Сегодня Львовка известна расположенным в барском доме музеем «Повестей Белкина», а также музеем сельской школы. Между Болдино и Львовкой, расположенными в нескольких верстах друг от друга, шумит зелёной листвой живописная берёзовая роща Лучинник, помнящая Поэта, давшего ей это название. В Лучиннике традиционно-ежегодно проводится ярмарка народных промыслов, собирающая много народа. Здесь же, на импровизированной сцене, проходит выступление поэтов, приезжающих на Всероссийский Пушкинский праздник Поэзии.

На нынешнем, 55-м Пушкинском Празднике Поэзии была традиционно делегация поэтов Нижегородской области, возглавляемая писателем и издателем Олегом Рябовым. Были поэты и писатели из Санкт-Петербурга, Москвы, Казани… А ведущим всех поэтических вечеров в Болдино и Лучиннике, опять-таки по традиции, является поэт-болдинец Александр Чеснов. Также на импровизированной сцене в роще Лучинник выступают музыкальные и фольклорные коллективы из разных городов России. Нынешний год, наследуя традиции, тем не менее преподнёс насколько сюрпризов, ведь, как сказано выше: одна из прерогатив Болдина – удивлять всякого сюда приезжающего, даже если он приезжают в Болдино ежегодно.

 

 

Болдинский бал 1.JPG

 

Болдинский бал

 

Традицией Болдино является богатая культурная программа, включающая в себя вернисажи художников России, выступления лучших музыкальных коллективов России. А также проведение театрализованных Пушкинских балов в прекрасной Ротонде Культурного центра. Болдинские балы не просто зрелищны, они ещё несут просветительскую функцию – зрители узнают о дворянских традициях и танцевальной культуре России много нового. Великолепные костюмы, опытные танцоры, сияющее хрусталями огромной люстры освещение, атмосфера простоты и изысканности одновременно – всё это Пушкинский Болдинский бал! И это традиция! А вот новацией 55-го Пушкинского Всероссийского праздника стало участие в нём уникального коллектива из города Дзержинска, представившего «Пушкин-шоу». Меня, к примеру, вовсе не напрягает иностранное слово ШОУ в применении к Пушкину, который, как известно, был человеком мировой культуры и до своих пяти лет, до приезда к бабушке в Захарово, исключительно франкофонным ребёнком… Пушкин-шоу – замечательный динамичный спектакль в костюмах-стилизациях под старину вообще и пушкинскую эпоху в частности, что прошёл в роще Лучинник на второй день праздника. Дамы в кринолинах, герои пушкинских произведений – шамаханская царица, Белочка, Пиковая дама и так далее, и тому подобное – зрелище было поистине феерическим! Невольно подумалось, что Александр Сергеевич, большой знаток женской красоты, наверняка остался бы доволен, если бы в пору его Болдинского карантина стал участником Праздника в честь себя самого!

 

Фото автора

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов