Звонок

19

1110 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 146 (июнь 2021)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Валеев Марат Хасанович

 
звонок.jpg

Жена купила дверной звонок. Он вообще-то и на фиг был не нужен, потому что у нас есть домофон, и любой визитёр, прежде чем попасть к нам в подъезд, может сообщить о своём намерении через это дверное средство связи. Так что обычно гостя ждёт уже открытая дверь.

Но звонок был установлен в квартире ещё строителями. При капитальном ремонте после заселения звонок куда-то затерялся, напоминая о своём былом присутствии лишь двумя проводками с залепленными изолентой концами.

Проводки долго торчали из дырки в стене поверх красивых обоев, и эта уродливая инсталляция портила настроение моей жене каждый раз, когда попадала в её поле зрения. То есть ежедневно.

Но вот Светка приволокла-таки из магазина новый звонок, чтобы закрыть наконец эти нахально торчащие провода. Повесить его на стене и присоединить к проводам, конечно, должен был я, как всякий уважающий себя мужчина. Но честно скажу – я боюсь электричества. Меня это, вне сомнения, полезнейшее изобретение за всю историю человечества, невзлюбило с самого детства и било по любому поводу по самым разным местам.

И потому я попросил присобачить новый звонок сына. Он хоть и биолог по образованию, но за годы студенчества и одинокого проживания на разных съёмных квартирах насобачился ладить с электричеством.

– Ладно, – сказал сын, когда я ему позвонил. – Время выберу, подъеду, сделаю.

Ну, неделя прошла, вторая, а сыну всё некогда. А тут объявляется мой друг детства, Сашок. Тут, наверное, надо сделать небольшое отступление и рассказать немного о нас, как мы повстречались здесь, в самом сердце России, в Красноярске, тогда как детство наше и юношеские годы прошли далеко от Восточной Сибири, в Казахстане.

 

Жили мы и росли в прииртышском сельце Пятерыжск, по соседству. Сашкин дом, в котором он обитал со своей старшей сестрой Валей и родителями, был через забор от нашего.

Мои родители были обычными совхозными крестьянами, а Сашкиных можно было отнести к сельской элите. Потому что мама его, Елизавета Михайловна, была директором нашей восьмилетней школы, а папа, дядя Толя, учётчиком.

Но это не мешало нам дружить. Мы бегали рыбачить и купаться на Иртыш и пойменные озёра, иногда ночевали друг у друга. Случалось, ссорились, а то и дрались, но легко шли на примирение. И снова начинали дружбанить.

Наши пути разошлись ещё в детстве. Я после восьмилетки уехал продолжать учёбу в райцентр, а Сашкина семья перебралась в областной центр, и с тех пор мы не виделись.

Пока я однажды не получил по электронке письмо от него – уже где-то в 2009 или 2010 году, незадолго до моего выезда с Крайнего Севера на материк. Туда меня занесло из Казахстана ещё в 1989 году, по договору с редактором тогдашней окружной газеты «Советская Эвенкия». Как оказалось, Саня нашёл меня в интернете.

Он писал, что работает с женой на Саяно-Шушенской ГЭС, живёт в посёлке Черёмушки, у них трое взрослых детей, ну и т.д. Я ответил, завязалась переписка, созванивались.

Мы всё уже друг про друга знали, оставалось только встретиться и посмотреть, что с нами сделало время (не виделись более тридцати лет). Хотя, что я говорю – к тому времени мы уже плотно общались и через «Одноклассников», где, разумеется, были выложены и наши фотографии. Но лучше один раз выпить с глазу на глаз, чем сто раз посмотреть на фотку.

И вот он прилетел в Красноярск, проведать сына (он здесь учится), а заодно и меня. Я его, конечно, уже ждал. Сам плов приготовил – правда, не классический, из баранины, а из свинины. Но зато такой плов не так быстро остывает. А ещё у меня на столе были куриные голяшки в кляре, селёдка в винном соусе, кета малосольная, сало копчёное, сало с чесночком, огурцы там, помидоры, лучок зелёный… В общем, всякая вкусная фигня под водку. А водка стояла, родимая, и потела в холодильнике.

 

С собой Сашка притащил тяжёлую сумку, из которой извлёк на свет гостинцы – двухлитровую банку абрикосового варенья – «Со своей дачи!», – коробку конфет и бутылку красного вина. А я торжественно извлёк из холодильника и поставил на стол исходящую слезой бутылку водки.

Сашку я узнал сразу, хотя он и отрастил себе бороду, уже, увы, поседевшую. Да и он меня признал безошибочно. Обнялись, похлопали по спинам друг друга, познакомил его со своей Светланкой, да и за стол – чего время зря тратить?

Выпили по одной стопочке, крякнули, похрустели огурчиком, заели селёдкой, за ещё теплый плов принялись. Тут и вторая стопочка ко времени пришлась. Пошли разговоры – о том, о сём, Светке не интересные, и она ушла к телевизору.

Здесь я и проговорился Сашке про звонок, про то, что сам никак не удосужусь поставить его, а сын, хоть и обещался, тоже времени никак не найдёт.

– Так в чём дело? – загорелся Сашок. – Перед тобой энергетик с двумя высшими образованиями! Пошли, показывай свой несчастный звонок…

Я пытался отговорить приятеля от этой затеи – так хорошо сидим, а тут на какую-то фигню отвлекаться. Но Сашка был непреклонен: «Я хочу оставить о себе память в твоей квартире! И пусть это будет поставленный мной звонок!..»

Ну, память так память. Велел ему тащить стремянку с балкона в прихожую, а сам расчехлил дрель, приготовил пластиковую пробку с ввинченным уже в неё шурупом, вытащил и звонок.

Светка выглянула на шум: «Вы чего это там?».

– Да ты смотри свой телевизор, – отмахнулся я. – Мы с Сашкой тут решили заняться мужским делом. Звонок вот подключим!

– Вы там поосторожнее, – всполошилась жена. – Сколько уже выпили, а? Может, не стоит? Владик рано или поздно приедет, сам установит.

 

Но что нам Владик, когда мы сами энергетики? По крайней мере, один из нас.

Сашка сначала, со знанием дела, развинтил на звонке разъёмы клемм, чтобы проводки свободно входили. Потом поднялся по скрипучей дюралевой стремянке к этим самым проводкам, примерил к ним звонок, попросил карандаш, чтобы сделать отметку, где сверлить.

– Смотрите, там скрытая проводка может быть, не попадите в неё! – крикнула из гостиной жена.

Мы с Сашкой переглянулись: ещё нам бабских советов не хватало!

– Ну что, даёшь мне санкцию на сверление в этом месте? – обернул свою бороду ко мне Саша

– Да сверли, конечно!

Саня приставил сверло к отмеченной точке, включил дрель. Она басовито загудела, потом завизжала, на пол посыпалась пыль.

– Хорошо идёт! – прокричал Саня сквозь шум инструмента. И тут раздался оглушительный хлопок, под потолком что-то ослепительно полыхнуло, завоняло палёным, и в квартире погас свет. А на меня следом свалилось тяжёлое тело, которое я успел подхватить и мягко опустил на пол. Рядом грохнулась дрель.

Из гостиной послышалось крепкое ругательство. Это Светка среагировала.

«Убило, на хрен, Сашку!» – полыхнуло у меня в мозгу.

– Ну что, электрики долбаные? – сказала, выходя в прихожую, жена и громко вскрикнула. В квартире от проникающего через окна уличного света было ещё достаточно светло, и Светлана разглядела, что у стремянки валяются два мужика. Она метнулась к домашнему телефону, стала судорожно набирать короткий номер – явно скорую.

Сашка зашевелился.

– Живой? – спросил я, пытаясь спихнуть его с себя.

– А куда я денусь! – бодро ответил Сашок, сам вставая на ноги. – Вот это долбануло, да? Надо же, точно на провод попал, блин! Третий раз! Первый раз в Новосибирске, второй в Черёмушках, и вот у тебя…

– А говорят, снаряд в одну и ту же воронку дважды не попадает, – рассудительно заметил я, подбирая с пола дрель и нажимая клавишу пуска – она работала. – Ещё как попадает!..

– Вы…Вы… Раздолбаи!!! – завопила жена, поняв, что мы живые, и с треском бросила трубку на аппарат. – Говорила же – не лезьте! Как я теперь свой сериал досмотрю, а?

– Свет, не переживай – это просто коротнуло, вот автомат и выбило, – виновато сказал Сашка. – Щас мы устраним…

Мы живенько вышли на площадку, открыли щиток, Сашка чем-то там щёлкнул, и в прихожей снова загорелся свет.

– Только суньтесь мне ещё сюда, я у вас водку отберу! – пригрозила Светка, сметая под местом сверления в совок пыль и крошки штукатурки, бетона. – Мастеры-ломастеры…

И мы, прибрав инструменты и стремянку, переместились на кухню. Светка, убедившись, что никто больше не покушается на энергообеспечение квартиры, ушла к телевизору.

– Надо было выше или ниже сверлить, – изрёк я глубокую мысль, когда мы, доев плов, взялись за куриные голяшки в кляре.

– Не-а, – помотал Сашка бородой, от которой явно попахивало палёным. – Вспомнил! Вообще-то сначала надо было пройтись по стене хитрым таким прибором, детектор скрытой проводки называется. У тебя его нет?

– Нет, – сокрушённо сказал я. – Наверное, надо будет купить. Повтори, как он называется?

 

А через пару дней приехал-таки сын. Он также влез на стремянку, потрогал торчащие из дырки провода для звонка, пошевелил их туда-сюда, хмыкнул:

– Ты смотри, какие грубые!

И просто взял и подвесил звонок на эти самые провода, без забивания пробки с шурупом, и придавил к стене. Звонок повис как прибитый.

Владик вышел в прихожую, нажал на кнопку, и квартиру огласила весёлая птичья трель.

– Вот молодец! – похвалила Светка сына.

– Да так-то и мы могли бы, – сконфуженно сказал я.

– Но не смогли же! Иди, сына, я тебе котлетку согрела…

А на другой день Сашка заявился. И показал нам со Светкой какой-то прибор со стеклянным экранчиком.

– Вот, – важно сказал он. – Купил индикатор скрытой проводки. Щас мы быстренько проверим, где у вас тут проложен провод, и просверлим дырку уже наверняка!

Он задрал бороду кверху, и увидел звонок.

– О! Подвесили уже! А кто вам сделал?

Мы с женой переглянулись, и я поспешно сказал:

– Да это Владик наш взял у кого-то на время такой же вот индикатор, нашёл нужную точку и засверлился. Ну его, этот звонок! Пошли лучше, Саня, разопьём твою бутылочку красненького. Сам же говорил, что полезно…

 

Художник: Борис Сенновский

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов