Бронзовый мираж

22

3639 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 143 (март 2021)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Тарасов Анатолий

 

Небольшой город на юго-востоке Татарстана за последние пару дней стал центром федерального скандала.

В Заинске 6-метровый памятник Воину-Освободителю на бульваре Победы сгорел. Такого даже в современных российских реалиях никто не припомнит. От скульптуры остался лишь металлический каркас, который к утру уже разобрали. 


На обнародованной в соцсетях видеозаписи видно, как четверо подростков – три девочки и мальчик – жгут на Вечном огне еловые ветви. Затем несовершеннолетние подожгли находившийся на постаменте венок, огонь перекинулся на памятник Воину-Освободителю и уничтожил его. 


Тут как бы всё и всем очевидно. Однако куда больше вопросов к самому памятнику. Городская прокуратура уже проверяет выполнение контрактных обязательств при установке монумента, в том числе в части соблюдения технологии производства и использования требуемых огнеупорных материалов. Не меньше вопросов и к должностным лицам, согласовавшим установку на бульваре Победы столь легко воспламеняющегося объекта. 


Полимерного воина Заинск получил в мае прошлого года. В сообщении исполкома города особо указывалось, что он изготовлен из «огнеупорного материала». До этого, с 1975 года, на площади стоял памятник Неизвестному Солдату, сделанный из камня. Прообразом скульптуры стал актер Николай Олялин, который сыграл главного героя в киноэпопее «Освобождение». Каменный монумент весил 29 т, а новый – всего тонну. «Памятник 1975 года не подлежал реставрации», – заявили тогда в исполкоме Заинского муниципального района. 


В октябре 2019 года исполком Заинского муниципального района разместил госзакупку на выполнение работ и изготовление нового памятника. К участию в тендере были допущены двое участников – Евгений Козлов, руководитель зеленодольской компании Polymer Estetik, и скульптор Вадим Иксанов. Оба пообещали сделать работу дешевле примерно в 1,5 раза: Козлов – за 1 млн 650 тыс. рублей, Иксанов – за 1 млн 737 тыс. В итоге исполком заключил контракт с Козловым. 


В контракте указано, что подрядчик должен произвести демонтаж старого памятника с последующей утилизацией. Облицовку площадки из гранитных плит не трогали. 
Козлов должен произвести снятие форм с монумента, залить композитным материалом, сделать выкладку стекловолокна. В завершение работ скульптуру должны были окрасить защитным декоративным составом с патинированием под бронзу. Подрядчик по контракту гарантировал срок службы памятника 10 лет. 


Но даже после пожара скульптор стоит на своем – памятник, выполненный из огнеупорного материала, «нельзя поджечь». По его словам, у полимера есть очевидные плюсы – объект пригоден к ремонту, ему не страшны ни жара, ни холод, ни осадки, он не может сгнить. «Памятник бронзовый стоит серьезных денег. Когда нет средств, люди хотят подешевле, но чтобы было красиво, похоже на бронзу», – заметил он местным СМИ и признался, что ранее подобных случаев не было, это «просто нонсенс». 
Теперь Козлов намерен изготовить замену памятнику из бронзы – и опять за деньги. Хотя, с учетом всех обстоятельств, готов предоставить на свои услуги скидку. 


Иного мнения придерживается автор и воплотитель идеи проекта «Аллея Российской Славы» Михаил Сердюков: «Если памятник выполнен из полимеров, то это, конечно, горючий материал». Сердюков отметил, что памятники, которые будут стоять на улице, в рамках проекта выполняют из негорючих материалов – цементной смеси и железобетона. Из полимеров же делают только выставочные, облегченные образцы для помещений. 


«Виноваты все. Я поясню почему. Когда принималось решение об установке, ответственные должны были понимать, из какого материала будет выполнен памятник, а те, кто устанавливал, обязаны были проинформировать, что это в принципе не настолько долговечно для улицы», – указал Сердюков. 


На месте, где еще вчера стоял памятник, все залито водой, вокруг разбросаны ошметки обгоревшего материала, а у основания Вечного огня видны бычки от сигарет. Вечный огонь погашен. От пожара пострадало даже стоящее рядом дерево. 


К сгоревшему памятнику сходятся местные жители. По их словам, на площади Победы частенько собирались местные подростки, которые живут в близлежащих домах. «Только вчера я проходил мимо и думал, что неплохо было бы сфотографировать новый памятник. А вечером уже услышал сирены, чувствовался запах дыма. Хотя говорили, что он изготовлен из огнеупорного полимера. Признаться, сперва подумал, что прорвало газовую трубу, потому что как свечка горело, – рассказал корреспондентам местный житель Александр Романов. – Чуть дальше тут стоят пушки, их освещают специальные светильники. Местная молодежь пьет пиво, пинает светильники. Я думаю: «У нас где-то есть вообще полиция?» Обычно человек 8 стоят, открывают свои бутылки об дуло, а потом там же эти бутылки бьют. Один раз освещение сломали, второй… А попробуй им скажи – самого запинают. Здесь чужих не бывает, в этом районе только местные». 


Некоторых представителей старшего поколения отсутствие памятника шокировало. «Сынок, а где наш солдат? Как сгорел? Как подожгли? Кому он мешал? Вот бессовестные, такой красивый был», – не сдерживала своих слез Альфия-апа, которая прибежала на место, услышав о ЧП от соседок. Пожилая женщина еще долго стояла напротив места, где был расположен монумент, и ругалась вслух, вытирая со щек слезы. 


«Кому мешал старый памятник?! Деньги отмыли – и все дела, – возмутился мужчина, который отказался представляться. – Кто уж пластмассовые памятники делает? Тут годами лежала хорошая мраморная плитка. А сейчас – брусчатка. Что это такое? Кому это надо было? Население, что ли, просило? У нас району деньги некуда разве девать?» 


Уполномоченный по правам ребенка в Татарстане Ирина Волынец планирует лично поехать в Заинск, чтобы встретиться с родителями детей-поджигателей. 


«Мы видим смещение тектонических плит, основ, и одним только законодательством регулировать такие ситуации невозможно. Если в сознании наших детей нет каких-то главных вещей, нужно понимать, что начинать надо с родителей. Причина в том, что наши дети, к сожалению, не знают того, что должны знать в этом возрасте, – уверена Волынец. – Сейчас кого-то наказать, оштрафовать, конечно, можно, но это не решит проблему. Дети, возможно, вообще не имеют понятия, что это за памятник. Спрашивать нужно со взрослых, но сейчас у нас поколение взрослых, которое выросло в идеологическом вакууме». По ее словам, аппарат уполномоченного примет меры, чтобы предотвратить подобные случаи в будущем: «Здесь не хотелось бы точечно «тушить пожар»…» 


Вся эта грустная история далеко не случайна. Разговорами о патриотизме и казенными акциями в памятные военные даты «вбить» в голову подросткам понимание ценности Победы для страны не получится. В реальности, особенно из провинции, они видят, насколько пафосные слова о героях той войны расходятся с делами. Интернет забит информацией о том, в какой нищете прозябают наши ветераны, включая «детей войны». Они видят по телевизору парад Победы с задрапированным Мавзолеем. Они видят закрывающиеся музеи войны и разрушение памятников и могил воинов. Дети всё это видят и делают свои выводы… 


Так что пожар в Заинске – не случайность, а совершенно закономерный результат той идеологии, которая уже три десятка лет доминирует в России. Это идеология денег, потребительства и наплевательского отношения к людям… 

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов