Легенда о Весне

0

417 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 143 (март 2021)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Замоз Сергей

 
30_Martizor-2017-700x408.jpg

По мотивам молдавских легенд

 

История эта знакома каждому жителю цветущей Молдовы. Произошла она давным-давно, возможно, во времена Гетов и Даков. Тогда было принято обожествлять стихии и времена года. Видимо потому, передаваясь из уст в уста, она дополнилась людскими фантазиями и превратилась в легенду...

 

Зеленые летом, багряные осенью, уставшие от затяжной зимы молдавские Кодры* ждали весны и тяжело вздыхали. И дождались! Юная красавица лёгкой поступью вошла в лес, осмотрелась и удивилась.

– Как всё запущено, захламлено! – прошла она по заснеженной тропинке. – Здесь давно не было хозяина.

– Хозяина-хозяина-хозяина, – унесло эхо последнее слово.

Девушка улыбнулась.

– Я спасу вас, Кодры! – уверенно продолжила красавица. – Наведу порядок!

– Порядок-порядок-порядок, – повторило эхо.

На ветку векового дуба села коцофана** – чёрная птица с приметным белым оперением по бокам. Она неприветливо разглядывала гостью.

– Ты кто такая? – спросила коцофана. – Почему нарушаешь холодное молчание Кодров? И почему так легко одета?

– Я Примэвара – Весна, – ответила красавица. – И всегда прихожу без приглашения, чтобы окрепли надежды, оттаяли сердца и возродилась жизнь.

Когда она говорила, от её дыхания набухали почки, у стоп растаял снег и пробился росток – это расцвел гиочел.*** Дивный цветок стал первым чудом Весны, он, словно птенчик на неокрепших лапках, неуклюже держался на тонком стебельке, радуясь теплу и белому свету.

– Безобразие! – прокричала сорока. – Какая-то простушка решила лишить Лютую Зиму власти.

– Её время давно прошло, пора просыпаться! – рассмеялась девушка.

Коцофана возмущенно захлопала крыльями и полетела в глубину леса.

– Безобразие, – повторяла птица на лету, – она оживила подснежник. Надо обо всём рассказать Зиме!

 

Очень скоро высоко в горах, в ледяном замке, от досады лютовала Зима. Сварливая повелительница была очень разгневана. Коцофана донесла весть о приходе Весны.

– Негодная девчонка! – возмутилась старуха. – Как она посмела войти в мои владения? Самозванке не понравился беспорядок в лесу! Несчастной не по нраву зимний покой!

– А ещё она творит чудеса, – подначивала сорока.

– Какие чудеса? – опешила старуха.

– Она коснулась ростка, и расцвёл гиочел!

– Расцвёл подснежник?! – дыхнула морозом хозяйка дворца. – Не бывать этому! Зимой все должны спать или погибнуть от мороза! Пора остудить горячее сердце этой нахалки! – затрясла она руками.

– Пора! Пора! – согласилась с ней сорока. – Я сразу сказала: «Безобразие!» Надо что-то делать.

– Лети к сестре моей – Бабке Одокии.**** Передай, пусть трясёт снежный ковёр. Чтоб этим снегом занесло всё живое, что распустилось и расцвело. В назидание другим. Нельзя забывать о моей власти!

 

Бабка Одокия жила на пике высокой горы, по соседству с замком Лютой Зимы. Сварливая и нелюдимая, она любила абсолютное одиночество и не терпела присутствия живых существ. Никого она не подпускала к себе, кроме двенадцати овец, которых каждый день выводила на выпас. Овцы бродили по заснеженным склонам гор, и к их шерсти лип снег. Дома Одокия вычесывала его на ковёр. За долгое зимнее время снега набиралось столько, что его хватило бы на двенадцать месяцев – на четыре зимы.

Очень не понравилось нелюдимой старухе, когда на соломенную крышу лачуги села коцофана.

– Чего тебе, мелкая сплетница? – проворчала женщина. – Ты просто так не прилетела бы.

– Меня прислала Владычица Зима, – ответила коцофана. – Она велела тебе вытряхнуть снежный ковер. Всё, до последней снежинки.

– Мне никто не смеет приказывать! – возмутилась Одокия. – Какой мне от этого прок?

– Она хочет изгнать Примэвару из наших земель.

– Примэвару? – переспросила Евдоха. – Там, где появляется эта девка, зеленеет трава, распускаются листья, прилетают шумные птицы: возрождается жизнь. Как меня это раздражает! Хорошо, я покрою землю скопившимся снегом. Выбью из ковра всё, до последней снежинки. Всё, чего коснулась самозванка, исчезнет.

Бабка вынесла снежный ковёр и стала трясти его на вершине высокой горы.

Повалил снег. Крупными хлопьями оседал он на землю, и замерзали распустившиеся листочки, никли головки прекрасных гиочелов.

– Ха-ха-ха, – жутко смеялась Одокия. – Вот вам возрождение! Не бывать этому!

– Помогите, – еле слышно просили растения. – Мы гибнем.

Тихий шёпот услышала чуткая к чужой боли Весна. Она дохнула со всей любовью на холмы и леса, и снег растаял. Без сил упала на землю Евдоха, выронив из рук ковёр. 

– Нет моих сил больше, – простонала старуха. – Не одолеть мне Весну Примэвару. Я бессильна.

И убралась сварливая бестия в кособокую лачугу.

 

Полновластно хозяйничала Примэвара на земле. Её делам радовались проснувшиеся от зимнего сна растения, меняющие зимние шубки животные, ждущие перемен люди. Крестьяне готовились к скорому выходу в поля: ладили плуги и бороны, прибирались во дворах. Ребятишки чистили лес от сухостоя.

Сильно не понравилось общее веселье Зиме. Старуха гневной вьюгой носилась по ледяному дворцу, завывая от злости.

– Как они веселятся! – хрипела она. – Ничтожные людишки! Я испорчу вам праздник, собью веселье!

– Где ты, Лютая Стужа, верная моя слуга? Появись передо мной во всём своём непроглядном бессердечии. Заклинаю тебя!

Поедая белый свет, нагоняя жуть и страх на придворных, к хозяйке замка вползла безглазая Лютая Стужа.

– Ты звала меня, повелительница бездушия? – обратилась она к Зиме. – Что волнует тебя, владычица?

– Люди страх потеряли! – затопала ногами Зима. – Перестали бояться меня. Весну встречают. Радуются подснежникам. Вот-вот грачи прилетят.

– Недопустима такая смелость, – согласилась Стужа. – Я превращу в лёд их радость, заморожу надежды. Не бывать Весне в этом крае!

Сизой пеленой сошла Стужа с горы. Звенящим морозом окутала землю. Безжалостно поедала распустившиеся подснежники, пытая их, как найти Примэвару. Очень хотелось злюке остудить пыл юной девушки.

Стужа ползла по земле, заглядывая в каждое окно, просачивалась в любую щель в домах людей. Но уставшие от проделок Зимы крестьяне восстали. В каждом дворе, в садах и лесах жгли они костры, чтоб теплом их пламени спасти растения. И попытки Лютой Стужи растаяли в языках огней и человеческих надежд. Куцым облаком поднялась она в небо и растворилась в нём.

… В Кодрах вновь стало светло и радостно. Почти растаял снег, на деревьях набухли почки, продолжили цвести подснежники.

От бессилия взвыла Зима.

– Я не сдамся просто так! – завывала она. – Не уйду, не отомстив! Вы ещё надолго запомните это время! Я уничтожу то, что восхищает тебя, неблагодарная чернь!

Она собрала весь остаток сил и со всей мощью дунула северным ветром в сторону леса, где в тепле и любви Примэвары цвёл подснежник. Именно его, этот цветок, хотела погубить беспощадная старуха.

Ветер смерчем летел, вырывая с корнями деревья, сметая всё на своём пути. Крыши многих домов развеял он, пока не достиг опушки, на которой цвёл гиочел. Несмотря на свою силу, не мог подобраться ветер к цветку. – На его защиту встали все: люди, животные и птицы. Плотной стеной, обняв друг друга, окружили они цветок.

– Не дадим его погубить! – улыбалась Примэвара. – Пора тебе убираться, твоё время прошло!

– Настырная девка! – прошипела Зима.

– Вот тебе от меня на прощание, – метнула в Примэвару терновым кустом.

Не успела увернуться красавица от колючего комка, только прикрыла рукой прекрасное лицо. Острый шип вонзился в мизинец девушки. Капелька крови выступила из раны и упала на обмороженный цветок подснежника, окрасив его наполовину в красный цвет. Побеждённая и обиженная, улетела Зима на арктических ветрах в страну вечных льдов.

А в стране победившей Весны, распустилась листва, зацвели сады, ожили насекомые, позеленели Кодры. Люди вышли в поля на работу. Началась новая жизнь.

Всё живое заслужило это обновление, потому что отстояло его.

 

И так повторяется из века в век. Нехотя, с боем отступает зима. Нелегко даётся Примэваре победа. После первых тёплых радостных дней наступают заморозки, обязательно редкий снег. И люди улыбаются ему, потому что ведают – это Одокия вытряхивает ковёр. А ещё знает трудолюбивый народ – это Весна побеждает, и в стране молчаливых холмов, древних Кодров скоро преобразятся каждое деревце и травинка. Тогда поплывут из садов по краю ароматы цветущих черешен, вишен и яблонь. Совьют гнёзда птицы, и наполнятся поля и леса их мелодичным пением. И так будет всегда!

 

В память о той победе каждый год первого марта принято у нас в Молдавии прикалывать к левой стороне груди, там где сердце, красивую бутоньерку – Мэрцишор – символ весны, красный и белый цветок подснежника. И носят его весь месяц. Потому что в этот месяц идёт сражение Весны с Зимой. В этот месяц отступает сварливая старуха, и начинается то, что называют возрождением, называют Примэварой.

 

*Кодры – вековые леса.

**Коцофана – сорока.

***Гиочел – подснежник

****Одокия – молдавская форма имени Евдоха.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов