Попутчики не случайны

0

584 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 142 (февраль 2021)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Гусева Лидия Николаевна

 
в купе.jpg

Уверена, что вы все ездили на поездах, и согласитесь, что это отличное изобретение человека! Как приятно лежать на своей полке, покачиваясь на огромных колёсах, смотреть в окно на переходящую из климата в климат природу, на города и деревеньки, коттеджные посёлки и рабочие бараки, на людей из других областей и регионов. Лежать, мечтать, думать о своём, отдыхать, ведь поезд тебя везёт, значит, работа и жизнь идут…

Мне часто приходилось ездить на поездах, родители жили в другом городе, а я, отучившись, осталась в Петербурге, где была моя работа и семья. Я обожала это время, когда остаёшься наедине с собой и своими мыслями. Разве можно посвятить себе такое количество часов дома? Дома – работа, быт, семья, дети, учёба…

Попутчики не случайны. Это знают все. Но, почему-то у меня это выпало из головы в тот момент. Я забросила свою сумку и пакет с волжской рыбой под сиденье и облегчённо вздохнула. Впереди почти тридцать часов дороги, и уж никто не помешает мне заняться любимым делом. Выложив на вагонный столик лист с литературными заданиями, решала, с какой бы темы мне начать, с какой заповеди, а первая такая трудная!

«Поезд Астрахань–Санкт-Петербург отправляется с третьего пути», – прогремел динамик вокзала.

Мягкий толчок, и всё. Движение за окном. И ты один на один со своими мыслями.

– Приготовьте билетики, пожалуйста, паспорта, – прозвучал голос проводницы.

Вагон был полупустой, и все быстро достали свои документы.

– Господа пассажиры, в вагоне работают биотуалеты, кто не умеет пользоваться – обязательно прочитайте инструкцию на дверях.

Ну вот, на столиках начала появляться всевозможная снедь, приготовленная на долгий путь, в первую очередь, разного рода дошираки и ролтоны.

– Господа, в вагоне имеется мини-магазин. А также к вашим услугам всегда чай, кофе, кипяток. Также в поезде находится вагон-ресторан.

Пассажиры начали доставать вторую обувь, тапки. Из сумок появлялись домашние халаты, трико, шорты.

Проводницы словно следили за действиями пассажиров:

– Господа пассажиры, в вагоне работает кондиционер. Продаются одноразовые тапочки, также вы можете приобрести у проводника различные сувениры и подарки своим близким. С символикой РЖД!

Наконец проводницы закончили, и под скорость колёс понеслись разговоры, чаепития…

Оглядев свой плацкарт, подумала про себя: «Слава Богу, что попутчики мне попались не говорливые. Можно будет спокойно писать».

 

Только модная девушка лежала на верхней полке и работала по двум телефонам. Праздники пару дней назад кончились, но, видимо, она задержалась из-за хорошей майской погоды. С её полки-офиса можно было услышать и понять, как работают строительные компании. Ей то не хватало где-то цемента, где-то машин, короче, «разруливала» рабочую ситуацию далеко от Питера. А на другой полке молодой парень сразу завалился спать. Как оказалось потом, он работал на дамбе по двенадцать часов тридцать дней в месяц. Поэтому и набирался сна. Напротив – мужчина лет шестидесяти. Поезд ещё не тронулся, как он разложил свою постель на нижнем плацкарте, всем видом показывая, что сидеть с верхних полок здесь днём не придётся никому. Не стесняясь, размотал со своих больных икр эластичные бинты, снял носки, причём разные, почему-то подмеченные мной, хотя любопытство было мне не свойственно. «Ну, точно, чудик или гений», – подумала я. Тут же мои мысли подтвердились. Увидев, что я положила на столик листы, тоже достал папку с какими-то чертежами, разместил рядом и улёгся спать с видом человека бывалого, «живущего» в поездах. Вид у него был неприветливый, чему я и обрадовалась, что смогу спокойно писать. Возможно, обо мне он подумал то же самое. Разговорить меня мало кому удавалось. Почему-то вспомнился свой стих из давней поездки, где мне пришлось ехать на боковушках с мужчиной.

 

Железная дорога, прямее нет пути.

И шпалы, словно рёбра, без ног и головы…

Не надо думать, мыслить, ведёт она сама.

Железная дорога, не будет ей конца.

 

Железная дорога, железная судьба.

Железная усталость, железные глаза.

Хороший собеседник, железные очки.

Железное молчанье, живые лишь зрачки.

Железная дорога, хороший паренёк.

Железное сердечко не превратишь ты в воск…

 

«И зачем я ввязалась в это дело?! – продолжала думать я. – Сначала так обрадовалась, какая тема благодатная, нужная. Сколько можно всего написать! Ведь, я искренне верила во всё, сколько раз Библия спасала и утешала меня в минуты горя и отчаяния. Но вчитываясь который раз в задание, всё труднее и труднее представляла его. Ведь, как не крути, а надо писать подтверждения, доказательства заповедей, а проще говоря, чудеса, которые происходили с людьми. Сомнения разбирали, даже раздирали меня. Ведь, сам Господь сказал, что верить надо без доказательств! Тогда зачем писать?! Я сидела убитые часа три перед пустым белым листом, покачиваясь на железных колёсах, как проснулся мой попутчик. Он сразу схватился за свои чертежи, начал водить карандашом. Но мысль ему, кажется, тоже не шла. Моему спутнику явно хотелось поговорить. И вот я уже знала, что на чертежах было некое рационализаторское предложение по усовершенствованию какой-то детали для выкачки нефти на основе диплома одного его студента. Услышав это, я тут же произнесла: «Лучше бы сделали заглушку в Мексиканском заливе! А то нефть каждые сутки по восемьсот тысяч литров выливается в океан. Они уже хотят автомобильными покрышками глушить…»

– Да?! А к кому обращаться и как послать?

– Да в инет выставляйте и всё.

– Ну! Там все идеи слижут, перехватят. Ничего не получишь за это, – протянул недоверчиво попутчик.

– А как же наш Перельман?! Не побоялся и выставил в инет. Если все так будут бояться, то через год вообще никому не заплатят. Просто вымрет океан, и мы вместе с ним.

Мой собеседник оказался очень умным, начитанным, даже слишком… Мужчина разбирался во всём, как из рога изобилия сыпались литературные цитаты – чуть ли не целые страницы текстов, хотя было понятно, что он технического образования. Мой сосед цитировал классиков зарубежной и отечественной литературы, сыпал афоризмами, но только не своими метафорами. Но, как мне показалось, не для демонстрации своего красноязычия, а для прощупывания глубины моих знаний. Сказать по правде, цитировать заученные фразы я не люблю ещё со школы. Мои суждения и мнения основывались на собственном опыте и на тех предметах, которые я хорошо знала. А наши соседи по купе примолкали, заслушиваясь его точечными фразами из Козьмы Пруткова, Ярослава Гашека, Стефана Цвейга, etc. Также меня никогда не интересовали ни имя, ни возраст, ни тем более образование кого бы то, ни было, с кем я общалась. Тогда попутчик умело и деликатно сам об этом рассказывал:

– Нет, плохие сейчас студенты. Вот когда я ещё был кандидатом… – и он многозначительно посмотрел на меня, спрашивая глазами, поняла ли я, что он – доктор наук?! – Другие были студенты! А сейчас учиться не хотят, дипломы за деньги покупают…

– Почему же плохие?! Видите, какой диплом написал ваш студент!

Каких только тем он не касался, получая от меня односложные ответы: и политика, и педагогика, и искусство, и даже огороды…

Чтобы разубедить его, что я собеседница совсем не глубокая, а даже тривиальная женщина, купила в Мичуринске любовный романчик и пару газет. Мне было муторно читать полкнижки только о сексе и интригах, но разговаривать с доктором тоже устала. Книжонки хватило на один час, и он терпеливо и тактично ждал, когда я дочитаю.

И всё начиналось по-новому! Чтобы также отвлечься, я выходила раз в час в тамбур покурить. Тогда ещё можно было.

 

– А вы знаете, от чего зависит продолжительность жизни? – спросил попутчик после очередного моего возвращения.

– От чего?

– Я много читал и согласен со статистическими выводами журнала N. Примерно, такие данные: 20-25% от генетики, 40-50% от здорового образа жизни и 20-25% от экологии. Вот, зачем вы курите?

– Вы забыли самое главное! – не отвечая на вопрос, ответила я.

– Что?! – удивленно спросил он.

– Всё зависит от Бога, – улыбнулась я, но не стала цитировать про «волосок, который не упадёт…». Да я сама знала, что делаю плохо, курю.

– Ну да, ну да, – как-то неуверенно произнёс он и замолчал примерно на целую минуту. Видимо, у него были свои неоднозначные отношения с Богом.

Я обрадовалась, что попутчик не стал развивать эту тему дальше. Но почувствовала, что будет ещё какой-то подвох, и не зря. Почти забыла об этом, перемолов ещё десятка два тем с человеком, которого предоставила мне судьба на тридцать часов.

 

Наконец мы приближались к Питеру. Все уже сдали постельное бельё, вытащили сумки и чемоданы и сидели в ожидании перрона. Оставалось минут пять до приезда. Народ потянулся к тамбуру. Вдруг профессор сказал:

– А вы знаете, я перечитал много литературы, исторической в том числе, римских философов и современников Христа… И нигде о нём не упоминалось. А ведь должно же!

М-да... За три минуты, в окружении чемоданов и людей, стремящихся быстрее выйти из вагона, я не смогу построить разговор, тем более конструктивно. Тогда решила козырнуть его же картой, так как литературу он превозносил даже выше, чем свои технические науки.

– Лев Толстой сказал: «Если бы даже Христос был вымышленным персонажем, то всё равно бы я его образ любил больше всех!»

Мне показалось, что он не читал этой фразы Толстого, а, может быть, знал, но был так рад, что я «почти» согласна и с ним, и с Толстым. Благодушие засветилось на его лице.

– Да, действительно, на основе библии сделали много. Законы, конституции, да даже тот же коммунизм!

– Да, я тоже выше Морали не встречала.

– Честь и хвала тогда тому писателю. Увидел бы – в ноги поклонился.

Поезд уже остановился.

– Но это ещё не поздно сделать! – уже тамбур.

– Как?! – он опять удивлённо посмотрел на меня, как тогда спросил своё «что?»

– Человек не смог бы такого написать. Поэтому кланяться вам сами знаете Кому!

Ничего не ответив, профессор растаял первым на перроне, а я вышла и закончила свою поездку мыслями уже в метро: «Слава Богу, что попутчики мне попались говорливыми! Теперь можно действительно писать. Спокойно писать».

 

Художник: Зоя Одайник-Самойленко

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов