«Хранители родного языка…»

8

433 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 142 (февраль 2021)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Емельянов Константин

 
valentin_gubarev-2.jpg

Исповедь иммигранта

 

На своей советской стороне

Пробивал я дырки на ремне,

И влезал я в джинсы без труда

Меньше на размер, а то и два!

Был ещё я молод и не бит,

Поднималась пыль из-под копыт!

И казалось мне, что мой удел –

Поднимать страну для важных дел!

Быстро пролетело двадцать лет –

От страны остался силуэт.

И уже позвал далёкий край:

Ты прости, Отчизна, и прощай!

А теперь в российской стороне

Люди мрут, как мухи на окне.

Вдоль дорог – рекламные щиты,

И ларьки горят из темноты.

Дни проходят, словно на бегах:

Шум и гам слышны на площадях,

Стоны, крики, мегафонов вой –

А вокруг ОМОН стоит стеной!

На Садовом – иномарки в ряд.

В переходах нищие сидят.

На моей родимой стороне

Всё идёт, как будто бы во сне,

Люди, звери, воздух и вода,

Вроде, не такие, как всегда.

Долго колебаться не дано:

Если выжил – значит, суждено.

О родимой стороне своей

Узнаю теперь из новостей.

Дни бегут в тревоге и тоске,

Мысли рвутся в новом языке,

И порою ночью до утра

Вспоминаю то, чем жил вчера.

По родной тоскую стороне:

Тихий двор и шторка на окне,

Из-за гор вздымается рассвет,

А за ним – дорога в сорок лет.

 

 

Хранители родного языка

 

Уж двадцать лет мы Родину не видели,

Она нам пальцем крутит у виска,

А мы сидим, плюёмся в телевизоры –

Хранители родного языка.

И сериалы русские – убожество,

Из новостных каналов хлещет яд,

Про литжурналы говорить не хочется,

А хочется брать в руки автомат!

И в Интернете тоже наказание:

Вернулись сразу в средние века.

Вот и сидим, молчим в своём изгнании –

Хранители родного языка.

В эфире не смолкают споры бурные,

Кипит, сипит холодная война.

Ругаются мужи литературные –

Настали бесовские времена.

Но мы, без подкрепленья и провизии,

Дерёмся, как солдаты из полка,

Из той, почти разгромленной, дивизии

Хранителей родного языка.

 

 

Моей родной Алма-Ате

 

Городок, в котором я родился,

По тебе я больше не скучаю.

И хотя ты сильно изменился,

Я тебя другим не представляю.

Все твои крутые небоскрёбы,

Что друг к дружке на проспектах жмутся,

Не запомнят моё имя, чтобы

Я хотел и мог туда вернуться.

Шум машин и окон строгий глянец,

Незнакомые названья улиц...

В этом городке я иностранец,

Мы, видать, надолго разминулись.

Где-то там, наверное, остались

Все мои ровесники, ребята,

И девчонки, что со мной расстались

В девяностых и восьмидесятых.

Где-то там, вдали, осталась школа,

Тысячи забытых биографий.

Не спасёт от мыслей невесёлых

Куча чёрно-белых фотографий.

Городок, в котором я родился,

По тебе я больше не скучаю.

Мне вчера случайно ты приснился,

Чтоб под утро как туман растаять...

 

 

Современный поэт

 

Я почти не сочиняю,

А всё больше наблюдаю:

У окна сижу, дышу

И немножечко пишу.

У реки расселись утки,

В поле пляшут незабудки,

Жизнь так кажется свежа

Со второго этажа!

Вот мужик прошёл с собакой,

Паренёк в цветной рубахе,

Кучка девок и ребят,

Как скворцы весной, галдят.

Все толкаются, хохочут,

Им стихов не надо, точно!

Я же кисну у окна.

Вот такая уж весна!

Запер сам себя в скворечник:

То ли птица, то ли грешник.

Но когда я не грешу –

Я страдаю и пишу.

А когда дойду до точки -

К чёрту выброшу все строчки.

Лучше уж в окно глазеть,

Чем над рифмами корпеть.

Больше я не сочиняю,

А всё больше наблюдаю.

Жизнь прекрасна и свежа

Со второго этажа!

 

 

На карантине 

 

Вся жизнь моя как будто бы прокисла

С тех пор, как мы сидим на карантине.

И напряженье в воздухе повисло,

Как над скользящим горным серпантином.

На улице гляжу на всех с опаской,

И страхом, словно ветром, обдувает.

Живу, дышу и мыслю, будто в маске,

Где воздуха всё время не хватает.

И больше ничего не остаётся,

Как встречи ждать с чудесною вакциной...

Как будто в небе стало меньше солнца

С тех пор, как мы сидим на карантине.

 

 

День и Hочь

 

В полнолуние не спится…

Неподвижны небеса.

День промчался шустрой птицей,

Ночь крадётся как лиса.

В воскресенье сон не в руку,

Звёзды плачут под луной.

День приносит боль и муку,

Ночь – спасенье и покой.

В этот час пустой и звёздный,

Понимаешь вновь и вновь,

День приносит смех и слёзы,

Ночь, прощенье и любовь.

Рвать уже не стоит глотку,

Раз надумал, так держись!

День раскачивает лодку,

Ночь кричит тебе: Крепись!

Пусть меня сомненья точат,

И закроет окна тень,

Но без дня не будет ночи,

А за ночью встанет день.

 

 

Ночная смена

 

Глубокой ночью

Звезда не хочет

Сама с собой о чём-то говорить.

Затихли звуки,

Шаги и стуки,

Когда во дворик выйдешь покурить.

Ночная смена,

И лишь сирена

То тут то там прорежет тишину.

Ожили маски

И вновь погасли,

Чтобы вернуться медленно ко сну.

Погасли лица,

Огни больницы,

В приёмной шумно толпится народ.

Ночная смена,

Стальные стены

И санитары ходят взад-вперёд.

Пустые тени

Чужих сомнений

Узором кроют тёмный потолок.

Но враз взлетают

Как птичья стая

Как только утром выйдешь за порог...

 

Художник: Валентин Губарев

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов