Массы и личности. Записки руководителя старой закалки

1

1132 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 140 (декабрь 2020)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Пернай Николай Васильевич

 
Проповедь.jpg

По-прежнему живуча концепция о ведущей роли народных масс в истории. Именно – народных масс, а не личностей. А возвышение личности принято причислять к антисоциальным явлениям, носящим клеймо «культа личности». Однако опыт истории, свидетельствует о том, что эта концепция требует некоторой корректировки.

Нельзя не признать справедливость утверждения марксизма о том, что народ является движущей силой социальных процессов. Но, наряду с этим, полагаю, нужно признать и другую истину, о том, что ведущей силой всех социальных процессов на протяжении всей человеческой истории всегда были и остаются личности. Именно личности являются носителями передовых идей, именно личности зажигают людей и ведут их за собой. Именно личности идут за свои идеи на крест. Да и сам народ – это не безликая толпа, а сообщество личностей.

Однако время от времени (под влиянием не всегда понятных обстоятельств) народ утрачивает стабильность своих организационных структур и в его среде возникают мозаичные, разнородные по составу временные общности, которые социальный психолог Гюстав Лебон (в начале ХХ века) называл толпами, а современная наука называет массами. По мнению политолога Д. В. Ольшанского, массы отличаются от классически выделяемых социальных групп, страт, классов и слоев общества самопорождающимся, неорганизованным и плохо структурированным массовым сознанием. Однако массы могут кардинально изменять сознание и поведение людей, входящих в их состав. То есть в связи с потребностью индивидов в идентификации себя с социумом во время их нахождения в массе (толпе) их индивидуальное поведение претерпевает значительные изменения, которые в совокупности составляют феномен деперсонализации (обезличивания, утраты самосознания) человека. «Основные механизмы влияния массы на индивиды – заражение, подражание и внушение … Избавляясь от индивидуальных проблем и обретая в массе анонимность … индивид избавляется и от личной ответственности за свои поступки. За счет этого снижается порог его сознания, падает интеллектуальный уровень, исчезает осознанный самоконтроль. В массе человек стремится быть «как все», жить общими переживаниями, действовать «здесь и сейчас». Пребывание в массе дает ощущение всемогущества и вседозволенности, значительно возвышает самооценку и резко снижает критичность по отношению к себе и своим действиям» [Ольшанский Д.В. Психология масс. – СПб.: Питер, 2001, с. 48,50].

«Исчезновение сознательной личности, – отмечал Г. Лебон, – преобладание личности бессознательной, одинаковое направление чувств и идей, определяемое внушением, и стремление превратить немедленно в действие внушаемые идеи – вот главные черты, характеризующие индивида в толпе (массе. – Н.П.). Он уже перестает быть самим собой и становится автоматом, у которого своей воли не существует». Становясь частицей массы, человек опускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. В изолированном положении он, возможно, был бы культурным человеком, а в массе он – варвар. У него обнаруживается склонность к произволу, буйству, агрессивности, но бывает, что и – к героизму, свойственному первобытному человеку [Лебон Г., Тард Г. Психология толп. Мнение и толпа. – М.: КАРАМЗИН, 2018. С.125].

Массы нуждаются в вожаках, но требуют не идей, а лозунгов, не конкретных дел, а обещаний. По этой причине мы нередко становимся свидетелями возмутительных но довольно распространенных в мире явлений, которые еще древние греки называли проявлениями какократии (от гр. kakos – плохой и kratosвласть), когда массы выбирают лидерами людей, имеющих хорошо подвешенный язык и много обещающих, но лишенных чести и совести, громко клянущихся в верности демократии, а на деле попирающим элементарные свободы.

Безоговорочное освящение всех деяний народных масс контрпродуктивно, равно, как и недооценка роли личностей, которая несет в себе опасность социального нивелирования и нигилизма. Можно привести немало исторических примеров пассивной или даже реакционной роли масс и прогрессивной роли личностей.

 

Разве не цивилизованные массы, граждане Древней Эллады, демократическим путем, официальным решением суда, безосновательно обвинив в непочитании истинных и введении собственных богов, в развращении молодежи, приговорил к смерти почтенного гражданина, пожилого 70-летнего жителя Афин, отца одного взрослого и двух малолетних детей? И это при том, что обвинения были не просто абсурдны – они не получили доказательства в суде. Однако присяжные числом 501 человек (!) голосовали дважды и дважды (!!) большинством голосов вынесли вердикт – смерть.

Приговоренного к смерти звали Сократ.

Почему это стало возможным? Почему столь несправедливо был осужден достойнейший из достойных, мудрейший из мудрейших, величайший философ?

Дело в том, что Сократ был одним из первых, кто не побоялся сказать народу (греч. demos) правду о его власти. Он буквально припечатал эту демократию определением – «перепившаяся». Мало кто в те далекие времена, в пору зарождения и расцвета демократических институтов, находил в себе мужество выступать против некоторых неразумных решений, которые время от времени принимались массами законным большинством голосов (и принимались, между прочим, путем прямой, а не представительной подачи голосов).

В наши дни, когда риск критики уже не смертелен, что-то не видно смельчаков, которые подобно Сократу, критиковали бы не только органы власти, а именно – наши нынешние тоже сильно пьющие массы.

Но не только две с половиной тысячи лет назад, во все времена массы жестоко мстили своим критикам. И не только критикам…

 

Две тысячи лет назад народ другой страны, Иудеи, предал в руки римского правителя бродячего проповедника, которого обвиняли в том, что он нарушал законы Моисея и развращал народ. Толпа требовала казни проповедника.

Правитель, которого звали Понтий Пилат, допрашивал обвиняемого, велел бить его, и, не найдя в нём вины, заявил иудеям, что не считает нужным предавать смерти этого праведника. Но толпа кричала: «Если отпустишь его, ты не друг кесарю».

Пилат медлил с решением. Тогда разъяренная толпа стала неистово требовать: «Распни, распни его! Смерть ему!»

И правитель уступил.

Демонстративно умывая руки перед ревущими массами, Пилат предал им на распятие человека, невиновность которого была для него очевидной.

Так по требованию иудейских, якобы богоизбранных, народных масс был распят на кресте Сын Человеческий и Сын Божий Иисус Христос.

 

Прошло ещё шестнадцать веков, но люди не стали ни добрее, ни разумнее. 17 февраля 1600 года в Риме на площади Цветов был сожжен на костре ещё один праведник Джордано Бруно. «Святая» инквизиция обвинила его в страшной ереси, которая содержалась в его утверждении о том, что Вселенная бесконечна и состоит из множества миров. Сегодня эта «ересь» преподается четвероклассникам как научная истина, но люди пришли к ней тяжким путем – через мученическую смерть Бруно, через борьбу с невежеством и самопожертвованием многих таких же смельчаков.

 

А в ХХ веке на нашей планете стали происходить невиданные по масштабу зрелища и действа. То были устрашающие шествия масс десятков тысяч грозных немецких солдат, железной поступью марширующих в идеально стройных шеренгах под командованием фашистских фюреров – несокрушимая сила и мощь Третьего рейха.. Были и ура-патриотические зрелища многотысячных масс добропорядочных немецких граждан и гражданок, исступленно кричащих: «Зиг хайль!» (что означало: «Да здравствует победа!»). Каких побед они хотели? – мир скоро узнал. Они жаждали побед над своими соседями и потому начали расширять свое «жизненное пространство» за счет территорий Австрии, Чехословакии, Польши, Бельгии, Дании, Нидерландов, Франции. С этой же целью они пришли и к нам, в наш Советский Союз. Их путь был устлан миллионами трупов. Потому что для достижения многих побед нужно было много убивать. И они убивали и убивали …

 

Почему все эти и подобные им противоестественные античеловеческие действия время от времени происходят с массами людей, пытаются понять умнейшие из умнейших политики, социологи, психологи, историки, философы. Кое-что удалось узнать: о пагубном влиянии фюреров на сознание масс, о деперсонализации индивидов под влиянием толпы или авторитетов (вожаков), о природе человеческой драчливости, о причинах роста социальных противоречий и злокачественной агрессивности и даже о влиянии солнечной активности на поведение жителей Земли. Но полной ясности пока нет.

 

Однако приведенные примеры совсем не означают, что народ следует рассматривать, как неразмышляющую массу. Отнюдь. В своей гипотезе я исхожу из того, что именно народ, этнос, как социальная система, является созидателем и хранителем материальной и духовной культуры. Но внутри этой системы созидателями и деятелями являются личности. (Лев Гумилев называет их пассионариями.) Не подлежит сомнению, что выдающиеся личности, находившиеся на вершине власти или обладавшие необычайно большими возможностями – знаниями, магией, военной мощью, материальными богатствами и т.п., – всегда оказывали мощное влияние на социальное, экономическое и культурное развитие не только отдельных этносов, но и всего человечества.

С позиций теории систем любой этнос – это большая, обладающая значительным запасом инерции и малой динамичностью, социальная система – макросистема, которая состоит из огромного множества социальных систем – организаций. А личность – это высокодинамичная социальная единица – микросистема, которая может входить в состав одной или нескольких организаций или никуда не входить. Все социальные системы взаимодействуют между собой и влияют друг на друга. При этом каждая из них действует во исполнение своей миссии. В одних случаях векторы действий всех систем могут совпадать и, суммируясь, усиливать друг друга. В других случаях векторы их одновременных действий могут быть направлены в разные стороны. Можно предположить, что главный вектор разнонаправленных общих действий систем будет являться результирующей величиной векторов этих систем. (Здесь уместна аналогия – но только аналогия! – с основным понятием статики о сложении сил относительно центра, которое проводится по правилу сложения векторов: главный вектор Rравен сумме всех силFk, действующих на данное тело: R=åFk. Но, конечно, социальные системы развиваются по законам, отличающимся от законов классической механики.)

Можно также предположить, чтопоскольку социальные системы обладают свойствами инерции самосохранения и устойчивости, то естественно, что они также стремятся ликвидировать любую возникающую угрозу своего существования и сохранить состояние гомеостаза. Так, например, если у некоей макросистемы (этноса) возникает угроза со стороны других макросистем (соседних этносов) в виде военной агрессии или угроза со стороны некоторых микросистем (в виде «еретических» или слишком необычных или чересчур революционных идей и теорий великих мыслителей, реформаторов), то макросистема (этнос) мобилизуется для уничтожения угрозы и всего того, что кажется угрозой.

Таким образом, стремление к самосохранению и устойчивости во все времена побуждало этносы к борьбе с внешними врагами (агрессивными кочевыми племенами, нашествием войск Чингисхана, Наполеона, Гитлера), а также к отторжению или уничтожению тех личностей, которые нарушали привычные правила и законы и были, или казались, опасными: Сократ, Пифагор, Иисус Христос, Джордано Бруно, Жанна д Арк и другие.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов