«Вместо пистолета шприц с вакциной…»

2

58 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 139 (ноябрь 2020)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Шафран Яков

 
выстрел.jpg

***

 

Вот и пришли большие перемены –
Но как их мне благословить?! –
Когда вокруг обманы и измены,
И бесовства немыслимая прыть?

Когда к тебе не просто лезут в душу,
А норовят и думами вершить,
Когда к тебе идут с добром наружу
Порвать с Христом серебряную нить?..

А тут и вовсе – по домашним клеткам, –
Чтоб о свободе в корне позабыть, –
Велят нам ждать, когда марионеткам
Дадут за душу просто жизнь купить.

А без души – покой и тело сыто –
Ведь социальный бонус так высок.
Но без души уж лучше быть убитым
От пули в сердце или же в висок.

Вот только нам сегодня целят в спину –
Прошли те времена, когда в упор, –
И вместо пистолета шприц с вакциной –
Не нужно передёргивать затвор...

За душу – жизнь! Эффектная программа.
Один укол – и в теле микрочип.
И ты уже – от зомби голограмма,
Один укол – как личность ты погиб.

Нужны ли мне такие антигены?
Антитела и сам я подрулю.
Нет! Не нужны такие перемены!
Такие никогда не полюблю!

 

 

***

 

Говорили елейно, заботливо мне:

«Слушай, друг, ты ж из табора нашего!

Образумься, сгоришь, как бумага в огне,

Пропадёшь ни за грош ведь ты заживо!»


Предлагали красиво напоследок пожить,

Чем угодно – на выбор – владея.

Но не знали они, что крепчайшая нить

Дух связует с умом добродея.

 

А устав предлагать, показав весь запас,

Рубикон предо мной начертили

И, сказав: «Выбирай», мне вручили компа́с –

Вот те «север», вот «юг»: или-или.

 

Но тот выбор – для них, для меня его нет.

Пусть болезнь, даже жизни лишенье.

Что есть мир, если видишь Сияющий Свет?

Что есть смерть, если есть Воскресенье?!

 

 

***

 

Как медленно и долго длится жизнь.
Мы думали – чуть-чуть и будет благо.
И дожили – хоть в гроб живой ложись, –
Чтоб жить – не умирать, – нужна отвага.

В былом у нас – лишь солнце над страной,
Лишь кое-где в тени скрывалась сырость.
Теперь, наоборот, страна под мглой,
Культура, честь и правда просят милость.

Настырно лезет пошлость из щелей,
А ты попробуй, вычерпай, как драгер.
Великий Добрый Брат, чтоб был целей,
Придумал для тебя домашний лагерь.

Ведь разве это жизнь, когда смартфон
И камера в компьютере – смотритель?
И ты уже не ты, а только клон,
И чип, и номер, и спокойный зритель.

Смирился – и погиб внутри себя.
Восстал – и смерть пойдёт к тебе волною.
Одобрил всё, неправду возлюбя,
И стал у тьмы работником, слугою.

Как медленно и долго длится бой.
Упавшее возьму за древко знамя
И с ним пойду – сомнения долой! –
Достойно чтоб предстать в Небесном Храме.

Страшна потеря воли, а не смерть.
Умрём когда-то все – но совесть?!
И потому скажу себе «Не сметь
Безволием испортить жизни повесть!»

Скажу себе: «Без боя жизни нет!»
Пускай дают взамен любую цену.
Наградой впереди сияет Свет,
Его предпочитаю мгле и тлену.

Мы в этом Свете вовсе не умрём,
Хотя за истину и смерть достойна.
А если и умрём, то оживём –
Мы будем жить в бессмертии спокойно!

 

***

 

Я не слышу, как лязгают танки,

Я не слышу и воя ракет,

Нет в помине и пуль перебранки,

Не встаёт в чёрном дыме рассвет.

 

Как и прежде, кудрявы берёзы,

И в садах мирно зреют плоды,

И на травах обильные росы

Босых ног сохраняют следы.

 

Как и прежде – небесные птицы,

И звенят серебром родники…

Почему ж так растеряны лица,

Почему же так взгляды горьки?

 

Что-то в мире навеки потеряно.

Что, мы спим, иль восстали от сна?

Ничего и нигде не обстреляно,

Но идёт повсеместно война.

 

Маски нет – ты лазутчик от вируса.

Кашлянул – ты почти диверсант.

Хочешь быть только в плюсе, без минуса –

Сиди дома, как тот арестант.

 

Во всём твёрдости нет – импотенция.

Позакрыты все школы кругом,

И на спаде заводы с коммерцией,

И в культуре буквально погром.

 

На замке, как безбожные, храмы –

Где же сила духовных молитв?

В слепоте ходим мы со грехами –

Так с чертями не выдержать битв!

 

Жизнь в спектакль сплошной превратили.

Каждый мнит, что народный артист.

А тем часом, без шума и пыли,

Землю в руки берёт антихрист.

 

Вот и выбор – в могилу иль в лагерь,

Или в ад, или цифру на лоб.

Наш ответ: да – сердечной отваге,

Нет – пути из ошибок и проб!

 

И тогда мы не будем растеряны,

И тогда пробудимся от сна.

Будут трусость и тьма в нас расстреляны.

И Христа станет слава видна!

 

 

***

 

Сколько тайн под пластами сокрыто,

Под наносами долгих времён.

Но награда найдёт следопыта,

Если к Истине тянется он.

 

Мы живём среди лжи и наветов.

Но собрат из грядущих веков,

Не познавший давленья запретов,

Деспотических тёмных оков,

Только правду о времени нашем

Извлечёт из романов, стихов.

И не будет итог приукрашен

Для тогдашних судейских верхов.

 

И узнают они, сколько крови,

Сил и пота от тяжких трудов

Довелось для рождения нови

Положить, чтобы мир стал Христов!

 

 

Песня утра

 

Проснулось утро и про сны забыло –
Без них хватает дел кругом:
Вот облако застыло белокрыло
И ждёт свидания с лучом,

Земля, ещё укрытая тенями,
Ждёт также проблеска зарниц,
Берёзы нежно шевелят ветвями,
Готовясь слушать пенье птиц.

Но вот над горизонтом луч игриво
Вспорхнул, и роща ожила,
И у ручья затрепетали ивы,
И даже старая ветла.

Ещё немного – солнце засияло,
И зазвучал весь птичий хор,
И золото прозрачное упало
На ситцы трав, плетя узор,

Цветы раскрыли лепестки-ресницы
И потянулись к свету всласть,
А солнце радо ввысь лететь жар-птицей,
Простёрши крылья в неба гладь,

И россыпь бриллиантов засверкала,
Где только лишь роса была.
А в сердце дивно музыка звучала
Тиха, лирична и светла.

 

 

***

 

Наша жизнь – это поезд метро:

Темнота и мельканье огней.

Чернота поглощает добро,

Как свет станций уходит в тоннель.

 

Наша жизнь – расставаний печаль.

Почему-то их больше, чем встреч.

Промелькнув, вмиг уносятся вдаль,

И вновь будней обыденных речь.

 

А в душе – лишь извечный вопрос:

Сделать как непрерывным добро?

Но в ответ – перестуки колёс,

Мчится поезд по ветке метро.

 

 

***

 

Грустит природа, копит слёзы.

И за стеной по вечерам

Звучат виолончели грёзы

С тоской и грустью пополам.

 

И мир погряз во снах и грязи.

Он больше мёртвый, чем живой.

Но сквозь потоки безобразий

Я, дальний друг, всегда с тобой.

 

А музыка всё плачет, плачет.

Послушать – с нищенской сумой

Пойти бродить по ближним дачам,

Забыв об истине святой.

 

Но не забыть. И пусть обратно,

Как ни хотелось, не пройти,

Единство наше благодатно,

Зальют дожди хоть все пути.

 

Я выйду в ночь и в небо гляну,

Из мира – в дальние миры,

И свету, знаний океану

Любви преподнесу дары.

 

Там нет границ, там всё едино:

Природа, музыка и мы,

И тучам там не скрыть вершину,

И все дороги там прямы.

 

 

***

 

Он искал средь людей

Лишь добро и любовь, –

Только зло всех мастей

Ощущал вновь и вновь.

 

Он прошёл сто дорог,

Городов сто и сёл,

Но любви, видит Бог,

Так нигде не нашёл.

 

И тогда, научён,

Истоптав ноги в кровь,

Лишь в себе, понял он,

Творить можно любовь.

 

И он ту благодать

В своей жизни явил, –

Стал тогда замечать

Всюду больше любви.

 

 

***

 

Уйду в пустыню, где не будет жажды

Хлебов и зрелищ, суеты мирской,

Где я смогу к себе прийти однажды

И сделать то, свершить что должен каждый –

Соединиться с Вечною Душой.

 

Ничто не отвлечёт в моей пустыне:

Ни человек, ни страсть, ни воз проблем.

Но как бы защищённому твердыней

Не стать рабом немыслимой гордыни,

В могилу духа превратив эдем.

 

Не лучше ли среди людей аскетом,

Не поддаваясь искушеньям жить,

Не под гордыней, страхом и запретом,

Свободно, связь создав с Великим Светом,

С Душой Великой золотую нить.

 

 

***

 

Была когда-то милая страна,

Был светлый дом, светлы людские лица.

Казалась несусветной небылицей

Всё разрушающая вмиг война.

 

Своими были реки и леса.

Куда бы ни пошёл – везде хозяин.

А ныне ты – гонимый, словно Каин,

Открыты для тебя лишь небеса.

 

В тайге теперь пожарища и пни,

В полях – земля, заросшая кустами.

Свободен лишь владеющий деньгами.

Везде упадок – чувство западни.

Как страшно позабыть мне ту страну,

Ведь к прошлому дороги позакрыты.

И нет ни в чём поддержки и защиты.

Ничто не предвещает нам весну…

 

 

***

 

Август так непостоянен

Между осенью и летом:

То приходит как южанин,

Весь наполнен тёплым светом,

То вдруг как навылет ранен

Северным холодным ветром,

То замрёт весь бездыханен

Серым небом беспросветным.

Он капризен, нет желанья,

Видно, с летом распрощаться.

Но уж осень шлёт посланья

И стучится в домочадцы.

Август, не мечись, спокойно –

Неизменен ход природы.

Ты сентябрь встреть достойно,

Так же, как в былые годы.

 

 

Лента новостей

 

День деньской ползёт реклама

Изо всех щелей –

Так запущена программа

Сделать злей людей.

 

Масло пальмовое всюду,

ГэМэО и яд.

«Живы мы, согласно чуду», –

Люди говорят.

 

Долго шепчут две старушки:

«Как же дальше жить?

Ведь то вовсе не игрушки –

Цен такая прыть…»

 

Вроде бы народный, «Лада»,

Наш автомобиль –

Но запчасти, вот досада,

То, что наши, – быль!

 

Школьный стадион забором

Наглухо закрыт –

ЗОЖ чиновным приговором

Глубоко зарыт.

 

Хаос у детей в сознанье –

Ельцин всё им дал.

Платное образованье?

Детский секс-подвал?..

 

В поклонении мамоне

Мир – во всей красе.

Бес дудит на саксофоне,

И «танцуют все»…

 

Где Ты, Боже наш, заветный?

Ты ли у дверей?

Молим: пусть грядёт приветный

Мир счастливых дней!

 

 

***

 

Схиигумену Сергию

(бывших схиигуменов не бывает)

 

Его назвать могли бы чудаком, –

И монастырь, и сан, и паства, –

Иной бы жил своим мирком,

Но не цеплялся он за барство.

 

Ведь как ему глядеть в глаза Христу,

Читая у икон молитвы,

Когда кругом он видит темноту,

Измену на всех уровнях элитных?!

 

И он всю правду в проповедь влагал,

О всех делах, творимых, подоплёку,

Ему ж за этот подвиг – трибунал:

Лишенье сана, отлученья плётку.

 

С последним словом пред людьми он встал,

Прижав к груди икону Божью.

И скоро двор большой им храмом стал,

Ведь всё – Небесное подножье.

 

И сердце пастыря звучало для сердец:

Что Русь – святая и живая,

Что любит Русь Небесный наш Отец,

Спасения её желая.

 

«Пусть благодать царит у нас века,

Ведь нет иного балансира –

Жива Россия, жив и мир пока.

Россия есть хребет для мира!

 

А если жертвой стану, ну и пусть,

Ведь на миру и смерть красива.

Христос сказал: «Я Истина и Путь!»

За Ним должна идти Россия.

 

За каждого из вас бы жизнь отдал!

Пусть заберут её, но чтобы

Луч Света над Россией воссиял,

И миновали зла чащобы!»

 

 

***

 

И снова втиснуть душу норовят,

Небесную, да в жёсткие оковы.

Она же ищет лишь живое слово,

Простые смыслы и сердечный взгляд.

 

Пойду в серебряные родники,

В луга, поля, леса и перелески,

Где не найдут звонки и эсэмэски

И где обманы станут далеки.

 

Они расскажут мне, что Бог живой,

А не, сказавши, вышел да и умер.

Услышу я тогда и в ветра шуме,

Как Он беседует с моей душой.

 

Услышу, как в закатной красоте

И как в травинке каждой и листочке,

В раскрывшем небу лепестки цветочке

И в бирюзовой речки простоте

 

Его слова звучат, полны любви,

Которая есть мудрость вековая.

Она везде – от края и до края.

Черпай, лишь только веру призови!

 

 

***

 

Родина милая,

Что с тобой сделали?

Кто, белокрылая,

Выстрелил стрелами?

 

Родина милая,

Где твои радости?

Стала бескрылая

До виноватости.

 

Где же спокойствие,

Жизни уверенность?

Где же довольствие? –

Только потерянность.

 

Где же счастливые

Лица и праздники? –

Лишь боязливые

И безобразники.

 

Лица несчастные,

Люди усталые,

Дали неясные,

Будни отсталые.

 

Бедность ли вечная,

Денег нехватка?

Где же засечная

Воинства хватка?

 

Сколько пришествия

Ждать нам, о, Господи?

«Встань на нашествие, –

Молим мы в шёпоте. –

 

Царствие Божие –

Царство народное:

Дни чтоб хорошие,

Люди свободные!»

 

 

***

 

Средь рекламных огней, буйства красок

Не найти Вам меня нипочём.

И творцу соблазнительных сказок

Не сманить меня и калачом.

 

А в дневной суеты мельтешенье

То ли лиц, то ли масок – пойми! –

Вы найдёте меня на мгновенье

Меж спешащих зачем-то людьми.

 

Тело ведь у души в подчиненье,

А она в одинокий полёт

Устремляется на единенье

С тем, что ввысь её вечно зовёт.

 

Где не грусть о хорошем, красивом, –

Чего так не хватает в наш день, –

А где тихое, светлое диво

И тонка серебристая звень.

 

Где не грусть о любви и свободе,

Что для нас здесь – вершинами гор,

А где это в Небесной природе,

Созидающей Светлый Собор.

 

И душа в том особом паренье

Сможет только ту песню сложить,

Что усилит сто крат притяженье

И связь с Высшим – серебряну нить.

 

И сердечной мелодией песни,

И любовью наполнится край,

И для жизни иной он воскреснет,

Где в цветенье всегда дивный май!

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов