Подземелье Короленко

0

14/04/2015 11:57, 2150 просмотров

метки: публицист, правда, общество

автор: Николай Ярёменко

                        Подземелье Короленко 

В.Г. Короленко был человеком нерусской крови, по матери он поляк. Первым его языком в жизни был польский. В зрелости Короленко указывал на свою кровную принадлежность, по отцу, казацкому миру происходившему из орды Запорожья. «По семейному преданию, род наш шел от какого-то миргородского казачьего полковника, получившего от  польских королей гербовое дворянство». Войдя в русский мир, Короленко определился в нем по-особому. Даже Горький указывал, что Короленко «смотрит на великорусскую жизнь глазами человека несколько иной культуры».  

  Полтавский период для сапожника с Ровно В.Г. Короленко был самым продуктивным по количеству написанного и опубликованного материала. В городе на Ворскле он поселился после ссылки за связь с польскими бунтовщиками, и прожил последние двадцать лет, до декабря 1921 года. С Полтавы он писал в Петербургский журнал  «Русское богатство»,  часто выступал в левых газетах с публицистическими статьями. Главными темами писателя-демократа были: защита еврейства («Дом №13», «Дело Бейлиса», «Сорочинская трагедия»),  изображение негативных сторон быта русского народа, борьба с государственной властью России (сказалась на генетическом уровне неприязнь поляков к империи). Поляк Короленко революционный народник с бомбой, вечный студент, ни петербургских ни московских  институтов так и не осилил, за исключением обучения сапожному делу у чеботного мастера С.Н. Микрюкова, при этом требовал от Вятского губернатора «выдачи ежемесячного от казны содержания».

  И хотя он не был среди «пламенных революционеров» прибывших с Лениным в «запломбированном вагоне», они его признавали своим. А за публицистику «полтавского периода» его можно смело отнести к ненавистникам и душителям России. Как это и сделал в Государственной думе В.В. Шульгин или редактор «Полтавского вестника» В. Иваненко, обвинявший писателя в  «одностороннем гуманизме», упрекавший его тем, что он чуток только к воплям и стонам евреев, но совершенно не обращает внимания на то, что эти революционеры убивают помещиков, министров, губернаторов и представителей полиции. Не разделяли взглядов Короленко в «Киевлянине», «Черниговских губернских ведомостях»,  «Харьковских губернских ведомостях», «Новом времени», газете «Россия» и многих других изданиях. Критика «общечеловеческих взглядов» Владимира Галактионовича и реалии жизни после 1917 года, все же привели писателя к неприятию революционного террора, что он и высказал в письмах  к Луначарскому.  

     Хочу остановиться на некоторых полтавских «реалиях жизни» Короленко:       

    - «Сорочинской трагедии» после которой В. Шульгин сделал категорическое заявление: «Писатель Короленко – убийца Филонова».  

   Галактионович оправдывал террористов, участие «бомбистов» в гибели губернатора края и Столыпина в Киеве, защищал, вместе с Лениным, М. Богрова родом с Полтавщины.

     Репортаж Короленко о «Сорочинской трагедии» относится к смутным временам,  долгое время прозываемых «первыми революционными». Жители местечка Сорочинцы (сегодня здесь проходит ежегодная национальная ярмарка,  описанная Гоголем),  тогда Миргородского уезда, Полтавской губернии подстрекаемые шинкарями-революционерами решили закрыть «монополки», и перейти на подворную торговлю самогоном. Собрав местных пьяниц, революционеры устроили  погром «царевых погребов». На усмирение пьяного бунта и на выручку побитого  «революционерами» помощника исправника Барабаша прибыл  статский советник Филонов, с сотней казаков, не поскупившийся на шомпола и нагайки. Короленко неистовал в защите «прав человека на самогон», не хуже майданных парасюков, сегодняшних «правозащитников» или торговцев  спиртовым суррогатом. Через некоторое время Филонов, как и губернатор Полтавщины были убиты бомбистами. П. А. Столыпин в последствии принявший участие в крестном ходе в Полтаве, тогда заявил: «В государстве сила не может стоять выше права». «Где аргумент – бомба, там естественный ответ – беспощадность кары». Так по приговору военно-полевых судов, против которых выступал Короленко, казнено – 860 человек, а от рук террористов (бомбистов-народовольцев и прочих «пламенных революционеров») погибло – 17 тысячи. 

В последствии жители Сороченцив прокатят Владимира Галактионовича при выборах в Государственную думу, а в 1917 году освистав, просто выгонят его с местечка.  

- Защите евреев от петлюрчиков и гайдамаков, пришедших на Полтавщину с лозунгом: «Хай живе вильна Украина без жидов и ляхов».                                                    

   Мечтая разделить Россию на части по национальностям Короленко приветствовал появление украинского вийска, но знакомство вышло не радостным. Вот как об этом вспоминает И. Чериковер.  «Гайдамаки в Бахмаче, Кременчуге, Глобине, Ромодане нападают на еврейских пассажиров, избивают их и грабят». Внимание общества к погромам, чинимых украинским воинство, привлек В. Короленко вмешавшись в насилие, что творили гайдамаки в Полтаве. С первых дней своего прихода в Полтаву гайдамаки и синежупанники (свитки военнопленным обозвавшимся украинцами, справила Германия) стали избивать на улице евреев. Некоторых евреев арестовывали и отводили в здание Виленского военного училища и начали жестоко сечь и избивать шомполами, заставляя проделывать «немецкую гимнастику», бить друг друга по лицу, требуя откупного.  При этом кричали: «Мы им дали равноправие, а жид Троцкий идет войной на Украину». Против этого насилия выступил в местной социалистической газете «Наша мысль» В. Короленко  со статьей «Стыд и грех». Против Короленко в защиту украинского воинства встала тогдашняя власть в лице члена Рады Макарено, и самого «головного отамана» – Симона Петлюры.  Как  сегодняшние жидобандеровцы  и  «социалисты самостийныки», не соглашаясь с идеями Короленко, проводя в стенах вуза его имени – петлюриады. Бывшие профессора марксизма – ленинизма, в петлюровско-мазепинском экстазе, «воспитывая нацсвидомое учительство»  казакоманят и синежупанят  поменяв лишь лозунг:  «Хай живе вильна Украина без кацапив»…

 

 - А так же его участие в защите от чекистов потомства породнившихся Гоголя и Пушкина,  проживавших в Полтаве. 

   Круг погромных эксцессов, связанных с «золотым периодом» украинского национального строительства, завершился к маю 1918 года, поправением курса и диктатурой «национального большевизма».  Короленко пришлось «спасать» от большевистского расстрела потомков Пушкина и Гоголя…                                                                               

         Предоставлю слово Софье Николаевне Данилевской, правнучке гениальных русских поэта и писателя. («Слово и дело», №4,2001г.) « В 1918 году в наше имение Васильевку, которое ранее принадлежало матери Гоголя ворвались чекисты. Злобствуя, они растрощили сапогами мебель. Порубали саблями портреты. Книги, что хранились во флигеле, выбросили во двор и подожгли. Но шел дождь и они плохо горели…  Чтобы спасти детей от голода, я выехала в Полтаву, каждый раз рискуя попасть в облаву». Когда Софии Николаевне задали вопрос: «Почему вы не сказали чекистам, что являетесь потомками Пушкина и наследниками Гоголя?» Данилевская тихо ответила: «Тот, кто ворвался к нам на рассвете и грозил наганами, не знал этих имен!» «Да! – повторила правнучка Пушкина, -  они не знали этих имен. ( Хотя нас и приучали что та революционная власть была самая образованная.) Один Короленко, узнав, что нашей семье грозят расстрелом, пришел утром в наш дом.  Он предложил нам передать в Полтавский пролетарский народный музей все вещи Гоголя, которые хранились в нашей семье более 80 лет». «Я оповестил уже всех высоких чиновников города о вашем  бесценном даре!» – сказал Владимир Галактионович.» 

    

 «Моя мама, в знак благодарности за спасение нашей семьи от расстрела, преподнесла   Владимиру Галактионовичу неопубликованные  письма Гоголя. Нас под конвоем отвели  вниз, на Панянку, и разрешили занять подвал кожевенного завода. Мама, дочь генерала, радовалась, что нам даровали жизнь, и всячески расхваливала наше жилье».  Правозащитник-демократ, сострадая потомкам классиков, остался жить в своем особняке, где сейчас расположен музей его имени.

     В своей книге «Двести лет вместе» А. . Солженицын приводит  раннесоветские наблюдения И. Ф. Наживина «В.Г. Короленко: Летопись жизни и творчества» о тех днях.: «В Кремле, в управлении делами СНК, всюду невероятная неряшливость и неразбериха. Всюду латыши, мадьяры, китайцы и евреи, евреи, евреи.

     Даже свободолюбивый Короленко наряду с сочувствием к евреям, страдающим от погромов, записывает в своем дневнике весной 1919 года: «Среди большевиков – много евреев и евреек. И черта их – крайняя бестактность и самоуверенность, которая кидается в глаза и раздражает»; Большевизм на Украине уже изжил себя. Мелькание еврейских физиономий среди большевистских деятелей (особенно в чрезвечайке) разжигает очень живучие юдофобские инстинкты». Потомок польских русофобов не воспринял русофобов- большевиков…

Надо признать, что Короленко не признавали своим  не только «украинцы», Н. Михновский не подавал ему руки, обзывая предателем, но и большевики, делая с него едва ли не святого и бескорыстного борца за революционную идею, относились к нему с презрением. Вот что писал В. И. Ленин  к А.М. Горькому 19 сентября 1919 года: «Короленко, почти меньшевик. А какая гнусная, подлая, мерзкая защита империализма, прикрытая слащавыми фразами! Таким талантам не грех посидеть недельку в тюрьме. Силы рабочих и крестьян растут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитализма, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а го..но(2,с.54)…

 

     24. 01. 1922 года Совет Народных Комиссаров  УССР, считая публициста В. Г. Короленко «идейно близким», принял постановление присвоить имя писателя  Полтавскому педагогическому институту.  В. И. Ленин,  неоднократно справлялся о здоровье демократа, посылая в Полтаву «врачей с Москвы» и Луначарского.

Но сегодня трудно не согласиться с мнением  Б. Джереливского, давшего характеристику Короленко и его творчеству: « Украина уже знала нечто подобное короленкам, когда во времена польского владычества Запад в лице католической церкви превращал  русское население края в ренегатов-недоверков. Многие русские шляхтичи и магнаты приняли католичество, холопы и мещане стали униатами. (Короленко не был православным человеком.) Именно эти отступники стали главной ударной силой поляков против русского народа на Украине. Именно их отличала нечеловеческая жестокость и свирепость к вчерашним соплеменникам и единоверцам.

Потомки этих выродков русского мира, уже после того как Польша стала частью Российской Империи, были зачинателями и участниками всех смут и заговоров, проявляя при этом такую русофобию, что она изумляла даже коренных поляков, которые охотно служили русским государям не только в армии, но и в жандармерии.

 Смыслом жизни этих ренегатов после их отступничества и их потомков стала борьба с Россией, Православием, со всем русским. (Примером тому служит творчество Короленко.) Кредо подобных персонажей довольно красноречиво изложил в стихотворении «К польке – матери» Адам Мицкевич, сам происходивший из бывших русских»…

     В наши дни НПЦ «Эмпатия» провел социологический опрос студентов Полтавского педагогического университета  им. В. Короленко и сельских учителей в одном из районов области. Был поставлен вопрос: «Назовите произведения Короленко?» Только у 12% опрошенных  имя писателя ассоциируется с «Детьми подземелья», остальные не знают, что он написал, а 60% кто он. Правда, кормящиеся вокруг имени «общественного деятеля» сегодняшние  баснописцы России говорят, что Короленко читают в удмуртских селах и сапожники в Ижевске почитают его «здоровый реализм». Спорить не буду, пусть будет так?…  

                                                         Николай Яременко

                                                            

 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Николай Ярёменко
2015/04/14, 13:19:30
Тот к добру не направит, кто в делах лукавит.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов