Осада Синбирска Федькой Шелудяком

2

09/07/2014 21:54, 2646 просмотров

метки: шелудяк, симбирск, осада

автор: Николай Полотнянко

В 1670  году Синбирск выстоял жестокую осаду. Всю зиму стрельцы и посадские люди  чинили и латали кремль, очищали город и местность вокруг него от трупов, не ведая, что на них с низу надвигается новая опасность. Стенька был четвертован в Москве, но его подручники были живы. Отлежались,  залечили раны участники бунта и с надеждой смотрели на вспученную ледоходом Волгу. У многих чесались руки вновь взять топоры, рогатины, вилы и  пуститься в разбойный промысел. Благо, что в Астрахани была  казацкая власть, и всем верховодили  ближайшие разинские соратники, имевшие грозную славу душегубов – Васька Ус и Федька Шелудяк.

 

Тем временем в начале весны в Астрахани пришла грамота от царя Алексея Михайловича, и привёз её не стольник или другой государев человек, а безвестный татарин, что вызвало к ней явное недоверие. Государь требовал принести повинную. Неизвестно, поверил ли астраханский митрополит Иосиф подлинности царёва послания, но приказал сделать с неё несколько списков. Затем он послал за казаками, которые стали собираться во дворе атамана своего Уса. Митрополит Иосиф пришёл к казакам, огласил грамоты царя, но казаки тут же вырвали её из его рук. Митрополит стал ругать казаков и оказачившихся астраханцев за дурное поведение. В ответ послышались угрозы: «Чернец! Знаешь ли ты раскат?…Посадить его в воду!».  Стали пытать ключаря, но тот  заверил, что грамота прямая из Москвы. Казаки отобрали сделанные с грамоты списки и стали думать думу: идти  ли им на верхние города или предпринять иное. Наконец решили, что Ус остаётся в Астрахани, а Шелудяк отправляется в Синбирск, ибо этот город стоял непреодолимой преградой на пути вольницы к Казани и Нижнему Новгороду.

 

 

В Великую Пятницу 1671 года юртовские татары опять подали из-за Волги весть, что у них находится новая царская грамота. Со многими спорами эту грамоту доставили в Астрахань. Написанное в ней было гораздо жестче и суровее. Государь обращался  к астраханским жителям  с требованием хватать «воров» и запирать в тюрьму до указа, а за это «де астраханцам их вины  прощены будут». «Кого нам хватать и сажать в тюрьму, -закричали астраханцы, - мы все воры. Возьмите его, митрополита, и посадите в  тюрьму или каменную будку!…».

 

 

Расправе над иерархом помешала Святая Неделя, но неизбежное свершилось – старца сбросили с раската, затем казнили князя Семёна  Львова, который долгое время играл со Стенькой Разиным  в какую-то политику. Он хотел вывернуться из-под казацкой сабли и царского  топора, но не  удалось: его пытали и сбросили с  раската.

 

 

Между тем, Федька Шелудяк со свои воинством плыл к Синбирску, по пути скликая охочих до воровства и разбоя  людишек, и замечал, что подмоги с Дона нет, войско – сплошь мужичьё, хоть и свирепое в схватках, но плохо вооружённое и не знающее войны. Неизвестно, заходил ли Шелудяк в Царицын, Саратов и Самару, вернее, что  нет, эти городки были крепко заперты, и в них сидели надёжные войска. Мало чего удалось промыслить и  на Волге: купцы,  зная, что Астрахань под ворами, ждали развязки событий и не рисковали с товарами пускаться в  путь.

 

 

Федька Шелудяк в июне добрался до Синбирска, где в осаде сидел боярин Пётр Васильевич Шереметьев со многими ратными людьми. Войско Шелудяка сильно возросло от набежавших  ото всюду мордвы и чювашей, поэтому боярин не дерзнул выйти в поле, опасаясь свирепости и инородцев, способных  в кураже разбить регулярные войска. Первые приступы Шелудяка были отбиты, и воровской  атаман завёл переписку с Шереметьевым, обещаясь принести повинную. Шереметьев отвечал, что пошлёт  к государю за указом, и велел Шелудяку отступить в Самару.

 

 

 Атаман согласился на эти условия и отбыл к Самаре, и вовремя для синбирян, потому, что кремль и посад внезапно вспыхнули и выгорели подчистую без всякого действия «воров», а, скорее всего, по недосмотру жителей. Так случилось, что Стенька Разин четыре раза приступал к Синбирску и не мог сжечь его, а тут, может от единой искры, сгорел город, успевший за последний год стать одним из самых  славных в государстве.

 

 

         В конце концов деятельность П. Шереметьева из-за того, что он вступил в переписку с ворами, не получила одобрения правительства, и его сменил стольник Волконский, который привез боярину выговор от царя за то, что принял от воров грамоту, где было написано, что Ю. Долгорукий и Б. Хитрово изменники. Воры стояли в это время в Самаре и ждали государственного указа, но милостливой грамоты не пришло, и они ушли в Астрахань.

 

 

         После двух осад от Синбирска не осталось ни живого места, ни посадских людей. Все нужно было начинать заново. И правительство приняло меры по его восстановлению: направило служилых людей, стрельцов и казаков, строителей, переселило из Нижнего нужных специалистов, много земли было роздано участникам подавления Разинского бунта. Участки земли от 100 до 200 четвертей получили все начальные люди воеводы Ю. Барятинского.

 

 

         Но основной стратегический выигрыш Московского государства заключался в том, что, разгромив восстание Разина, Россия окончательно и бесповоротно присоединила к себе народы Поволжья. Среди этих народов стала вестись сплошная христианизация, и все они, исключая мусульман, стали мало, чем отличаться от русских, тем более, что русские никаких преимуществ перед этими народами не имели. Шла взаимная ассимиляция единоверных народов, что и превратило центр России в единый монолит, и этот вывод подтверждается событиями истории последующих веков. И сейчас бесполезно гадать произошло ли это в результате тонкой византийской политики царя Алексея Михайловича или случилось спонтанно.

 

 

                                        

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов