Двадцать четыре часа пути

2

24/02/2015 13:42, 2724 просмотра

метки: дорога, воспоминания, повесть, проза, светлана демченко

автор: Светлана Демченко


     "Суета, стук колес, суета, /  Ровно двадцать четыре часа, /  Все не то, все не то, все не так, / Всё чужие звучат голоса. /  Восемьсот километров пути /  Разделяют с любимою нас, /  Не проехать мне их, не пройти /  За секунду, за миг и за час. /  Только мысленно я где-то там: /  Вот рукой прикасаюсь к руке,/   Ветерком пробегусь по губам /  И щекою прижмусь я к щеке. /  Только мысленно, чтобы потом,/   Через двадцать четыре часа, /  Поздороваться с ней шепотком /  И в её окунуться глаза".  
Виктор Гусак
  
 
Прочитав опубликованный Женей рассказ, Никита в   который раз почувствовал ее близость, причем, настолько ощутимо и зримо, что какое-то время никак   не мог справиться с собой.   Его прошлая личная жизнь, исполненная боли и горечи, отошла   на второй план.  
- Я виноват, что не разглядел тогда у рябины Женю. Я помню   ее глаза, бездонные...       И ведь мороз был, а она - без головного убора. Ее растрепанные белокурые волосы образовали как бы серебряный нимб над   ее лицом, озаренным лучами утреннего солнца. Взгляд источал   возбуждающий свет, призывал к волшебству, и только, наверное,   моя добропорядочная трусость сдержала меня от разговора с "незнакомкой". А весь облик, лицо излучали одну доброжелательность, они ласкали меня, я же помню...  
- Болван,- досадовал на свою нерешительность Никита.  
Описав свои переживания в рассказе "Несостоявшаяся   встреча", автор ожидал реакции Жени. Понимал, что ее женская   рука может в отзыве начертать, что угодно, - от обиды до того непонятного огня, который готов тут же вспыхнуть в женщине, если   мужчина умело и вовремя его раздует.
Причем, в любом направлении,- от страсти до ненависти.
 
А Женя никак не могла прийти   в себя после своей авантюрной поездки к Никите, билась, как   рыба, пойманная в сеть. Ей хотелось освободиться от этих духовных цепей, отсутствие которых, оказывается, она уже не в состоянии вынести.
Его рассказ как будто воспламенял сердце и был   адресован только ей. Она ревниво изучала отзывы других женщин, ответы на них автора, и хотела уравнять то, что уравнено   быть не может, - любовь и непонятное негодование.  
Она решила игнорировать любовный, по ее мнению, бред автора в рассказе, не замечать его, не вступать ни с кем в полемику.  
- Буду жонглировать лишь общими понятиями " взаимоуважение", "понимание между людьми", отвечу с легкой улыбкой, даже   ласковой,- этакая нежность палача при виде своей жертвы. Глупая, и это ты о Никите так говоришь? Он же тоже переживает. И   не виноват ни в чем.   Надо было предупредить о приезде.
 
Написав этакий, ничего не   значащий, отзыв на рассказ Никиты, Евгения строго - настрого   приказала себе:      
- Все, нужно заканчивать с этим. Кроме душевного беспокойства, ничего мне эта связь не приносит. Фу, какое неприглядное   слово "связь", да и нет ее, так, легкая переписка.  
Но что же ей тогда не дает покоя?   Она чувствовала себя раненой не тем вниманием, которое хотела получить. Ей недоставало его.   Она боялась показать свои истинные чувства, свою боль.   И вдруг одна лишь короткая мысль, быстрая, как молния, прон-   зила ее: "Победу в любви, - говорил Наполеон,- приносит   только бегство...".  
- Нужно резко рвать эти отношения. Подумаешь,- влюбилась   в виртуального мужчину, незнакомого, может, он в жизни совсем   не такой, как в своих произведениях...  
- Но ты же видела его? Что ощутила? А... сладкое тепло от его   голоса, глаз, седоватых волос,- противилось что-то внутри.  
- Да,- робко отползала негодующая тень сомнения.- Я помню   все,- и красивый пейзаж с рябиной, в котором светилась зима;   серо-голубое, как листовое железо, небо; и улыбку, застывшую   на приоткрытых губах мужчины, обнаженные белые зубы, прони-   цательные глаза; и весь разговор с незнакомцем, который быстро   увял от охватившей обоих невысказанной неловкости.  
 
Никита же, прочитав отзыв Евгении, с горечью понял, что   что-то надломилось в их отношениях. Но что?  
- Она же не хищница? Ей жертвы не нужны? Я же без общения   с ней не смогу.   А, может, может, она одна из тех, кто в слезах молится за кролика или собачонку, но с улыбкой на устах способна ежедневно   убивать близких людей?! Нет, она не такая,- мысленно одергивал себя Никита. - То, о чем она пишет , говорит совершенно о   другом.
Мужчина не находил себе места. Его возбужденный ум не   мог обрести покоя ни днем, ни ночью.       Женя постепенно вошла в его распорядок жизни. Его просто нет   без нее!   И в самые мрачные минуты, когда его особенно удручало духовное одиночество, общение с ней, пусть и виртуальное, примиряло   его с жизнью, неразрывно связывало с ней. И в этом он находил   успокоение.  
- Нужно ехать, - вдруг сказал он себе.- Дети побудут с сестрой, в школе занятий нет, там обойдутся без меня.  
 
И, долго не раздумывая, словно боялся, что откажется от своего   намерения, в тот же день после нехитрых сборов уехал.   Предстояло двадцать четыре часа пути...   Двадцать четыре часа размышлений и тревог.  
Сев в поезд, он всецело предался им, добровольно погрузившись   в их плен.   Он вдруг обнаружил, что человеческий ум, оказывается, на   удивление эластичен и способен сопротивляться ударам судьбы,   при этом многое забывая.  
В пути Никита начал рыться в своей памяти, чтобы найти соответствующее оправдание своему безрассудству.  
Да, у него была семья...   Вначале их брак не вызывал никаких опасений.   Молодой учитель, приехавший в поселок по распределению,   где-то спустя год женился на местной девушке, заведующей сельской библиотекой.   Озорная, красивая, вместе с тем, существо таинственное,   исполненное религиозных предрассудков, которые он давно перерос.
Вначале его коробила пропасть дурного вкуса, отсутствие   деликатности к чести и достоинству человека.   Его интеллект, отточенный широким университетским образо-   ванием, никак не вписывался в низменное ограниченное мировоззрение жены.       И всякая попытка отвлечь ее от набиравшей власти в окрУге   религиозной секты, вызывала спазмы вражды, непонимания.  
Моральный паралич, сковывающий Никиту дома, усугублялся   какими-то насмешками, намеками коллег, с которыми он не мог   поделиться.  
- Неужели мужчина, который никому не поверяет своих тайн,   может дойти до того, чтобы выставлять напоказ пороки своей   жены? - не раз так совестил себя.  
А подвергнутая влиянию секты супруга, забросила дом, детей,   жила в своем замкнутом мирке заблуждений.   Слово "муж" стало в ее устах, как бы, прозвищем.   Обладая сократовским терпением, она мучила его не хуже Ксантиппы, только ей понятными поступками.  
- Да, я не умел защищаться,- думал Никита, - от ее дьявольского поведения по отношению к семье. Я сдался, по существу.  
 
***  
- Мужчина, чай пить будете?- как бы издалека услышал вопрос проводницы.  
- Да, да, принесите пожалуйста.  
И только сейчас заметил соседа по купе.  
- Простите, я задумался.  
- Я видел, и не стал Вам мешать.  
Разговорились.  
- Вот и еду к своей обожаемой женщине, - продолжал делиться Никита.- Как встречу и встречу ли, не знаю. Не мог дозвониться. С вокзала попробую.  
- Во, дела! Кому рассказать, не поверят. Так ни разу ее и не видели?  
- Мельком, однажды...      
- Красива?  
- Женственна. Знаете, греясь теплом, исходящим от настоящих   женщин, которые внушают уважительную любовь и которым бессознательно подчиняются мужчины именно потому, что те бесконечно женственны, мы и видим себя героями на их фоне.   Женственность ведь заключена не столько во внешнем облике,   сколько в свете, исходящем из женской души, в харизме, как принято говорить.   Я ведь благодаря Жене, стал спасаться стихами и посланиями   по электронке, уходить от реальной жизни - в другую, виртуальную. Там у меня заработала фантазия, окружила меня в моем одиночестве разными образами, персонажами и друзьями...   В общем, я принялся сочинять сказку своей новой жизни.  
 
 
 
 
   
Нравится
   
Комментарии
Светлана Демченко
2015/03/21, 20:57:43
Спасибо, Лорина.
Возможно, такое впечатление складывается из-за того, что работа не читается вся сразу от начала до конца. Первую главу Вы оценили как самостоятельный рассказ. :) Всё же давайте следить за мыслью и сюжетной линией, а не за текстом каждой главы в отдельности. Согласна с Вами в том, что есть поспешность, темп накручен ...но это же 24 часа пути?! :)
Ещё раз спасибо за советы.
Лорина Тодорова
2015/02/28, 01:37:52
Светлана, ты изменила форму повествования, и рассказ теряет....В первой части Ты удачно ввеела непрямую собственную речь, смешала с повествованием и все было удачно. А тут рассказ напоминает какой-то киносценарий, читать трудно. получается рассказ типа Стендаля , но и там нет такой резкой смены ....слишком высокая степень фрагментации Я бы тебе посовтывала подумать и немного замедлить этот фрагментирующийся темп.

Желаю УСПЕХ!
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов