Сижу, тихо пишу и никого не трогаю

8

08/11/2014 14:26, 6399 просмотров

метки: Николай Седов, писатель, поэт, графоман, школа, Виктор Власов, омск

автор: Виктор Власов

 Сижу, тихо пишу и никого не трогаю

группа журнала "Бульвар Зелёный" "Вконтакте": http://vk.com/volnyilist  

Творческой деятельностью уже шестидесятилетний Николай Петрович занимается с 1997 года, но уже в 1999 году его избирают председателем «Союза детских писателей Омской области». Произведения сибиряка публиковались в газетах и журналах городов Тобольска и Омска. По сказке «Зайчонок, который умел размышлять» театральной студией городского Дворца творчества поставлена пьеса. Эта информация взята с интернет-ресурса: http://lib.omsk.ru/clk/dp/index.php?p=avtos2. Да, я и не знал, что в родном Омске работает и детский союз писателей областного значения.

 

Николай Петрович Седов – постоянный гость нашей школы, так сказать, настоящий и признанный детьми писатель, книги которого раскупаются в бой, словно у Захара Прилепина…  На упомянутом ресурсе сказано, что у писателя вышло несколько десятков книг (уже 70). Ни у одного омского автора нет столько изданий, это я знаю, как дети выражаются, точняк!..

 

Каждый год, прихватывая огромную сумку с книгами, Николай Петрович навещает почти все параллели начальной школы и ведёт плодотворный бизнес. Осторожно заходит в класс, во второй или в третий, оглядывает детей и перечисляет свои заслуги, мол, он самый главный председатель омского союза детских писателей. Размахивает пухлыми руками, широко улыбается, и каждый раз выкладывает новую стопку изданных брошюр на стол. Горят глаза у детей, они готовы раскупить хоть весь тираж писателя. По десять-двадцать рублей продаёт свои книги Николай Петрович, есть и дорогие, миниатюрные, в красивых разноцветных и твёрдых обложках. Эти предлагает не сразу, а только с разрешения родителей – они стоят дороже примерно на сотню. Дома Николай Петрович не делает ничего, а только пишет и экспериментирует с формой. Он – переводчик, поэт, прозаик, историк, учёный, артист. Впрочем, об этом красочно сказано в интернете. За день может написать несколько страниц прозы или ещё больше – поэзии. Он знает множество языков.

 

– Переводите-то как, Николай Петрович? – спрашиваю, обедая с ним в школьной столовой. – Сколько языков выучили?

 

– Беру подстрочный перевод любого переводчика и переделываю, – отвечает Николай Петрович. – Женя Фельдман делает также. Всё обычно. Главное – больше книг продать и распространить. Не хочу сидеть как Асташкин на ящике на Хитром рынке и мёрзнуть, предлагая книги. Сколько он продаёт за год – не знаю. Я по школам хожу и продаю много. У меня покупает каждый школьник. Даже экономят на обедах, но покупают мои книги. По две или по три книжки, но протягивают ручонку.

 

Николай Седов сочиняет сказки, пословицы, поговорки, пишет афоризмы, пересказывает исторические очерки Сибири. И всё это немедленно издаёт чёрно-белыми, а когда и цветными брошюрками-книгами. В месяц примерно пользуется услугами сразу трёх омских типографий.

 

– Вот, смотри, Витя! – смачно и шумно объедая вкусную куриную ножку (в школьной столовой действительно вкусно готовят курицу), протягивает несколько миниатюрных книг, изданных в трёх разных типографиях, по тысячи экземпляров каждая.

А что? Здорово. Надо, дорогие писатели, издавать каждый отдельный рассказ одной книгой и пускать на продажу. У такого продукта себестоимость маленькая и форма миленькая. Большая вероятность того, что люди приобретут этакую книгу даже ради потехи.

 

Правда, соглашаюсь. Наблюдаю за Николаем Петровичем, стоит ему только предложить книжку, как ребята срываются с места и просят отдать им первыми. Такой магией не владеют даже Лев Трутнев и Юрий Перминов, эти двое, возможно, излишне скромные писатели. Им бы побольше школы посещать, наверное, брать пример с Николая Седова?

Немолодой автор Седов гуляет по коридорам школы и захаживает в каждый класс, с первого этажа он плавно поднимается на четвёртый. Продаёт и старшим школьникам. Только появится, так и ошарашит учащихся гроздьями своих маленьких книжек. Учителя останавливают урок, слушают объявления Николая Петровича, им в диковинку, ведь столько заслуг у этого задорного гостя.

 

– Николай Петрович, в интернет заходите? – спрашиваю.

 

– Нет, не отвлекаюсь, – отмахивается он. – Только отправить тексты. Один раз меня заставили зайти на сайт и прочитать статьи Николая Березовского. Столько ненависти у него к Тане Четвериковой, её плагиату. Не могу на такое долго отвлекаться, лучше написать что-то, чем встревать и обсуждать дрязги. Каждый год мои тиражи расходятся в десяти разных школах Омска. Более двух тысяч книг продаю ежегодно, этот год будет ещё лучше, я договорился с директорами школ в Нефтяниках. Я выписываю им бумажку от нашей организации областного союза писателей, они мне – от школы. Пригодится, для отчёта.

 

– Ни с кем не воюете? Надо ж противостоять всегда, так интереснее.

 

– Не-ет! – Николай Седов ёжится на стуле. – Столько сил уходит на пустые войнушки, лучше писать и продавать хорошо. В Омске никто больше меня не издаёт и не продаёт. Я спрашивал у людей из обеих писательских организаций, никто вообще ничего не продаёт своего. Книги лежат в ящиках или на полке. Заходи в наш союз, ко мне домой, у меня писатели совсем другого толка. Трое уже умерло, осталось шестеро, примерно моего возраста. Никто из них не общается ни с Лейферовским союзом писателей, ни с организацией Ерофеевой-Тверской. Как-то пришёл на единственное мероприятие от СПР, так меня задела постоянная ругань и понос на коллег. Потом и меня назвали графоманом. Я больше ни ногой туда, зачем позорится?

 

Когда Николай Седов не пишет, то обязательно путешествует. Недавно был в Тобольске, в Иркутске. Столовался с местными писателями, обсуждал ценность литературы.

 

– Витя, не надо ни на кого прыгать и кричать, – советует Николай Петрович. – Пока молодой пиши тихонько и никого не трогай, как я. Тот же Коля Березовский многое потерял, когда начал кропать на коллег. Я всё понимаю, справедливость должна восторжествовать, но не лучше ли потратить время на полезное дело. Рассказы или стихи, которые можно продать или показать кому-нибудь. У человека, работающего спокойно, всегда найдутся почитатели. Столько энергии выбрасывается в пустую, когда начинаешь доказывать людям свою точку, переубеждать. Поначалу я обращал внимания на мнения и примыкал к разным группам, а затем забросил всех и сделал своё. Пусть на меня говорят, что, дескать, графоман и продаёт белиберду, бродит по школам… мне всё равно, если честно. У каждого своё дело.

 

У меня при себе несколько номеров журнала «Наша молодёжь», эти экземпляры даю читать администрации школы и так – отдельным учителям, которые спрашивают новинки. Ими делюсь с Николаем Петровичем. Он листает журнал и соглашается с тем, что молодость не должна растрачивать силы на бесполезные крики и перетягивание каната. Есть задор и желание – так бери ценную копну и неси её. В данном случае никто не перескочил ещё объём продаж книг Николая Седова в Омске. Этим самобытный писатель очень гордится. А графоман ли он хитрый или талантливый человек – решит время и школьники, читающие его маленькие книжки.

   
Нравится
   
Комментарии
4 Д
2018/02/13, 06:35:56
Он у нас Сегодня был
как что
2017/04/07, 17:59:33
он был в нашем классе
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов