Спасибо, товарищ Верховный, за нашу Победу!

1

2585 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

АВТОР: Андрюхин Вадим

 

Спасибо, товарищ Верховный , за нашу Победу!

06/05/2016 В канун каждого Дня Победы в нашем обществе неизменно возникают споры о роли Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина в Великой Отечественной войне. Наверное, это связано прежде всего с тем, что с этим вопросом не может определиться наше высшее политическое руководство.

 

С одной стороны, иногда с уст руководителей государства можно услышать вполне трезвые оценки роли Сталина, а с другой – давно уже умершего советского вождя начинают вдруг обвинять чуть ли не во всех смертных грехах.

 

Так, в 2009 году тогдашний глава правительства Владимир Путин во время «прямой линии» с жителями страны положительно оценил роль Сталина в деле индустриализации страны и в военные годы – по его словам, сейчас нельзя бросать камень в тех, кто стоял у истоков Победы. И всё же в конце своего выступления Владимир Владимирович вдруг оговорился, что успехи Сталина были во многом достигнуты за счёт массовых репрессий, за счёт его культа личности и т.д. и т.п. Вот и пойми, каково настоящее отношение Путина к Сталину?!

 

И такое, увы, продолжается уже не первое десятилетие...

 

 

Никиткины сказки

 

Всё началось 60 лет назад, когда ХХ съезд КПСС по настоянию тогдашнего Генерального секретаря Никиты Хрущёва принял постановление о преодолении культа личности Сталина.

Сейчас уже точно установлено, что Хрущёв принялся «разоблачать» Сталина вовсе не из-за желания демократизировать жизнь в Советском Союзе, а в силу других причин. Во-первых, показать себя более «хорошим» правителем, чем был Сталин. А во-вторых, Никита Сергеевич очень хотел переложить на Сталина ряд собственных прегрешений 30 – 40-х годов, вроде соучастия в массовых репрессиях на Украине и в Москве, где Хрущёв занимал главные партийные посты.

Именно на ХХ-ом «хрущёвском» съезде и получила хождение байка о том, что Сталин не только не способствовал Победе в войне, но даже... мешал. Мол, это по его вине перед войной путём репрессий был уничтожен командный состав Красной Армии (больше 40 тысяч человек), из-а чего наши войска в начале войны буквально бежали от наступающих немцев. Также Сталин якобы подавлял инициативу военачальников, плохо руководил народным хозяйством и оборонной промышленностью... Ну и т.д. и т.п.

Время выявило всю ложь хрущёвских измышлений. Например, современный военный историк Михаил Мельтюхов категорически опровергают мнение, что предвоенные чистки в верхах армии оказали серьёзное влияние на её боеспособность. Мало того, Хрущёв, оказывается, в своих сталинских обвинениях ловко манипулировал настоящими данными!

Действительно, по состоянию на начало 1940 года из состава вооружённых сил было уволено порядка 45 тысяч офицеров. Однако к репрессиям это мало имело отношения. Увольнялись командиры по самым разным основаниям – по состоянию здоровья, по выслуге лет, из-за несоответствия занимаемой должности... Из них аресту подверглось только 10 тысяч человек. Причём, далеко не всегда по политическим мотивам – многих привлекали по чисто уголовным статьям: пьянство, дебоши, рукоприкладство, необоснованное применение оружия... При этом из числа уволенных перед войной в прежних должностях было восстановлено порядка 12 тысяч офицеров.

Так что предвоенные перестановки командного состава к неудачам первых дней войны не имели никакого отношения! Согласно заключению Мельтюхова, эти неудачи были связаны вовсе не с «чистками», а с некомплектом командного состава, вызванные слишком быстрым ростом Красной Армии в конце 30-ых годов. Но это была ошибка не столько Сталина, сколько Наркомата обороны, не сумевшего добиться нормальной и своевременной подготовки командных кадров.

Что же касается хрущёвсих доводов о «подавлении инициативы» и «плохого руководства» оборонным хозяйством, то на сей счёт имеется мнение Дмитрия Фёдоровича Устинова, который при Сталине возглавлял всю нашу военную промышленность:

«Сталин обладал уникальной работоспособностью, огромной силой воли, большим организаторским талантом. Понимая всю сложность и многогранность вопросов руководства войной, он многое доверял членам Политбюро, ЦК, ГКО, руководителям наркоматов, сумел наладить безупречно чёткую, согласованную, слаженную работу всех звеньев управления, добивался безусловного исполнения принятых решений. При всей своей властности, суровости, я бы сказал жёсткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений... Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооружённых Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках».

 

 

Колебались вместе с генеральной линией

 

Кстати, примерно такой же оценки придерживались и те, кто непосредственно стоял рядом со Сталиным в военное время. Я имею в виду самых видных советских маршалов и полководцев.

В этом плане большую ценность для истории имеют записи писателя Константина Симонова его бесед с прославленными полководцами, сделанные в 60-ые годы, когда эти маршалы были на пенсии и могли говорить всё, что считали нужным.

Симонов пишет:

«Для маршала Жукова Сталин во время войны – это человек, принявший на свои плечи самую трудную должность в воюющем государстве... В стратегических вопросах Сталин разбирался с самого начала войны. Стратегия была близка к его привычной сфере политики, и чем в более прямое воздействие с политическими вопросами вступали вопросы стратегии, тем увереннее он чувствовал себя в них ... его ум и талант позволили ему в ходе войны овладеть оперативным искусством настолько, что, вызывая к себе командующих фронтами и разговаривая с ними на темы, связанные с проведением операций, он проявил себя как человек, разбирающийся в этом не хуже, а порой и лучше своих подчинённых».

Симонов при этом подчёркивал, что «взгляд Жукова на Сталина, сложившийся в ходе войны, представляет особую ценность, потому что этот взгляд опирается на огромный четырёхлетний опыт совместной работы».

А вот что говорил о деятельности Сталина как Верховного Главнокомандующего маршал Александр Василевский:

«О Сталине как о военном руководителе в годы войны необходимо написать правду. Он не был военным человеком, но он обладал гениальным умом. Он умел глубоко проникать в сущность дела и подсказывать военные решения»...

Увы, всё это станет известным гораздо позднее. При Хрущёве все эти маршалы, проявившие огромное мужество в военное время, но не выдержавшие партийных интриг мирного периода, публично поддерживали никиткины сказки. Правду они рассказали только после выхода на пенсию.

Самым же честным и последовательным из них оказался лишь Константин Константинович Рокоссовский. В 1962 году на одном из кремлёвских банкетов Хрущёв предложил Рокоссовскому, как выразился сам Никита Сергеевич, написать «почерней и погуще» статью против Сталина, упирая на «бездарность» великого вождя. Однако Рокоссовский ответил: «Никита Сергеевич, товарищ Сталин для меня святой!» – и в дальнейшем на банкете демонстративно не стал чокаться с Хрущёвым...

Однако такая смелость была исключением из правила. Поэтому неудивительно, что тогда, в конце 50 – начале 60-ых годов, очень многие поверили в негативную роль Сталина в военное время – как в нашей стране, так и за рубежом, где историки и политики принялись буквально соревноваться в оплёвывании как всего Советского Союза, так и Сталина лично (впрочем, о роковой роли хрущёвского доклада на ХХ-ом съезде для судьбы нашей страны я уже писал неоднократно).

 

 

Куда подует ветер времени?

 

При Леониде Ильиче Брежневе, который сменил Хрущёва на посту руководителя партии и государства, хрущёвские глупости уже открыто не высказывались. Наоборот, стали публиковаться мемуары современников, где подчёркивались выдающиеся организаторские способности Сталина, на экраны страны стали выходить фильмы о войне, объективно показывающие роль Верховного Главнокомандующего (например, киноэпопея «Освобождение»).

Тем не менее КПСС официально не пожелала официально отмежеваться от хрущёвских обвинений. Хотя об этом партию просили многие рядовые коммунисты. В партийных архивах сохранилось множество писем, в которых требовалось, наконец, нормально оценить сталинскую эпоху со всеми её плюсами и минусами. В частности, об этом ЦК КПСС просил Константин Симонов в письме от 23 марта 1966 года: «Нам нет нужды ни очернять, ни обелять Сталина. Нам просто нужно знать о нём всю историческую правду».

Но верхушка КПСС двусмысленно молчала. Это нашло своё отражение в 1969 и в 1979 годы, когда отмечалось соответственно 90-летие и 100-летие Сталина. Газета «Правда» опубликовала совершенно невзрачные и тусклые материалы, где говорилось о «сложной и противоречивой» сталинской фигуре и о том, что "партия уже дала свою исчерпывающую оценку деятельности Сталина И.В. в решениях своих съездов, в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствиях».

И всё же некоторыми партийными начальниками была предпринята попытка реабилитировать роль Сталина в войне. Случилось это в июле 1984 года.

Тогда, в преддверии грядущего 40-летия Победы, состоялось закрытое заседание Политбюро ЦК, на котором активно обсуждался «сталинский вопрос». На этом заседании министр обороны маршал Дмитрий Устинов прямо обвинил Хрущёва в клевете на сталинское время:

«Сталин, что бы там не говорилось, – это наша история. Ни один враг не принес столько бед, сколько принес нам Хрущёв своей политикой в отношении прошлого нашей партии и государства, а также и в отношении Сталина... Он, Хрущёв, нас, нашу политику запачкал и очернил в глазах всего мира».

Следом Устинов предложил коренным образом пересмотреть решения 20-го съезда и даже обратно переименовать город Волгоград в Сталинград:

«В связи с 40-летием Победы над фашизмом, я бы предложил обсудить и ещё один вопрос, не переименовать ли снова Волгоград в Сталинград. Это хорошо бы восприняли миллионы людей».

И члены Политбюро в основном приняли устиновские предложения положительно – хитромудрую позицию занял только будущий отец перестройки Михаил Горбачёв, туманно заявивший, что в предложении Устинова,«есть как положительные, так и отрицательные моменты». И всё же Политбюро решило продолжить их обсуждение.

Однако скоро маршал Устинов умер, а следом за ним скончался и Генсек Константин Устинович Черненко, доброжелательно относившийся к роли Сталина в нашей истории...

С приходом Горбачёва, как известно, началась новая волна антисталинских «разоблачений», плавно перешедших в настоящий звериный антисталинизм ельцинской эпохи, когда появились опусы, в которых утверждалось, что Сталин во время войны за спиной воюющей Красной Армии... чуть ли не договаривался с Гитлером о капитуляции нашей страны?!

А при Путине, как уже говорилось, власть по сути вернулась к двусмысленности брежневской эпохи...

... Говорят, что Иосиф Сталин перед своей смертью сказал следующие слова: «Когда я умру, на мою могилу нанесут много мусора, но ветер времени безжалостно сметёт его». Вождь оказался прав. Профессиональные историки, даже антисоветски настроенные, сегодня отдают должное гению великого Сталина и подтверждают, что именно этому человеку мы во многом обязаны своей Победой.

Однако нужна и чёткая политическая оценка роли вождя со стороны высшего руководства России. Иначе двусмысленность по прежнему будет будоражить умы наших граждан. И страна снова может оказаться жертвой глобальной антироссийской и антисоветской пропаганды, как во время перестройки, к которой во многом привела именно брежневская историческая неопределённость....

 

 

P.S. О настоящей роли Сталина в годы Великой Отечественной войны лучше всего говорят свидетельства современников и очевидцев той эпохи. Примечательно, что среди этих людей практически нет никого, кто бы напрочь отрицал выдающийся вклад Сталина в Победу, даже его явные противники. Приведем лишь некоторые высказывания.

 

Александр Самсонов, военный историк, академик:

«Сталин как Верховный Главнокомандующий умел учитывать рекомендации окружавших его военных. Огромный опыт государственной и партийно-политической деятельности позволял ему быстро овладевать специальными знаниями, необходимыми для повседневного руководства вооружёнными действиями в условиях Второй мировой войны».

 

Пётр Григоренко, ветеран войны, диссидент и правозащитник:

«С лёгкой руки Хрущёва получила распространение мысль о военной бесталанности Сталина... Чтобы согласиться с этим, надо совсем не принимать во внимание личностные данные Сталина... Сталин научился прислушиваться к военным специалистам, ценить их мнение. Но при этом сам не уклонялся. Его участие чувствуется в разработке всех блестящих наступательных операций... Многие поколения военных во всём мире будут изучать эти операции, и никому не придёт в голову доказывать, что они готовились и проводились без участия Сталина или тем более вопреки его воле».

 

Уинстон Черчилль, во время войны — британский премьер:

«Большим счастьем для России было то, что в годы тяжёлых испытаний Россию возглавил гений и непоколебимый полководец И.В. Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь. Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой воли, резким, жёстким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить»...

 

   
Нравится
   
Комментарии
Обыватель
2016/05/07, 14:16:08
Гласно и негласно Путин с Медведевым насаждают в обществе подлую мысль: наш народ победил в войне не благодаря, а вопреки Сталину. Полная чушь собачья!!!
Вот они - два первых фальсификатора истории! Потом идут всякие познеры, свинидзы и барщевские
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов