Украинский голодомор — грубое антироссийское шоу

2

4543 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

АВТОР: Валентинов Олег

 

Украинский голодомор — грубое антироссийское шоу09/12/2015  Современной Украине сегодня нечего предъявить миру — нет ни малейших успехов ни в экономике, ни в социальной политике, ни во внешних делах. Мало того, ситуация лишь ухудшается буквально с каждым днём! Зато укро-начальники «преуспели» в другом — они с упорством, достойного гораздо лучшего применения, переписывают историю. Особенно историю XX века.

 

Яркий пример тому — очередные траурные мероприятия конца ноября, которые были посвящены очередной годовщине так называемого голодомора 1932—1933 годов. Тогда от голода, ставшего результатом грубых ошибок и перегибов коллективизации, по всему Советскому Союзу умерли миллионы сельских тружеников. Трагедия коснулась и Украины...

 

Не буду описывать траурные мероприятия, которые состоялись в Киеве. Они, в принципе, из года в год совершенно одинаковы и довольно омерзительны по своей сущности. Ибо тут нет ни желания по-настоящему разобраться, что именно случилось в далёкие 30-ые годы, ни настоящей скорби по жертвам. Зато можно наблюдать безудержное чванство правящей элиты!

Цинизм укро-чиновников дошёл до того, что сразу же после «траурных митингов» они спешат... праздновать(!) голодомор — кто в дорогие кабаки, кто в ночные клубы, а кто в резиденцию президента Порошенко, где «голодоморное» вино буквально льётся рекой! Видимо как раз с такого «голодоморного» перепою Порошенко и брякнул во всеуслышание:

 

«Молимся за многомиллионный небесный легион украинского народа. Светлые души невинно убиенных украинцев здесь, незримо рядом с нами. Голодомор — это не что иное, как проявление многовековой гибридной войны, которую Россия ведёт против Украины».

 

Неудивительно, что в это самое время — и в чиновных речах, и на страницах СМИ — во всю царит оголтелая русофобия. Особо стараются украинские националисты и их подельники в так называемых «научных кругах» республики. Эти, вслед за своим президентом, без удержу крутят «шарманку» о геноциде украинского народа, якобы специально устроенного зловредными москалями!

 

Слишком затянувшаяся проблема

 

Наверное, прежде чем объяснить подобные настроения укро-элиты, разберёмся с тем, что же реально произошло в начале 30-ых годов на Украине, да и не только там...

 

Всё началось в ноябре 1929 года, когда в газете «Правда» появилась статья тогдашнего главы советского государства Иосифа Сталина «Год Великого перелома». В этой статье Сталин заявил о новой политике государства в деревне. Статья по своей сути стала отправной точкой сплошной коллективизации сельского хозяйства в Советском Союзе.

 

В принципе, перемены в сельском хозяйстве России назрели ещё задолго до Октябрьской революции. С одной стороны, наша страна производила огромное количество зерна, являясь одним из мировых лидеров по его продаже. А с другой — возникла ситуация, когда мелкие крестьянские хозяйства больше не могли выдавать нужного количества продукции, причём как на внутренний рынок, так и на внешний.

 

В этих мелких хозяйствах применялся исключительно ручной труд, там пользовались отсталыми «дедовскими» методами и технологиями. То есть эти хозяйства исчерпали весь свой экономический потенциал и теперь в основном работали на свои нужды, а вовсе не на потребности рынка. Между тем в условиях динамичного развития капитализма на рубеже XIX – XX веков потребности в сельскохозяйственной продукции неуклонно возрастали – требовалось кормить бурно растущее население промышленных городов, обрабатывающие предприятия нуждались в сырьевой базе технических культур (лён, рапс и другие).

 

Но деревня из-за технической отсталости уже не могла дать ничего большего. А поскольку численность сельского населения росла, то росло и число убыточных хозяйств, начисто проедавших свою продукцию.

 

Ситуацию на рынке главным образом спасали крупные хозяйства. Именно они давали свыше 70% всего производимого товарного зерна Российской империи. Речь идёт о помещичьих латифундиях и купеческих землевладениях. Эти хозяйства обладали большими материальными возможностями, что позволяло им приобретать нужную технику и оборудование для производства рыночного товара.

 

Впрочем, для решения проблемы в государственном масштабе требовалось кардинально реформировать всё сельское хозяйство в целом. Об этом неоднократно говорил царский премьер Пётр Столыпин. Но царская администрация осталась равнодушной к его предложениям. А после гибели премьера на эти предложения и вовсе махнули рукой...

 

После революции 1917 года обстановка только ухудшилась. По понятным причинам помещичьи и купеческие хозяйства были ликвидированы, вся земля перешла в руки крестьянских собственников. В результате произошло дробление хозяйств на мелкие наделы. К 1928 году их число по сравнению с 1913 годом выросло в полтора раза – с 16 до 25 миллионов! При этом уровень ведения хозяйства оставался крайне низким. Более половины посевных площадей вспахивалось сохой, сев на две трети был ручным, уборка хлебов на 50% производилась серпом и косой, обмолот на 40% делался как в глухие средневековые времена – при помощи цепа.

 

Неудивительно, что при таком уровне производства село уже не могло дать продукцию не то что на экспорт, но и на удовлетворение нужд самой страны. Проблема сильно обострилась в 1927 – 1928 годы, когда случился неурожай зерновых. Хлеб стал дефицитом, цены на него сильно взлетели. В города стала возвращаться почти забытая со времён революции карточная система, а по ряду регионов прокатилась волна забастовок голодных горожан.

 

Государство предложило производителям зерна сдавать хлеб по твёрдым ценам (кстати, не столь уж низким, как о том сегодня пишут противники коллективизации). Но крестьяне вместе с перекупщиками хлеба фактически объявили государственным инициативам бойкот – они явно жаждали получить не просто прибыль, а сверхприбыль, ожидая дальнейшего роста цен.

 

И тогда у государства лопнуло терпение! Надо сказать, что курс на коллективизацию сельского хозяйства большевиками был взят ещё на 15-м съезде партии, состоявшемся в 1927 году. Партия верно полагала, что эффективное сельхозпроизводство, основанное на полноценной механизации, в условиях России возможно лишь в масштабах крупных хозяйств. Но решения съезда не принуждали крестьян ни к конкретным формам кооперации сельского хозяйства, ни к конкретным срокам её исполнения.

 

К радикальному началу «великого перелома» государство толкнул именно хлебный дефицит конца 20-х годов...

 

Была и ещё одна существенная причина форсированных методов коллективизации. Наша страна, выбравшая путь социализма, фактически находилась в международной изоляции и во враждебном внешнем окружении. На границах не прекращались локальные вооружённые конфликты, готовые в любой момент вылиться в полномасштабную войну. А чтобы выдержать войну, стране срочно требовалась развитая промышленность, прежде всего – тяжёлое машиностроение.

 

Для создания такой промышленности необходимо наличие двух факторов — свободной рабочей силы и масштабных денежных запасов для закупки за границей нужной техники и промышленной технологии. В такой стране, как Россия, где промышленность царских времён была фактически полностью уничтожена Гражданской войной и где 80% населения жило в деревне, нужные ресурсы могла дать только сельская местность. И дать именно через коллективизацию!

 

Ожидалось, что внедрение передовой сельскохозяйственной техники, проводимое параллельно коллективизации, сильно повысит производительность труда на селе и автоматически высвободит часть селян для нужд промышленных предприятий. Кроме того, был расчёт на то, что немало крестьян по разным причинам не захотят жить в колхозах, и они станут переселяться в города, опять-таки пополняя ряды рабочего класса.

 

А вот нужную валюту можно было получить от сдаваемого в закрома государства хлеба, который затем шёл на внешний рынок. Для этого руководство страны разработало обязательный план хлебозаготовок, чёткий и конкретный по каждому региону. И было понятно, что выполняемость этих планов могли обеспечить лишь крупные хозяйства. Что само по себе только ускоряло процессы коллективизации.

 

Конечно, не во всём эти расчёты оказались верными, но в целом индустриализация за счёт сельского хозяйства прошла успешно...

 

Необъявленная война

 

А вот процесс коллективизации проходил очень болезненно. Особенно на первоначальном этапе. По словам одного историка, «...спущенные на места директивы выполнялись в соответствии со взглядами того или иного местного чиновника – например, в Сибири крестьян насильно в массовом порядке организовывали в коммуны с обобществлением всего их имущества. Районы соревновались между собой в том, кто быстрее получит большой процент коллективизации. К недовольным применяли различные репрессивные меры».

 

В ответ возмущённые крестьяне резали свой скот, гноили в ямах выращенный урожай, бежали из деревни в город. А нередко, как казаки Дона и Терека, поднимались на вооружённую борьбу. На подавление таких восстаний власть была вынуждена бросать регулярные части Красной армии. В начале 30-х годов на всю эту тяжёлую обстановку наложились новые неурожаи, которые привели к страшному голоду, когда умерло несколько миллионов человек — и далеко не только на одной Украине.

 

Надо сказать, что жестокость коллективизации объяснялась не только самодурством местных начальников, но и реально существовавшими противоречиями внутри самой деревни. Многие крестьяне ненавидели своих односельчан, которых именовали кулаками (таких было около 5% от всех сельских жителей). По этому поводу российский историк Сергей Кара-Мурза вполне справедливо написал:

 

«Кулаки – это были не просто крестьяне, которые зарабатывали сельским хозяйством, это были ростовщики. Они давали своим односельчанам под бешеные ростовщические проценты семена и сельхозорудия. Это были настоящие мироеды! Нужно почитать „Письма из деревни“ помещика Энгельгардта, который ещё до революции описывал реальность этих отношений».

 

И когда началась коллективизация, с кулаками за все старые обиды стали сводить жестокие счёты. Впрочем, жертвами были не только кулаки. Нередко через доносы в ОГПУ всякого рода сельские проходимцы расправлялись с теми своими соседями, с кем у них были просто плохие личные отношения.

 

Кроме того, ситуацию подогревали партийные, скажем прямо, неосторожные призывы уничтожить кулака как враждебный класс. В сёлах начали безжалостно громить и «подкулачников» – тех, у кого было хоть и небогатое, но крепкое хозяйство, на которое вдруг однажды позарились организаторы колхозов...

 

Отметим, что руководство страны знало о допущенных перегибах и даже преступлениях по отношению к крестьянству. И старалось принимать нужные ответные меры. Выходили специальные партийные постановления о «головокружении от успехов», о «борьбе с искривлением партийной линии в колхозном движении». Наиболее ретивых в деле коллективизации руководителей гнали из рядов партии и даже сажали в тюрьму «за левацкие уклоны».

 

Одновременно делались попытки облегчить участь колхозников – например, запрещалось брать с них больше зерна, чем они могли дать. Для этого создали специальные комиссии, которые определяли реальные цифры урожайности в той или иной местности. А где-то с 1931 года в деревню стала поступать техника, закупаемая за государственный счёт. Техника не только позволила поднять производительность труда, но и к середине 30-х годов существенно повысить уровень жизни крестьян.

 

И всё же общий фон коллективизации для судеб миллионов людей был трагическим! Британский премьер Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях пишет о том, что для Сталина, которого он неоднократно видел во время Второй мировой войны, тема коллективизации была очень тяжёлой. По словам самого Сталина, это было что-то страшное...

 

Впрочем, для оправдания советского лидера можно заметить, что в истории России любые радикальные преобразования всегда требовали много жертв. Созданная при помощи коллективизации промышленная база позволила нашему народу выстоять в годы Великой Отечественной войны, поднять страну из послевоенной разрухи, совершить мощнейший научно-технический рывок в самых различных областях человеческих знаний. Мы до сих пор пользуемся всеми этими достижениями...

 

Особенности национально-свидомого «голода»

 

Увы, всех этих нюансов, характерных для всего Советского Союза без исключения, на нынешней Украине знать не хотят, да и не желают!

 

С самого начала образования независимого украинского государства в 1991 году крестьянская трагедия стала орудием исторического устрашения собственных граждан перед «имперскими амбициями» Москвы. Об этом свидетельствует пропаганда на тему коллективизации, которая уже многие годы ведётся на страницах различных украинских изданий.

 

К примеру, появилось множество циничных по своей сути публикаций, где приводились «достоверные данные» о том, что, мол, пока Украина в 1932 году загибалась от голода, российские деревни в соседних Курской и Белгородской областях «сытно процветали». Весь этот цинизм ещё подкреплялся утверждениями местных «историков», писавших о неких секретных документах за подписью Сталина, в которых якобы указывалась необходимость поголовного уничтожения именно украинского крестьянства. Правда, вопрос, откуда о таких документах им стало известно, «светила украинской науки» старательно обходят.

 

Также они обходят и проблему главных организаторов голодомора на украинской земле. Здесь вообще наблюдается нечто из ряда вон выходящее!

 

Так, «историки» пишут об эмиссарах Москвы — 2-м секретаре ЦК Компартии Украины Павле Постышеве и Генеральном секретаре этой же партии Лазаре Кагановиче, которые якобы специально и устроили голодуху. Однако загвоздка состоит в том, что Каганович управлял Украиной с 1925 по 1928 годы, то есть, задолго до самой коллективизации. А Постышев прибыл в республику лишь в 1933 году, когда Голодомор был уже в самом разгаре.

 

Украинские историки кривят против истины потому, что настоящим виновником трагедии голода был стопроцентный украинец Влас Чубарь, с 1923 по 1934 годы возглавлявший республиканский Совет народных комиссаров. Этот человек, несмотря на партийный билет, являлся по сути скрытым украинским националистом (за что и был репрессирован в 1937 году). Это он организовал в 20-е годы украинизацию республики, когда русский язык и русская культура под предлогом борьбы «с великодержавным шовинизмом» вытеснялись из системы образования, науки и органов государственной власти. Он же для пропаганды настоящего «украинства» пригласил в республику из-за границы профессора Михаила Грушевского, который во время Гражданской войны был главным идеологом националистического петлюровского движения. Едва петлюровец прибыл в Киев, как Чубарь сразу же сделал его главой местной Академии наук...

 

Впрочем, игры с петлюровцами не помешали Чубарю, по окрику из Москвы, приступить к тотальной коллективизации на Украине. Это за его подписью вышло известное постановление о борьбе с саботажем в области хлебозаготовок, которое и положило начало украинскому голодомору.

 

Но об этом сегодня невозможно прочесть в учебниках по истории Украины. Наоборот, Чубарь там возведён чуть ли не в ранг национального героя, который-де в условиях тоталитаризма пытался бороться за «настоящую Украину». Понятно, что своего идейного предшественника украинские националисты никогда в обиду не дадут. Гораздо удобнее его грехи переложить на московских комиссаров...

 

И всё только для того, чтобы объявить на весь мир — на Украине якобы был не просто голод, а специально устроенный геноцид украинского народа! Ведь геноцид — очень серьёзное обвинение с точки зрения международного права. Жертва геноцида имеет право требовать любую компенсацию за нанесённый ущерб, вплоть до многомиллиардных денежных выплат. Например, Германия уже не одно десятилетие «тянет» на себе экономику государства Израиль в счёт уничтоженных евреев времён Второй мировой войны.

 

Такие же планы по отношению к России имеет и украинское руководство. Газета «Украинская правда», известная своей поддержкой Евромайдана, ещё в 2008 году так прямо и написала: «Россия несёт прямую ответственность за Голодомор со всеми вытекающими отсюда последствиями».

 

Тогда же известный украинский публицист Мирослава Бердник резонно заметила:

 

«Тема „уничтожения Кремлём украинцев как этноса“ превратилась в средство давления на нашего северного соседа. Апофеозом стал принятый Верховной Радой по требованию Виктора Ющенко с нарушением регламента закон о голодоморе 1932—33 гг. как „геноциде украинского народа“. А представители „Нашей Украины“ уже подсчитывают суммы, которые можно будет получить с России как правопреемницы Советского Союза»...

 

«Закон о голодоморе» начался с программной статьи Ющенко, опубликованной на страницах американского издания «Уолл-стрит Джорнел» в октябре 2007 года. В этой публикации украинский президент заявил о том, что в начале 30-х годов прошлого столетия красная Москва под видом коллективизации устроила массовое истребление украинского народа. Главный удар пришёлся по крестьянству, якобы «главному носителю украинской национальной идеи». В конце статьи Ющенко потребовал от различных международных организаций признать голодомор фактом проявления геноцида, направленного исключительно против украинской нации.

 

Сразу после публикации на Украине вышел указ президента о проведении специальных дней памяти. А весной 2008 года официальный Киев вынес свои предложения о геноциде уже на уровень Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и ООН.

 

В обеих организациях посочувствовали Украине, признали голодомор страшной трагедией — но только звеном в целом перечне «преступлений тоталитарного коммунистического режима». При этом отказались считать его специально организованным геноцидом какой-то одной этнической группы, проживавшей в Советском Союзе.

 

Однако и свидомые власти, и свидомомые «историки» не унимались. Они стали приводить совершенно фантастические цифры умерших от голода на Украине — по их последним данным, это не менее 10-12 (!) миллионов человек (хотя на самом деле погибших на Украине было менее миллиона).

 

Как едко написал по этому поводу историк-публицист Андрей Михайлов:

 

«Чтобы убедиться в анекдотичности таких оценок, достаточно ознакомиться с результатами советской переписи населения 1926 года, согласно которым, всё население Украины составляло 29 миллионов человек. Стало быть, даже 6 миллионов „жертв Голодомора“ — это примерно пятая часть тогдашнего населения Украины.

 

Если кто забыл — в годы войны население Белоруссии сократилось на те же 20% — и все, кто бывал в республике до и после войны, в один голос отмечали, что Беларусь буквально обезлюдела. Кто-то замечал подобное за Украиной, понесшей будто бы такие же (в процентном отношении) людские потери в начале 1930-х? Нет…».

 

Впрочем, свидомых это нисколько не смущает. Для «достоверности» они частенько идут на самые дикие подлоги, записывая в «жертвы голодомора» всех умерших в 30-ые годы подряд!

Цитирую одного из немногих честных украинских историков Владимира Корнилова:

 

«Абсолютно все смерти от травм, полученных на производстве или в шахтах, также отнесены к результатам голода. В Луганской области, к примеру, к „жертвам Голодомора“ отнесены горняки Мирон Волих, Костя Колин, Василий Лысенко, Фёдор Мирошник, В. Мороз, Иван Палиянко, причиной смерти каждого из которых указано: „погиб в шахте“. 6 июля 1933 года житель Перевальского района Луганской области Василий Николаевич Мищинко стал жертвой аварии на шахте — тоже, оказывается, жертва голода. Причём, не поверите, два раза! То есть, Василия Мищинко решили включить в жертвы голода и по спискам Зоринского горсовета, и по спискам Комиссаровского сельсовета. И таких „дубликатов“ — сколько угодно!».

 

Увы, таких честных историков в стране практически не осталось. Сейчас все «светила науки» ходят ровным строем и поют одну и ту же песню про «тотальный геноцид» украинского народа. Типичный пример — украинский академик, профессор-историк Станислав Кульчинский, бывший активный член КПСС, а ныне — певец национализма. Ещё не так давно, пишет Мирослава Бердник, этот человек не соглашался с националистической оценкой голодомора. Но сегодня, в связи новыми веяниями «генеральной линии», он кардинально поменял свои убеждения:

 

"Сегодня профессор Кульчицкий уверенно называет голод 1932-33 годов сознательным геноцидом украинского народа московским правительством с целью уничтожить его как этнос. Читателям хочу процитировать слова того же профессора Кульчицкого в его докладе, сделанном в конце 90-ых годов: «Едва ли можно утверждать, что в национальной политике в СССР не было ошибок или отклонений. Имели место серьёзнейшие, широкомасштабные и трагические ошибки. Однако, несмотря на это, все попытки выделить страдания украинского народа путём затушевывания или преуменьшения тягот, выпавших на долю других наций (а именно этот способ избирается украинскими националистами, особенно когда речь заходит о русских), несут на себе отпечаток недостатка сознательности со стороны исследователей, а также их очевидной склонности к фальсификации».

 

Как видим, фальсификатором в итоге оказался сам профессор Кульчицкий. И это лишний раз свидетельствует о том, что историческая наука на Украине давно умерла. Вместо науки ныне наблюдается лишь грубая псевдо-историческая пропаганда.

 

Родом от Бандеры

 

Справедливости ради заметим, что украинские мифы-бредни про голодомор имеют свою давнюю историю. И руку тут приложили не только местные нацики, но и другие, куда как более влиятельные силы. По словам Андрея Михайлова:

 

«Первым на Западе опубликовал сообщение о голоде в СССР английский журналист Малколм Маггеридж. Во второй половине марта 1933 года в газете Manchester Guardian он рассказал о своих впечатлениях от поездки по Украине и Северному Кавказу. Автор описывал жуткие сцены голода среди сельского населения, засвидетельствовал массовую гибель крестьян, но не назвал конкретных цифр. Однако уже 31 марта 1933 года в той же газете появилось опровержение под названием „Русские голодают, но не умирают от голода“. Его написал корреспондент New York Times в Москве Уолтер Дюранти...

 

8 февраля 1935 года в Chicago American появилось новое сенсационное известие: „Шесть миллионов человек умерли от голода в Советском Союзе“. Автором её был журналист Тим Уолкер, причём его статьи, посвящённые голоду, сопровождались большим количеством фотографий, якобы снятых им в „наиболее неблагоприятных и опасных обстоятельствах“.

Общественность была потрясена, но… вскоре выяснилось, что репортаж был фальшивкой от начала до конца! Московский корреспондент журнала The Nation Льюис Фишер выяснил, что Тим Уолкер вообще не бывал на Украине, поскольку он, получив транзитную визу в сентябре 1934 года (а не весной, как он утверждал), пересёк советскую границу в октябре, провёл несколько дней в Москве, потом сел на поезд, идущий в Маньчжурию, и покинул территорию СССР. За шесть дней, прошедших между его прибытием в Москву и отъездом в Маньчжурию, было физически невозможно побывать в тех местах, которые тот описывал в своих публикациях.

 

Впрочем, в 1934 году голода в СССР уже в любом случае не было…

 

А другой въедливый журналист — американец Джеймс Кейси, доказал, что все фотографии вообще не имели никакого отношения к СССР — большинство из них было сделано в Западной Европе в период Первой мировой войны. Вот такая у „голодомора“ предыстория».

Тему «антиукраинского геноцида» в 30-ые годы быстро подхватили бандеровцы из ОУН-УПА. Её также активно использовали союзники Бандеры, германские нацисты, особенно в период подготовки нападения на СССР и позже, когда немецкие оккупанты пришли на Украину — на фоне темы голодомора Гитлер пытался предстать в «светлом облике» спасителя украинского народа от ига «проклятого большевизма». Примечательно, но как свидетельствуют сами нацистские пропагандисты из ведомства доктора Геббельса, эффект от этой акции оказался практически нулевой — и это лишний раз свидетельствует о том, что страшилка про голод была чрезвычайно раздута и извращена (ведь на Украине в это время практически всё взрослое население помнило о начале 30-ых годов).

 

А уже после Второй мировой войны «голодомор», как инструмент ведения информационной войны против России, взяли на вооружение спецы из американских спецслужб. Им усердно помогали всё те же украинские нацики, которые в очередной раз сменили своего хозяина. Мирослава Бердник в этой связи отмечает:

 

"21 марта 1984 г. в сенат США был внесён законопроект о создании комиссии конгресса по расследованию украинского голода. Убеждая сенаторов голосовать за законопроект, конгрессмен Д.Рот утверждал, что украинцы «уничтожались по политическим причинам и только за то, что они были теми, кем были». 12 октября 1984 г. Рональд Рейган подписал закон о создании комиссии, призванной «осуществить изучение украинского голода 1932—1933 гг., чтобы распространить по всему миру знания о голоде и обеспечить лучшее понимание американской общественностью советской системы с целью выявления в ней роли Советов в создании голода на Украине».

 

Дальше — больше! По словам Владимира Корнилова :

 

«В 1988 году Конгресс США, а в 1989 году Международная комиссия юристов официально признали Голодомор 1932-33 годов актом геноцида против украинской нации. В 2003 году официальные документы относительно Голодомора были приняты в Бельгии, США, Канаде, Аргентине и Испании...

 

В октябре 2006 г. — при щенячьем восторге Ющенко — Президент США подписал закон о выделении правительству Украины участка в Вашингтоне для сооружения памятника жертвам Голодомора 1932-33 годов. По словам президента Дж. Буша, это свидетельство признания со стороны США кровавого преступления, совершенного в 1932-33 годах против украинцев. „Этот мемориал в американской столице станет символом уважения тем, кто страдал от коммунистического порабощения“, — подчеркнул Дж. Буш...

 

18 ноября в Нью-Йорке, в соборе Святого Патрика церковные иерархи США отслужили траурную панихиду по умершим во время Голодомора в Украине 1932-33 годов и политических репрессий. Президент США Джордж Буш направил обращение участникам мероприятия, в котором заявил, что присоединяется к американцам и другим народам мира в чествовании памяти жертв Голодомора».

 

Таким образом Президент Буш всплакнул о жертвах голодомора... И это говорит отпрыск убийц-колонизаторов, которые за скальпы индейцев сколотили целое состояние! И это говорят в стране, где давно ИСТРЕБЛЕНО ВСЁ ЕЁ КОРЕННОЕ НАСЕЛЕНИЕ!!!".

 

Заморили по-американски

 

И ещё один любопытный факт. Несколько лет назад Служба Безопасности Украины организовала фотовыставку, посвящённую голодомору — были представлены фотографии якобы жертв голода на Украине. Но в итоге вышел форменный позор! Оказалось, что часть фотографий были сделаны, как уже говорилось, во время Первой мировой войны в Европе, часть в российском Поволжье, во время голода 1921—1922 годов. А ещё некоторые фото были родом из... США! Речь идёт о жертвах Великой американской депрессии.

 

Примечательно, но об этом американском голодоморе, по времени совпавшим с голодом в СССР, «мировая общественность» и сегодня молчит, что называется , в тряпочку! А ведь эта трагедия была, пожалуй, даже пострашнее, советской!

 

В своё время эту тему детально исследовал историк Борис Борисов. На основании своих исследований он в 2009 году специально для Википедии написал статью «Голодомор по-американски». В своей статье Борисов использовал официальные данные американского статистического ведомства. Рассмотрев численность населения США, динамику рождаемости и смертности, иммиграцию и эмиграцию, автор пришёл к неутешительному выводу — во время Великой депрессии, в 1932-33 годы, США не досчитались более 7 миллионов жизней:

 

«Если верить американской статистике, за десятилетие с 1931 по 1940 год, по динамике прироста населения США потеряли не много ни мало 8 миллионов 553 тысячи человек, причём показатели прироста населения меняются сразу, одномоментно, в два (!) раза точно на рубеже 1930/31 года, падают и замирают на этом уровне ровно на десять лет… Никаких объяснений этому в обширном, в сотни страниц, тексте американского доклада US Department of commerce „Statistical Abstract of the United States“ не содержится».

 

Большинство из них погибли именно по причине страшного голода, уверен автор:

 

«Мало кто знает … о пяти миллионах американских фермеров (около миллиона семей) ровно в эти же время согнанных банками с земель за долги, но не обеспеченных правительством США ни землёй, ни работой, ни социальной помощью, ни пенсией по старости – ничем...

 

Каждый шестой американский фермер попал под каток голодомора. Люди шли в никуда, лишённые земли, денег, своего родного дома, имущества — в охваченную массовой безработицей голодом и повальным бандитизмом неизвестность».

 

Что происходило в те годы с американским обществом, прекрасно показывает фильм «Кин-Конг» режиссёра Питера Джексона. Первые кадры ленты повествуют о периоде Великой депрессии и рассказывают нам историю актрисы, которая не ела три дня и пытается украсть с лотка яблоко. Еда в городе есть, но в охваченном тотальной безработицей Нью-Йорке у людей нет денег, чтобы её купить. При заполненных магазинах и красочных витринах кондитерских и мясных лавок, люди на улицах элементарно голодают.

 

И, одновременно, правительство США избавлялось от излишков продовольствия, которое не могли распродать торговцы. Нельзя нарушать законы рынка – то, что не куплено, то лишнее; раздать его голодающим, значит нанести удар по бизнесу. Продовольствие, как отмечает Борисов, уничтожали «разнообразно и с размахом: зерно и просто сжигали, и топили в океане. Так, например, было уничтожено 6.5 млн. голов свиней и запахано 10 млн. га земель с урожаем».

 

Последствия подобных действий были закономерны, отмечает автор статьи:

 

"Вот подлинные воспоминания американского ребёнка об этих годах: «Мы заменяли нашу привычную любимую пищу на более доступную... вместо капусты мы использовали листья кустарников, ели лягушек... в течение месяца умерли моя мама и старшая сестра...».

 

Спасением для огромного количества безработных и безземельных американцев стали так называемые «общественные работы», которые ввёл президент Рузвельт — работы состояли в строительстве каналов, дорог, мостов, зачастую в необжитых и болотистых малярийных районах. Люди здесь трудились буквально за еду! Поэтому смертность на этих работах также была очень высокой.

 

«Условия и смертность на этих работах ещё ждут своего внимательного исследователя», — отмечает автор. А вот какие общие выводы он сделал:

 

«Всего, согласно расчётам, в 1940 году население США, при сохранении прежних демографических тенденций, должно было составить как минимум 141,856 миллиона человек. Фактическое же население страны в 1940 году составило всего 131,409 миллиона, из которых только 3,054 миллиона объяснимы за счёт изменения в динамике миграции. Итак, 7 миллионов 394 тысячи человек по состоянию на 1940 год просто отсутствуют. Никаких официальных объяснений по этому поводу нет».

 

Самое интересное заключается в том, что Википедия очень быстро удалила эту статью о голоде в США. Очевидно, сделано это было под давлением американского правительства — ведь про Америку писать можно только хорошее, и никакого голодомора в США в принципе не могло быть! Даже, если факты говорят об обратном — значит, тем хуже для фактов...

 

Но ничего удивительного в таком подходе нет — политика США всегда была на редкость циничной и наглой: если ради заветной цели надо представить чёрное белым или наоборот, американцы всегда делали это, не моргнув глазом. Если надо было оторвать Украинскую республику от традиционных крепких связей с Россией, то на это дело шла любая ложь. В том числе и миф украинского голодомора.

 

Американцев нисколько не смутил отказ ООН признавать укро-голодомор геноцидом. Они продолжили гнуть свою линию, сделав данную тему одним из идейных столпов Еромайдана. А уже после государственного переворота февраля 2014 года русофобская истерика голодомора — опять-таки с подачи США — стала уже официальной идеологией антироссийской Киевской хунты...

 

   
Нравится
   
Комментарии
Пенсионер
2015/12/12, 22:45:05
Зачастую трагедия усугублялась произволом местных чиновников, вчерашних селян, дорвавшихся до власти и не умеющих толком управлять, что, как вы понимаете, совершенно не отличается от сегодняшней Украины. Однако в отличие от сегодняшних временщиков, которые изничтожили бесплатную медицину, практически полностью ликвидировали систему бесплатных детских садов и даже вводят плату за вход на кладбища, тогдашние власти – зачастую по прямому указанию Москвы – предпринимали порой запоздавшие, порой неуклюжие, однако искренние и настойчивые усилия по преодолению трагедии и спасению жизней людей. И это никоим образом не вписывается в концепции современных фальсификаторов истории.

Именно поэтому я и хочу сказать огромное спасибо лживым историкам, обслуживающим нынешнюю власть, и главам обладминистраций за их полный непрофессионализм и чрезмерное рвение, а честным работником местных архивов – за полезный труд, проделанный ими во исполнение капризов центральной власти. Стремясь сфальсифицировать собственную историю, представить жуткий голод прошлого века этническим геноцидом, авторы прожекта «Национальная книга памяти жертв Голодомора» полностью опровергли собственную теорию, снабдив своих оппонентов неопровержимыми доказательствами обратного.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов