Сменят ли пол в Белом доме?

1

2925 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

АВТОР: Войкова Наталья

 

Сменят ли пол в Белом доме?03/09/2015  Участники нынешней президентской кампании в США разминаются на старте. Прощупывая друг друга, они попеременно примеряют сценарии: то присматриваются к сюжету борьбы кланов (Клинтоны-Буши), то устраивают публичный спарринг финансовых потоков (Трамп – демократические магнаты), то затевают дискуссию о признании или непризнании однополых браков конституционной нормой.

 

На фоне сложившейся непростой картины мира, пока ни одна из историй не производит впечатления. В состоянии ли «слоны»  производить на свет новых политических лидеров, или Дональда Трампа достаточно, чтобы разнообразить в глазах избирателя безликую республиканскую массу? Ждать ли сюрпризов, или демократы в третий раз удержат Белый дом, ограничившись «косметическим ремонтом» – заменой пола в Овальном кабинете?

 

«Перезагрузки» подкосили обе партии. Недавние теледебаты показали, что у республиканцев вообще нет лидера. На этом фоне в стане демократов все выглядит организованней: основная фигура демократического поля известна давно – это госпожа Клинтон; на скамейке запасных пока еще не вступивший в игру, равный ей по силе тяжеловес  - Джо Байден. Впрочем, у демократов тоже не все гладко. Их ноябрьское поражение на промежуточных выборах можно считать выражением недоверия граждан к двухпартийной системе страны.

 

В поисках нового Рейгана

 

Когда на фоне конфликта ветвей власти в США Хиллари Клинтон мелькнула на публике после длительного перерыва, внимание общества немедленно сфокусировалось на ней. Две трети демократов готовы были выдвинуть ее кандидатуру в президенты, в ее поддержку публично выступил ряд видных политиков и магнатов, а администрация Обамы, не стесняясь прослыть некомпетентной, бросилась к ней за советами.

 

Выпорхнув из тени, госпожа Клинтон, начала появляться на публичных политических мероприятиях, заколесила по стране с выступлениями, и вот уже она официально – действующий кандидат от Демократической партии. К ноябрьским выборам 2016 года ей исполнится 69. Едва ли возраст станет для нее главным препятствием – столько же было Рональду Рейгану, когда он стал президентом.

 

Сможет ли Хиллари в глазах уставших от потрясений враждующих партий стать новым Рейганом, способным объединить элиты и сгладить острые углы в отношениях между партиями? Да и сами демократы разочарованы в Обаме. У них получилось взять Белый дом в 2008 и удержать его в 2012, но за эти годы Конгресс стал резко враждебен Белому Дому, и президент не смог наладить с ним диалог. Демократам больше не нужны такие экзотические фигуры. Они тоскуют по «классике». А  Хиллари сегодня является едва ли не самым классическим вариантом. К тому же, с либеральной изюминкой – ведь, историческая «галочка» в графе «первая женщина-президент США» еще не поставлена. Работает на нее и тот факт, что госпожа Клинтон не занимает государственных постов и не становится объектом для критики. Да и трудно найти альтернативу с похожим политическим опытом, известностью и отлаженным механизмом сбора денег для предвыборной кампании.

 

Разве только Байден... Он тоже очень много поездил по миру, знаком со многими мировыми лидерами, активный, публичный и очень искусный политик, с которым легко поладить. В многочисленных баталиях с республиканским Конгрессом последних лет Обама часто отправлял вице-президента на переговоры вместо себя, и последнему всегда удавалось достигать договоренностей. Можно даже предположить, что Джозеф Робинетт Байден хитрее и опытнее Клинтон. К тому же, влияние 47-го вице-президента США заметно выросло во время второго срока президентства Обамы. А главное - он знает, что говорить избирателям, чтобы завоевать их симпатию.

 

Еще в 2013 году американские эксперты не исключали, что Джо Байден может вступить в президентскую гонку. Но за этими предположениями всегда следовала неизменная оговорка, что он обязательно уступит место номинанта Хиллари, если та решит баллотироваться. В июле вице-президент обмолвился о своем возможном участии в выборах, и даже провел переговоры с традиционными донорами и спонсорами демократов. Страховка ли это? Оступилась ли где-то госпожа Клинтон? Или еще что-то пошло не так? Об этом можно будет говорить в сентябре, когда вице-президент объявит о своем окончательном решении.

 

У демократов был шанс найти перспективного молодого политика после промежуточных выборов в Конгресс. Этого не случилось – выборы были проиграны ими по всем фронтам. Получив большинство в Сенате, республиканцы окончательно потеснили партию Обамы в Палате представителей. Да еще и на выборах губернаторов одержали победу почти во всех штатах. Даже в традиционно «демократических» Иллинойсе, Мэриленде и Массачусетсе.

 

Впрочем, победа на федеральном уровне – еще не повод говорить о резком росте популярности среди консерваторов – на местах избирателям все так же интересны инициативы, далеко не во всем совпадающие с курсом правых. Так, в штатах «победившего консерватизма» - Аляске, Небраске, Арканзасе и Южной Дакоте, были одобрены инициативы по законодательному увеличению зарплатного минимума. Общественность Иллинойса массово поддержала трехпроцентный «налог на миллионеров». Противники абортов потерпели сокрушительное поражение в Колорадо и Северной Дакоте. А в Техасе активизировались защитники окружающей среды (и даже добились запрета на добычу шельфового газа в Дентоне)…  

 

К тому же, как показывает практика, проигрыш «партии власти» на промежуточных выборах – давняя американская традиция. В середине 90-х с реваншем республиканцев столкнулся демократ Клинтон. В конце 2000-х республиканец Буш беспомощно наблюдал, как Конгресс переходит под контроль демократической партии. А при Обаме в 2010 году демократы уже теряли Палату Представителей.

 

Словом, если за остающийся до выборов год американский избиратель сильно не поправеет, демократы имеют отличный шанс в третий раз передать Белый дом из рук в руки. Но раскол власти в Вашингтоне осложняет для США проведение фактически любой целенаправленной политики. И здесь госпожа Клинтон, как фигура достаточно предсказуемая и системная, едва ли станет сильно раздражать республиканцев. Возможно, она окажется компромиссом для тех кругов, что формируют республиканский и демократический истеблишмент.

 

Hillaryland & Clintonland

 

Своих президентских амбиций Хиллари не оставляла никогда. 2008-й год она встретила в собственноручно выстроенной за 15 лет империи. С 1992 года (еще со времен арканзасского Литл-Рока) Hillaryland формировался, как самостоятельная группа ее надежных и проверенных консультантов. Ее команда была непохожа на остальные. Во-первых, все ее члены были женщинами[1] (кроме единственного мужчины – гея Нила Латтимора). Во-вторых, все сотрудники ее штаба были личными друзьями Хиллари. Это было особенно важно, учитывая, что не все соратники мужа питали к Первой Леди нежные чувства.

 

Весь этот Hillaryland изначально планировался миссис Клинтон как герметичная замкнутая на себя структура со своей субкультурой, характеризующаяся отсутствием утечек информации в прессу и бесконечной преданностью своему боссу, чему мог бы позавидовать любой американский политик. Долгое время модель этого мирка исправно служила миссис Клинтон. Женщины «хиллариленда» уверенно продвигались по политической карьерной лестнице, параллельно руководили благотворительными фондами семьи, поддерживали на должном уровне ее многочисленные социальные инициативы и работали как единый отлаженный механизм. Однако герметичность и изоляционизм не всегда идут на пользу эффективной кампании (как в свое время это продемонстрировала администрация Буша-Чейни).

 

Выиграть президентскую номинацию в 2008 году, опираясь только на собственный мир и его идеи, у Хиллари не получилось. Урок она выучила и «готовить сани» начала задолго до 2016 года. Покинув Госдепартамент, госпожа Клинтон тут же расширила свою команду платных политических советников и занялась вливанием свежей крови в будущую кампанию. Ее давние соратницы никуда не делись. Предсказуемо пришли в команду миссис Клинтон и люди Обамы – еще до выдвижения ее кандидатуры однопартийцы избавлялись от балласта непопулярных решений, тактично указывая с помощью прессы, кто может уверенной рукой взяться за штурвал. Пересев на гибрид из опытных ветеранов и новичков, Хиллари сменила независимый и комфортный феминистский Hillaryland на более просторный, величественный, но изрезанный лабиринтами Clintonland.

 

Эксперты, которых цитирует Politico.com, неоднократно утверждали, что единственная дочь Клинтонов – Челси – намерена взять на себя роль теневого менеджера кампании матери. В политических делах семьи Челси участвует с 2003 года, с момента, когда соратники родителей призвали ее помочь в гонке против Джорджа Буша. С тех пор она немало сделала для матери, а сейчас занимается «преодолением поколенческого разрыва»: наладила связи с многочисленными молодежными организациями, стала героиней первой фан-песни нынешней предвыборной кампании (переработанного хита «Мама Челси»).

 

Последние годы она вела дела семейного фонда Clinton Foundation, участвовала в кампании за принятие закона об однополых браках в Нью-Йорке, принимала активное участие в программах Clinton Health Access Initiative и Clinton Global Initiative. И за короткое время стала настолько влиятельной фигурой в семейном фонде, что удивила даже давних инсайдеров клана.

 

Весенний скандал, связанный с благотворительными взносами в Фонд Клинтона, стал ее боевым крещением в нынешней кампании матери. Ведь путь Хиллари складывается от скандала к скандалу. Так повелось еще со времен президентства Билла Клинтона, и миссис Клинтон, безусловно, стала мастером обращения любого скандала в свою пользу. Вспомнить хотя бы ливийскую ситуацию. Она сражалась как львица, отвечая на неудобные вопросы: сначала поплакала над воспоминаниями о после Стивенсе, потом устроила небольшую истерику, а потом вообще стала стучать кулаком по столу, грозно восклицая:  «Да какая разница кто виноват? Главное – определить, что надо сделать, чтобы это никогда не повторилось». И молодец – отбилась!

 

Билл Клинтон в последние годы, напротив, был осторожен и молчалив. При этом, накапливал политические и финансовые фишки для Хиллари. Например, когда его другу, сенатору от Арканзаса Марку Прайору, во время его очередного переизбрания в Сенат, понадобилась помощь, Билл привлек в фонд Прайора миллион долларов. Уже тогда аналитики увидели в этом дальновидную инвестицию в политическое будущее супруги.

 

Чета Клинтонов давно известна своей выдающейся способностью заводить и поддерживать финансовые и политические связи. Именно эти связи превратили Клинтонов в доминирующую силу в партийном аппарате.

 

На стороне Клинтон одна из ее влиятельных соратниц – лидер демократического меньшинства в Палате Представителей Нэнси Пелоси. Поддерживает Хиллари и вице-председатель Демократической партии Донна Бразил, руководившая в свое время предвыборной кампанией Альберта Гора. Член Палаты представителей от Нью-Йорка Кирстен Джиллибранд, занявшая в свое время сенаторское место Клинтон – также с ней. Как и мэр Нью-Йорка, Билл де Блазио, управлявший когда-то ее сенатской кампанией.

 

За спиной Хиллари и такая сила, как независимый сенатор от Коннектикута Джо Либерман, влиятельный сенатор от штата Нью-Йорк, руководитель Комитета Сената по финансам Чак Шумер. Еще один друг семьи – демократический тяжеловес, губернатор Вирджинии Терри Макалифф зарекомендовал себя как настоящая машина для сбора средств для Демократической партии. В свое время сотрудники Терри Макалиффа привлекли для аппарата Билла Клинтона 275 миллионов долларов.

 

Кроме Банка Нью-Йорка и гигантской сети Wal-Mart, с семьей Клинтонов такие корпорации как Delta Airlines, Neiman Marcus, Texas Pacific Group, Harrah’s Entertainment, Apollo Management, Realogy, Yucaipa Companies, Heiion Specialty и многие другие. Хиллари гарантирована также поддержка калифорнийских доноров: магнатов недвижимости, моды и Голливуда.

 

На стороне госпожи Клинтон миллиардеры Ричард Блум и Рональд Баркли, Уоррен Баффет и старый друг семьи Билл Гейтс.  Баффет и Гейтс уже привлекли в кампанию богатейших американцев: Эли Брода, Джона Дуерра, Джерри Ленфеста, Джона Моргриджа и проч.

 

Перспективы «Клинтон-2»

 

Впрочем, собрать деньги на кампанию элитного политика в США не проблема. В 2008 году Дональд Трамп тоже основал неформальный клуб миллиардеров по поддержке республиканцев. В этой президентской гонке Трамп «сам за себя» и быстрыми темпами набирает популярность у уставшего от нынешней власти электората. Возможно, в дальнейшем эксцентричный миллионер сбросит набранную им поддерживающую группу кому-то из кандидатов в качестве подарка. Он ведь человек с юмором, ему нужно веселиться, а не работать. Что до серьезной работы, американские элиты все больше признают «неизбежность» кандидатуры Клинтон.

 

Согласны ли массы с такой позицией? Обычно согласованный элитами фаворит вызывает отторжение у избирателей. В свое время та же Хилари не смогла победить Обаму на праймериз в 2008 году, а в 2012 записной республиканский фаворит Ромни так и не сумел достучаться до сердца масс.

 

Большинство американцев свято верят, что у них демократическая республика. Эта вера вкупе с почитаемой американцами конституцией, эти институциональные параметры американской политической системы, в современных условиях парализуют управление государством.

 

Парадокс американской политической жизни в том, что теория (выборы) и практика (сам процесс управления) расходятся все дальше. Сегодняшняя социально-политическая система настолько сложна, что рядовой избиратель уже не в состоянии просчитать исход сложных процессов, осмыслить долгосрочные последствия принимаемых решений. Все чаще решения эти не могут быть популярными по своей сути. Например, сокращение бюджетных расходов ради борьбы с хроническим дефицитом бюджета и государственным долгом...

 

Любая организованная группа избирателей может поставить крест на шансах политика избраться, озвучь он реальные пути выхода из масштабных проблем. И, чтобы нравится избирателю, политики вынуждены предлагать ему самые примитивные опции. Лучший способ достижения всеобщей любви – вообще ничего не делать, полагаясь на политконсультантов. Или занимать популистские позиции.

 

Идеи, о которых сейчас говорит Клинтон, близки простым людям. Хиллари традиционно опирается на электорат Демократической партии, который восприимчив к свободам и правам. Ее выступления – попытка понравиться либеральному избирателю, которого любое ущемление любых прав раздражает и пугает. Вообще нынешняя стратификация всего американского общества – это скорее диктат меньшинства, чем ориентир на большинство. И Клинтон уже подала нужные сигналы своим избирателям, заявив о конституционных правах однополых пар, выпустив предвыборный ролик, в котором особое внимание уделила иммигрантам и этническим меньшинствам, заговорив об образовании. Еще один краеугольный вопрос для американской политики – растущее неравенство – она тоже не обошла вниманием.

Ее стратегия очень напоминает генеральный план де Блазио: взять деньги у богатых и разными способами перераспределить их в пользу среднего класса. При этом, средний класс «расширить» за счет мер по обеспечению граждан более доступным жильем, а также в пользу бедных за счет введения социальных программ, связанных с дошкольным образованием и строительством дешевого жилья.

 

Подобный «новый прогрессизм» де Блазио ― это хорошо знакомый набор леволиберальных ценностей, пропагандируемых Обамой, но в более привлекательной упаковке. Равно как социально ориентированная риторика Клинтон об образовании и здравоохранении понятнее простому американцу, чем программы республиканских политиков. Ни риторика Теда Круза об опасности соглашений с Ираном, ни слова Рэнда Пола о первом визите в Россию или Китай американцев не волнуют. Американцев вообще мало волнует то, что происходит за пределами страны.

 

Пожалуй, это больше волнует нас, что делается за океаном. Какой будет администрация Клинтон для России? Изменит ли она сложные и напряженные отношения между странами? 

 

На посту госсекретаря госпожа Клинтон довольно часто допускала агрессивные выпады в адрес Таможенного союза, призывая помешать созданию этой «новой версии Советского Союза». Но все демократы, и тем более республиканцы к нынешней России относятся крайне скептически и недружелюбно.

 

Нужно признать, что за последние полтора века внешнеполитический курс США оставался неизменным. Менялись лишь методы и инструментарий его осуществления. В XIX веке адмирал Мэхэн напирал на морское могущество США, затем президент Вильсон исповедовал метод расчленения государств-соперников с последующей оккупацией, президент Тафт предлагал использовать доллар в качестве средства закабаления других стран. Президент Клинтон атаковал бывшую Югославию, а Буш закрепил ее раскол. Госпоже Клинтон придется делать то же самое. Хоть в политике сдерживания Китая, хоть в выяснении отношений с Россией, хоть на Ближнем Востоке.

 

В свое время и она, и Обама критиковали Буша за то, что тот ввязался в войну в Ираке. Точно так же Буш, будучи кандидатом на пост президента, критиковал Клинтона за Югославию. Такова логика политической стратегии США. Метод Хиллари, – «убеждать, а не запугивать партнеров», можно было бы отнести к новинкам, если бы не следующая ремарка: «Есть время для силы, а есть время для дипломатии».  Для последнего за спиной Хиллари стоит такой серьезный мозговой центр как Брукингский институт в Вашингтоне. Эту старейшую «фабрику мысли» возглавляет однокурсник и друг Билла Клинтона Строуб Тэлботт, который на посту госсекретаря в 90-х на России собаку съел. А на случай чуда, если США вдруг повернуться к России лицом, у Хиллари  – помните? – есть дар обращать скандалы себе на пользу: «Посмотрите, я же всегда так считала, я же и запускала эту перезагрузку с Россией!».

 

* * *

 

Лет 20 назад был такой феминистский сериал по мотивам мифов о Геракле. Назывался «Зена – королева воинов». Про даму в доспехах, которая размахивала мечом направо и налево и могла голыми руками голову свернуть кому угодно. Мужская часть зрителей тогда смотрела его и думала: эти амазонки человечеству еще дадут прикурить. Этим летом компания NBC решила вернуть Зену на телеэкраны. Наверное, не случайно…

 


[1] Основной костяк этой группы, надолго занявшей Западное крыло Белого дома, составляли: личный помощник госпожи Клинтон Хума Абедин (впоследствии ставшая заместителем руководителя аппарата в Госдепартаменте); главный менеджер всех ее избирательных кампаний Патти Солис Дойл; Мэнди Грюнвальд (занимавшаяся производством рекламных роликов для предвыборных кампаний четы Клинтонов); Шерил Миллс, известная как адвокат, защитивший президента Клинтона от импичмента в 1999 году; советники по политическим вопросам Энн Льюис и Миньон Мур; пресс-секретарь президента Клинтона и ассистент Первой леди Эвелин Либерман; помощницы Хиллари в политических инициативах Тамера Луццатто, Каприция Маршалл и Неера Танден (последняя занималась вопросами энергетики и здравоохранения при Билле Клинтоне, была мозгом президентской кампании Хиллари, а затем руководителем отдела внутренней политики во время второй президентской кампании Барака Обамы); бессменный спичрайтер Лисса Мускатин; глава ее предвыборного штаба 2008 года и бывший начальник канцелярии Билла Клинтона Мэгги Уильямс, а также Посол США по Глобальным женским вопросам при Госдепе Мелани Вервир.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов