Самые загадочные мастера-ниндзя, или Как провести больничный с пользой

4

5054 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

АВТОР: Власов Виктор Витальевич

 

Самые загадочные мастера-ниндзя, или Как провести больничный с пользой05/03/2015 Признаюсь, дорогие, болею гриппом регулярно и трачу немало средств на лечение, но в начале года болезнь прямо одолевает, и «сваливаюсь» прямо как ребёнок. В этот раз школу не закрывают – отпускают на неделю многие классы. Приходит служебная записка из Департамента образования и вот – урока нет. Из шести академических часов, например, нет пяти или четырёх. Есть первый и последний, а между ними – окно. Занимаешься написанием поурочных планов или хобби, но про второе никому не говори, иначе работу найдут быстро, помогать завхозу предложат… Можно почистить крышу от снега, а то она подтекает, можно помогать трудовику чинить сломанные нерадивыми ребятами стулья и парты. Работы много даже когда её вроде бы нет.

Сейчас расскажу, куда я ездил на творческой неделе своего больничного. Дело было так: почувствовал недомогание и сразу купил препаратов почти на тысячу рублей. Обычно беру сильное и дорогое противовирусное, которое часто рекламируют. Затем не забываю про отхаркивающее и обязательно спрей для носа, потому что после выгона вируса из организма насморк ещё свирепствует, будто чума в Алжире, помните знаменитый роман Альбера Камю?Вот-вот...

 

Вызываю врача (бабушка вызывает) и тот отправляет на недельный больничный. Даже на десятидневный, если говорить точно. Но через два дня чувствую облегчение – конечно, ведь таблеток столько съел и выпил всяких трав. Бумажка-документ будет по истечению срока, а это главное для подсчёта зарплаты. Однако что делать со свободным временем? Знакомый педагог из другой школы, находящейся в центре города, предлагает съездить с ним в Новосибирск на крупный семинар и мастер-класс по суицидальному предотвращению. Число «суицидентов» растёт, а медиумов в школах почти нет.

Виталий Алексеевич Воронков – заслуженный учитель года из центральной омской гимназии. Преподаёт ОБЖ и технологию, замещает ещё два предмета. Подаёт заявку и на меня. Жить будем у его старого коллеги, у первого директора этой школы, переехавшего в более успешный город, перешедшего в более перспективную образовательную ячейку. Виталий Алексеевич – человек добрый и отзывчивый. Из своих шестидесяти трёх лёт образованию он посвящает добрых тридцать шесть. Останавливаться на достигнутом не собирается. И конечно же разбирается в продолжительном (сейчас модно говорить пролонгированном) больничном, когда по-настоящему болеешь из него только пару дней.

– Давай-ка поехали на семинар, Витёк, у тебя скоро аттестация на первую категорию, – предлагает он. – Сертификат будет из другого города, большого толка. Покажешь такой – всех уложишь на лопатки. Комиссия подпишет документ, не глядя. Двоим молодым специалистам так и выписали категорию.

 

– Лады, братуха, – соглашаюсь. С Виталием общаюсь как с другом. Где познакомились? Сначала на общем совещании, а затем в спортивном зале школы в округе Телевизионного завода. Виталя – славный малый, умеет говорить много и весело. С ни не соскучишься. Пару раз ездил к нему на шашлык на дачу, парился в бане, пил домашнее вино. Вытаскивает он, значит, мутный бутыль еле-еле, откупоривает и почти что заставляет пить. Обидится говорит, если не выпью хотя бы стакан. Что ж – пробую, вроде неплохо. Потом, правда, тошнит и голова ломит… Но Виталий Воронков – человек хороший на сто пудов, как семиклассники выражаются, это факт.

Собираю чемодан, радуюсь, слушаю музыку. Я – здоровый как огурчик. Лучше действительно не скупиться на лекарства. Супруге обещаю вернуться дня через три (так и выходит в итоге).

Из Омска до Новосибирска ехать немного, утомиться толком не получается. Оно и к лучшему – люблю хорошее настроение.

– Солдат спит, а служба идёт! – повторяет Виталя, улыбаясь, заваривая китайскую лапшу. М-м, она так вкусно пахнет… – На карантине хорошо получается делать две вещи, Витян.

– Какие, Веталь? – вскидываю брови, шумно втягивая горячий кофе «три в одном». Мне, правда, интересно, какие две вещи можно отлично делать на карантине? 

– Отдыхать и… ещё отдыхать! – хохочет он перед повтором.

Беру в путь планшет и журналы «Наша молодёжь», пару номеров со своими публикациями. Ещё две книги, присланные с дарственными Станислава Куняева. «Шляхту и Мы» – забирает учитель Воронков. Он любит читать в поезде. А мне читать не по нраву в поезде – больше кино смотрю и всякие мультики японские. «Самурай-X» – классное анимэ, кто не смотрел, советую.

На семинар я еду не просто так, ещё плюс в другой город. Сертификат нужен, это вне сомнения, но ведь месяца три назад меня приглашал на фестиваль и анимэ-ярмарку один интересный парень по имени Кенджи, точнее по прозвищу (по паспорту он Илья Таманьцев). Он – руководитель (сэнсэй) молодёжного клуба анимэ «Тоторо*» на окраине Новосибирска, инженер по профессии, уже отец двоих детей (дочерей). Оригинальность клуба «Тоторо», считаю, заключается в том, что он плодотворно работает со школами. Работник (зам. директора по воспитательной работе) связывается с Ильёй, и они вместе организовывают фестиваль или выставку творческих работ в актовом зале. Эх, в нашей омской школе такого нет, а зря, надо бы предложить коллегам.

 

«Кенджи» Таманьцев проводит конкурсы вместе с администрацией разных новосибирских школ и награждает лучшую работу. Проведение мероприятие – это всегда хлопоты немалые. Но если помогает волонтёр, то почему бы и нет. Кстати, в прошлом году Илья взял небольшой грант в размере двадцати тысяч на закупку призов и обеспечение школьного анимэ-фестиваля необходимым. К 9 мая будет организована выставка детских работ и в ней нужно художественно изобразить победу русского солдата над фашизмом.

– Витёк, наши новосибирские ребята любят рисовать в жанре фантастики, – говорит парень. – Русские солдаты и танки, разрисованные красными звёздами, так их представляют одарённые дети, врываются в Берлин через колючую проволоку, в лагеря смерти и выгоняют фашистов. Злодеев изображают в облике свиней с автоматами. Есть сходства с героем мультфильма Миядзаки Порко Россо*

 

Зачем парень это делает? Из добрых побуждений. Во-первых, ему нравится прививать подрастающему поколению интерес к Японии, а во-вторых – парень надеется, что в скором времени откроет небольшой магазинчик с товарами, посвящёнными анимэ. Куклы-герои из известных мультфильмов, плакаты с японскими актёрами и разная атрибутика. Кое-кто уже будет знать о точке аниме-продукции и незамедлительно навестит.

Илья – весьма любопытный человек, на вид ему дашь лет двадцать восемь. По-моему трудно найти молодого человека, который бы отлично разбирался в истории Японии, особенно в эпохе, известной войной кланов и теневой борьбы ниндзя. Чем подкупает меня господин Кенджи-накама? Ещё и тем, что прочитал мой роман о средневековой Японии «Последний рассвет» – не осиливает его, к сожалению, Виталий Воронков, даже прощения просит, мол, не смог, а ведь обещал…

 

– Чисто японская литература, классика, например, основана во многом на описаниях природы, – рассказывает Илья. – Сначала классик описывает дерево, потом ветку на нём, затем иней, а потом и фонарь под ним. Уже в конце говорит, что кто-то любуется им. Ясунари Кавабата… Читал «Танцовщицу из Идзу»? А вот европеизированный японец, тот же Рю Мураками или Харуки – они оба начинают произведение с динамичных действий. Кто-то бежит или прячется, думает, что его поймают и замучают, природы, естественно, не касается ни рукой, ни умом. Большая часть японцев пересматривает свои порывы к описанию природы. Роберт Ши, например, после третьей своей книги почти перестаёт касаться деревьев и травы.
Это когда знакомится с некоторой литературой Европы. Человек для себя решает, что природа не на первом месте, а лучше начать говорить про двигающегося и целеустремлённого персонажа.

 

А про ниндзя Илья как интересно рассказывает, я прямо заслушиваюсь товарища.

– Ты выбрал оригинально, Витяй, двух мастеров-ниндзя, работающих на императора, – соглашается парень. – Они поставляют ко двору правителя искусных воинов и немного помогают сами, поскольку польза от них должна быть на додзё. В чём хитрость? Лао Зотайдо и его брат Шуинсай – обе фигуры знаменитые своими школами ниндзя: «Красный лотос» и «Тенчу», то бишь «Крадущийся в ночи». Но в разных источниках мало говорится о том, что император мог поручать им задания государственной важности. На разборки ходили в основном самураи, армия на армию. Но ты специально выводишь двух мастеров и их учеников на большую дорогу – в другой конец Японии. Очень интересно представить, что люди, находящиеся обычно при дворе, вдруг могли быть отправлены так далеко, чтобы украсть свящённые артефакты и по дороге зарубить важного недруга. Братья Зотайдо – исторические личности, которые тренировали тоже знаменитых воинов: Рикиморо, Аямэ и мятежного Татсумару. Первые двое помогали даже Тамбе – лидеру ниндзя Ига и Кога, сопротивляющихся захватчику Набунаге. Самое почётное для ниндзя – это умереть, кстати, своей смертью. Самурай пусть погибает в бою, потому что кроме как служить, он больше ни на что не годен. А ниндзя придерживается немного другого кодекса Бусидо. Так вот Сандаю Тамба – один из тех воинов, который умер от старости, так говорят источники.

 

– В чём там альтернативность истории, по-твоему, Илья? – спрашиваю на всякий случай.

– Ты совершил накладку, – кивает он. – В то время как молодой Тамба мог спровоцировать взрыв природного газа, чтобы отодвинуть вражескую позицию, это сделали ученики братьев Зотайдо. По сути, так оно и могло быть, если бы не источники, в них прописано, что на хитрость изловчился только юный лидер повстанцев Ига и Кога. Затем сын Шуинсая у тебя является виновников вызванной снежной лавины, которая сметает едва ли не целую армию Ёсисады. Но из источников ясно, что армии там близко не было – вряд ли генерал отправил бы огромное число самураев, чтобы побить отряд ниндзя, пусть и очень сильный. И потом – снежную лавину провоцирует снова-таки Тамба. Тут есть не состыковка… в исторических сведениях написано, что очевидцы видели одного и того же человека в двух местах, удалённых друг от друга на сотню километров. То есть герой и защитник родного села Тамба мог иметь брата-близнеца, о ком мало кто знал или второй вариант – как раз твой, в «Последнем рассвете». Спуск лавины с горы Химбэй и поджог древесного масла (нефти) на болотах – мог обеспечить кто-то из учеников додзё «Красного лотоса» мастеров Зотайдо.

 

Здорово, когда говорят именно о твоём произведении. С этим любой автор, думаю, согласится и поддержит. Таких вот разбирающихся фанатов я желаю любому автору. 

– Какое анимэ советуешь посмотреть ко дню победы, Илюха? – интересуюсь перед самым отъездом.

– В котором бьют, а точнее режут фашистов катаной или саями, – сразу отвечает он. – «Манускрипт ниндзя» или «Воины сакуры». Там ведь ниндзя режут врагов, носящих свастику и всякие древние арийские руны. Потом, правда, дело доходит до зомби, пробуждающихся из-за использования рун, но как без упырей-то? Без них скучно.

Уезжаю с лёгким сердцем. Получаю сертификат, конечно же. Я – теперь специалист-медиум в области подростковых «суицидентов». Обращайтесь, если что. Такой вот небольшой и плодотворный отдых с ниндзя и анимэ-клубом во время больничного, по-моему, отличный.     

С видеоблога Виктора Власов о загадочных мастерах-ниндзя:

 

 



* Тоторо – дух и хранитель леса, в добрых и красочных тонах воспроизведённый в мультипликационном фильме знаменитого режиссёра Хаяо Миядзаки. Тоторо – большое мохнатое существо, не умеет говорить, издаёт только грудные рычащие звуки. Хотя Тоторо изображён добрым и милым персонажем, в фильме присутствуют намёки на то, что если его разозлить, может случиться большая беда.

* Действие анимэ происходит между Первой и Второй мировыми войнами в Адриатике. Главный герой, пилот Марко Паготт — участник 1-й мировой войны. После её окончания Марко разочаровался в людях и в жизни до такой степени, что навлёк на себя проклятие: частично превратился в свинью.

 

После прихода к власти фашистов в Италии он стал называть себя Порко Россо (от итал. Porco Rosso — «Алый свин») и начал работать на государство: охотиться на воздушных пиратов, грабивших торговые суда и богатые яхты. Не в силах победить крылатого свина, пиратская банда «Мамайюто» наняла другого аса — американского лётчика Кертисса, чтобы тот сразился с Порко и победил его. И это Кертиссу удалось: в самый неподходящий момент на «Савойе» у Порко отказал двигатель, и американец его сбил. Порко уцелел, но его красный самолет получил серьёзные повреждения. Для ремонта Порко обратился к своему старому другу, авиамеханику Пикколо. Здесь же состоялось его знакомство с внучкой механика, Фио. Фио оказалась талантливым инженером-авиастроителем и согласилась отремонтировать гидросамолет для нового воздушного боя между Порко и Кертиссом.

 

Фильм был снят по заказу японской авиакомпании «All Nippon», изначально готовился для показа в салонах авиалайнеров. Миядзаки взял за основу свою мангу «Воспоминания об эпохе гидропланов», вышедшей в журнале «Model Graphix»; в ней присутствовали Порко, Кертисс и воздушные пираты, но не было воспоминаний о войне, и общий настрой произведения был более игривым.

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов