СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№16 Татьяна ОРБАТОВА (Украина, Одесса) Поэтическая страница...

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №16 Татьяна ОРБАТОВА (Украина, Одесса) Поэтическая страница...

Татьяна Орбатова – поэт, прозаик, член Одесской областной организации Конгресса литераторов Украины (Южнорусский Союз Писателей), член Национального Союза журналистов Украины. Нередко публикуется в одесском альманахе «Дерибасовская – Ришельевская». В 2004 году была издана книга рассказов «Пациенты планеты Земля», а в 2008 – поэтический сборник «Ты видел рыб над головами?». 

 

 

Голография слов

 

Всё сказано давно.

Но воробьями

летят на снег забытые слова:

«за белыми ветрами ворог вянет,

в краю бенгальских тигров и лаванд

молчание под знаком волопаса

течёт с ладоней Свати на алтарь...»

Чудно летят слова близ Храма Спаса,

на брошенный под ноги календарь –

в квартал ума.

Но зов снегов неистов –

вот-вот сомнёт обыденную близь,

рассудок превращая в аутиста.

И лучше без рассудка обойтись,

пока листает сумрачные чувства

в изнанке крыльев спящий махаон,

и струнная мелодия искусства

безумцами поставлена на кон.

Всё сказано.

Иллюзии безумцев

сильнее гравитации ума –

поверх привычных мыслей и презумпций,

сквозь дух животный и свечной туман

спешат туда, где девственны Кумары,

но если упадут, то в пекло слов,

сгорая до проклятья – в кулуарах,

в безликом сонме схожих голосов.

 

 

 

Но… не проси

 

Нищенкой на дебаркадере

Встречу тебя тёмным вечером.

Вольно в преддверии сатори

Страсти внезапно отвечу я.

 

Птахой колибри раскрашенной

Выпью любви твоей линию.

Но… не смогу, не упрашивай,

Мир называть твоим именем.

 

В полночь напьёшься ты допьяна

Чувством моим, словно водкою.

Скрестим тела, а не копья мы –

Буду с тобою я кроткою.

 

Пленницей буду безвольною,

В ласках – податливой глиной.

Но… не проси, не позволю я,

Мир называть моим именем.

 

 

Любовь моя

 

Не одинока и не безнадёжна

Любовь моя.

Узор её не сложен

Из чёрных линий, связанных в мишень

В протравленном печалями клише.

Не простодушна, может быть опасной

Любовь моя.

Карминовою краской

Перетекает в солнечный рассвет,

Звучанием сердечных кастаньет.

Необъяснима, но и не беспечна

Любовь моя.

Когда мерцают свечи –

На стенах иероглифы разлук

И тени паутину свою ткут  –

Я улыбаюсь.

Тень не бесконечна.

И шаль её не покрывает плечи,

Горячие от откровенных ласк.

Любовь даёт мне силы про запас…

 

 

***

 

Может, там далеко –

в сердцевине лесов

Греют тысячи солнц

каждый камешек доли,

А в декабрьский пунш

из несказанных слов

Добавляет судьба

кислый ломтик неволи.

 

От тебя до меня –

миллионы миров,

Миллионы улиток,

ползущих на север.

От тебя до меня –

безрассудство ветров…

Но маршрут в небеса –

картой памяти сверен.

 

 

Ловец

 

Сегодня белою щекой

Меня коснулся ты… Ни звука.

Но на губах – усмешка плута

Змеёй мелькнула. Непокой.

 

Какие вести ты принёс?

Замёрзла от прикосновенья…

На краткий миг, подобно тени,

Ко мне шагнул из страшных грёз.

 

Ты собираешь этой ночью

Богам увесистую дань?

Я не сказала: перестань!

То мирра тихо кровоточит…

 

Я вижу смерть в твоей горсти,

Там снулых рыб немало. Путник,

Давай тебе омою ступни.

А рыб пока что отпусти.

 

 

Transcendent night

 

Ночь слетает

с большой катушки,

не прядётся,

не рвётся звуком.

Чёрной бабочкой

из-под ушка

лунной рыси

над виадуком –

дрогнет,

в воду глагол роняя,

лов бессловицы

не приемля.

Вслед ей – дети

дождя-лентяя

сон для сонь разольют

на Землю.

Выпьет Ночь

до кристаллов соли

пот со лбов

сновиденьем пьяных.

Самым трезвым –

найти позволит

от безумства ума

кальяны,

ложный вакуум

одиноких

растворяя в себе –

осенней.

Ночь сильна,

и в речном потоке

слово

вымолчит –

во спасение…

 

 

Зеркало слов

 

*

 

Так много слов вращается вокруг –

Слетают с губ, скользят по тротуарам.

Им всё равно – Иван или Фарух

Их на свободу выпустит задаром.

 

Им всё равно – от чьей утробы спесь

Или любовь… а, может, откровенье

Взболтает дня невидимую взвесь,

Печатью слов скрепляя чьё-то мненье.

 

Им всё равно – кому гореть в аду,

И есть ли ад – им тоже безразлично.

Но каждый день, мильоны раз в году

Они сдают нас времени – с поличным.

 

*

 

Как нищий бродит возле стен церковных

С протянутой рукой для подаянья,

Ютилось слово возле рам оконных –

Надежды слово, а не покаянья.

 

Оно стремилось за пределы дома,

Куда-то ввысь, за следом самолётным,

Но было слово – не того объёма,

Бескрылым и для Неба – инородным.

 

*

 

Не спать, не спать… но буквы не печатать,

Забыть чернильный бум иных эпох,

Лечить словесный зуд, ветрянку мата,

Не думать, кто сказал, а кто – не смог.

 

На время замолчать, пусть даже глотку

Взрывают сотни слов, спешащих вне…

И, может быть, солдатскую пилотку

Найти в шкафу и вспомнить о войне.

 

*

 

В молчании – глубокая печаль,

Что тихо затаилась в подреберье.

Ему дано безропотно венчать

Слова и мысли в здравствующей эре.

 

И пусть не вьются гнёзда из словес,

И не вспорхнёт птенец большой идеи,

Но лишь в молчанье – многословья бес

Теряет мощь и силу лицедея.

 

*

 

… А на пастбищах разума

дойные мысли пасутся –

из стихов ненаписанных

всех нерождённых поэтов.

Победителей нет среди них –

никаких контрибуций.

Тихо падают капли в сердца,

только алого цвета.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2021
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0068919658660889 сек.