СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№15 Степан ВАСЮРА (Украина, Винница) Воспоминания об участии в битве за Москву

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Слава нашего оружия №15 Степан ВАСЮРА (Украина, Винница) Воспоминания об участии в битве за Москву

С. ВасюраСтепан Никифорович Васюра - родился  8 февраля  1923 года в селе Корделёвка Калиновского района Винницкой области в Украине. В июне 1941года  окончил среднюю школу.  С 1 июля 1941 года  по 15 мая 1945 года  служил в Вооружённых  Силах СССР. С октября 1941года  по 27 июня 1944 года  участвовал в боевых действиях  с перерывами  на излечение  в эвакогоспиталях от ранений.  Инвалид Отечественной войны  II группы. Награждён орденами: Отечественной войны I-ой  степени, Красной Звезды, Богдана Хмельницкого III степени;  медалями „За  оборону Москвы”,  „За оборону Ленинграда”,  „За победу  над   Германией в Великой Отечественной войне”,  „Медаль Жукова”,  „60 лет освобождения Украины от фашистских захватчиков”, „Захистник Вітчизни”,  юбилейными. Образование высшее, юридическое, Всесоюзный заочный юридический институт,  киевское отделение. Воинское звание – подполковник юстиции в отставке.

                             

 

С Днём ПобедыВоспоминания об участии в битве за Москву

 

Родился я 8 февраля 1923 года в селе Корделевка Калиновского района Винницкой области в Украине. Расположено село вдоль трассы Винница-Киев  в 30 км от г. Винницы.  Неподалеку, как с Запада, так и с Юга проходила государственная граница.

 В июне 1941 года в выпускном классе средней школы царило приподнятое радостное настроение. Приближались дни окончания школы! Одноклассники бурно обменивались своими соображениями по поводу выбора той или иной профессии, каждый пытался доказать преимущества той профессии, которую намеревался избрать именно он, перед другими.  И вдруг все эти планы и помыслы в одно мгновение напрочь рухнули –  началась страшная война.

В жизни села все мгновенно преобразилось. Была объявлена спешная мобилизация военнообязанных. На центральной площади ежедневно проходили многолюдные митинги жителей села. Из комсомольцев были сформированы истребительные отряды по защите села от возможного десанта немецких парашютистов.

Повращавшись два-три дня в круговороте событий, я и ещё несколько моих одноклассников направились в военкомат. Конечно, каждый из нас был намерен поступить в избранное им военное училище: кто в летное, кто в танковое, а кто в артиллерийское или связи. Я же решил – в летное и обязательно стать летчиком-истребителем.

С большим трудом добравшись до окошка третьего отделения военкомата (в связи с мобилизацией здесь скопилась масса народа), мы с ужасом узнали, что ни одной путевкой в избранные нами училища военкомат не располагает: что он может  предложить нам путевки лишь в Новоград-Волынское пехотное училище, передислоцировавшееся к тому времени в Ярославль.

В пехоту  никто из нас идти не хотел, и мы всей группой возвратились домой. Однако сведения, поступавшие из районов боевых действий, перемещение по трассе измотанных изнурительными переходами войск свидетельствовали о том, что война будет затяжной и тяжелой. И я решил поступать в пехотное училище, а там будет видно.

Не найдя среди своих приятелей единомышленников, я один вторично  пошел в военкомат. Получив путёвку в Ярославль и убедив своих родных в том, что уезжаю лишь сдавать вступительные экзамены, отправился на ж. д. станцию в Калиновку.

На вокзале творилось что-то невообразимое. У кассы скопилось множество людей. Среди них было много военных командиров, находившихся в отпусках и теперь поспешно возвращавшихся в свои воинские части. Поэтому закомпостировать свой литер у меня возможности не было, и я  вынужден был добираться до Москвы через Киев, Харьков в тендере паровоза, на платформах грузовых поездов. Лишь на Ярославском вокзале столицы без особого труда удалось  закомпостировать литер. Наутро  был  на месте: Ярославль,  Казармы  Нахимсона, Новоград-Волынское пехотное училище.

Однако учиться пришлось недолго. В конце октября поступила команда смазать густой смазкой оружие и сдать в пирамиды. И все запели: «Вставай, страна огромная!»Стало ясно, что продолжать учебу будем под Москвой. Ведь к тому времени немцы были уже на ее подступах, а в самом Ярославле не раз объявлялась воздушная тревога.

В районе Арзамаса Горьковской области из личного состава нашего и других училищ была сформирована 28-я Отдельная стрелковая бригада и во второй половине ноября выдвинута на Ленинградское шоссе в район Химок.  Я был зачислен  во взвод пешей разведки.

Несколько дней бригада принимала участие в сдерживании рвавшихся к Москве немцев, а 6 декабря вместе с другими частями Западного фронта без какой-либо артподготовки перешла в контрнаступление. Курсанты бригады, используя нередко трофейное вооружение и боеприпасы (до начала боев не все были вооружены), не давали немцам передышки. В первый же день немцы были выбиты из Красной Поляны, куда уже успели завезти два дальнобойных орудия калибром 300 мм для обстрела Кремля.  Затем наша бригада принимала участие в изгнании фашистов из Подмосковья, в том числе из пунктов Клин, Новопетровск, Волоколамск, Шаховская, Княжьи Горы, других населенных пунктов Московской, а также Калининской и Смоленской областей.   Наступление наших войск на Волоколамск было настолько стремительным, что фашисты не успели скрыть следы своих злодеяний: на окраине города мы увидели страшную картину – виселицу с восемью повешенными, как потом выяснилось, московскими комсомольцами

Следует сказать, что во время преследования отступающего противника разведчикам приходится переносить двойные физические нагрузки. Когда личный состав части находится на марше, разведка движется вместе с ним. Когда же часть останавливается на отдых, задача разведки – выдвинуться вперед, наблюдать за поведением противника, о результатах докладывать командованию. Возобновляет часть движение после отдыха, разведчики также движутся с ней. Поэтому времени для отдыха часто не хватало.

Отступая, часто в панике, гитлеровцы взрывали за собой мосты, минировали дороги, устраивали различные заграждения, сжигали населенные пункты. Изучая поведение врага, накапливая опыт, мы, разведчики,   действовали все эффективнее.  Как правило, немцы удирали из населенных пунктов ночью, оставляя в них специальные команды поджигателей. Нередко, пробираясь незаметно лесом к населенному пункту, нашим разведчикам удавалось уничтожать или обращать в бегство солдат-поджигателей, и таким образом спасать населенные пункты от разграбления и сожжения.

Расскажу об одном случае более подробно. Как-то в январе 1942 г. ночью устроили мы в лесу засаду у одной деревушки и стали внимательно следить за поведением немцев. Стояли сильные морозы, и скрип от всего движущегося по снегу был хорошо слышен. Мы поняли, что войска уходят из деревни,  а  когда рассвело, то увидели  на дороге  несколько застрявших  крупных грузовиков и возившихся около них фашистов. Рассредоточившись, мы открыли  автоматный огонь, обратив немцев в бегство, а  многих из них уложили тут же у дороги.

Зайдя в деревню и обследовав жилье (в деревне одна улица и полтораста-двести домов),  мы увидели следующую картину: местных  жителей  в  домах  нет,  дома  не  заперты.  Повсеместно разбросана посуда из-под коньяков, вин, преимущественно французских, банки из-под консервов и обертки от конфет, немецкие газеты и пр. Вся деревня опутана от дома к дому разноцветными телефонными проводами.   Почти у каждого дома на дороге лежали разделанные туши животных, преимущественно крупного рогатого скота. В центре деревни на проезжей части дороги стояло несколько больших грузовых автомобилей, часть мясных туш была уже погружена на них. У грузовиков были заморожены двигатели, и они не завелись.

При тщательном обследовании домов, в подвале одного из них обнаружили одну пожилую спрятавшуюся женщину, которая нам  поведала, что немцы, когда выгоняли жителей из деревни, оставили ее поваром у одного «важного» немца. Мы установили, что в деревне размещался штаб полка, который, узнав о приближении наших войск, поспешно бежал из деревни, оставив часть солдат, главным образом, хозяйственников, которые, торопливо перерезав скот, собирались увезти туши мяса с собой, а деревню сжечь. Однако наше внезапное появление не позволило им это сделать. Отправив нарочным информацию в штаб бригады, мы стали ждать дальнейших распоряжений командования.

В феврале 1942 г. в уже освобожденном нами Волоколамске, мне было присвоено звание младшего лейтенанта, и я был назначен командиром взвода пешей разведки 40 ОСБ.

22.04.1942 г. в бою на подступах к Ржеву я был тяжело ранен и в эвакогоспиталях Москвы, Ульяновска, Омска находился на излечении до ноября 1942 года.

Как уже отмечалось, во время наступательных боев время для отдыха разведчикам не хватало. К тому же, поскольку отступающие неприятельские войска для новых оборонительных рубежей чаще всего использовали населенные пункты, то преследовавшим их нашим войскам в этих случаях приходилось отдыхать при свирепых морозах в лесах на снегу у костра в еловых шалашах. Все эти тяготы, невзгоды и лишения переносить относительно легко лично мне в значительной мере позволяла хорошая физическая подготовка, полученная в предвоенные школьные годы.

Приходится только глубоко сожалеть о том, что ни один из наших бойцов-разведчиков, да и вообще воинов наших частей в ту незабываемую зиму 1941-1942 гг. за героическую ратную доблесть не был удостоен никакой правительственной награды, если, конечно, не считать медали «За оборону Москвы», полученную, лишь через два года после войны (лично мне вручена 22 июля 1947 года).

Победа нашей армии под Москвой привела к важному повороту в ходе не только Отечественной, но и всей второй мировой войны. Ведь именно  там,  под Москвой, впервые за шесть месяцев войны, наша армия нанесла крупнейшее поражение гитлеровским войскам. Они были разгромлены и отброшены на запад на 100-250км.

Поражение фашистских войск под Москвой вызвало всеобщий энтузиазм и прилив новых сил у нашего народа, вселило надежду на избавление от коричневой чумы народам Европы, порабощенных игом гитлеризма.

Я горд и счастлив тем, что мне еще в юные годы пришлось участвовать в этом историческом сражении под командованием таких выдаю­щихся полководцев,  как  Г.Жуков и К.Рокоссовский.

Потом, после излечения в Омске и окончания обучения на курсах переподготовки командного состава в г. Новосибирске, мною было пройдено много фронтовых дорог в Прибалтике, Белоруссии, Украине, под Ленинградом и на Карельском Перешейке.

27 июня 1944 г. за Выборгом был вторично тяжело ранен и находился на излечении в г. Ленинграде и г. Вязники Владимирской   области до 7 мая 1945 г.

8 мая вновь прибыл в Москву в распоряжение МВО. И если в ноябре 1941 г. столица представляла собой грозный прифронтовой город, покрытый противотанковыми рвами, стальными ежами и противотанковыми орудиями на всех въездных   путях, а ее жителями владело благородное патриотическое чувство всеми силами помочь войскам разгромить страшного врага, то совершенно по иному выглядела   Москва в мае 1945 г.  Теперь повсеместно на улицах и площадях, одетых в весенний праздничный наряд, проходили многолюдные митинги, собрания, народные гуляния. Повсеместно играли духовые оркестры.  Царила торжественно-восторженная  атмосфера.

Вечером 9 мая во время салюта Победы я пробрался на мост Москва-реки у Кремля (Красная Площадь была до отказа заполнена народом), после чего почти до рассвета гулял по ночной, ярко освещенной всеми цветами радуги, Москве с ликующими добродушными и сердечными ее жителями.

И еще. До распада Союза ССР по приглашению Совета Ветеранов (председатель А.Г. Григорьев) и дирекции фабрики «Красная поляна» (директор Л.М. Зайцев) мы, участники битвы за Москву, нередко выезжали в столицу, в Красную Поляну, где встречались на митингах и собраниях с коллективами жителей города, рабочими фабрик, учениками школ. К сожалению, это только в прошлом.

 

 
Комментарии
Юрий Александрович
2019/08/03, 20:26:55
Татьяна! Вы посмотрели сайт? И какие данные есть по Макушинскому Николаю Семёновичу? Вы сами пробовали поискать? Дело в том, что только в 1941 г. училище сделало 10 выпусмков! А это более 2000 человек!
Юрий Александрович
2018/07/06, 20:54:22
Татьяна! Я просил Вас сообщить о Макушинском Николае Семёновиче имеющуюся информацию
Если не трудно сообщите на мой электронный адрес : mya1@yandex.ru / Заранее благодарю!
Юрий Александрович
2018/07/06, 20:51:07
На сегодняшний день список значительно пополнился - уже 700 человек!
Татьяна
2018/02/02, 20:11:15
Макушинский Николай Семёнович Есть ли в Вашем списке?
Юрий Александрович
2017/11/14, 20:51:59
Я занимаюсь восстановлением истории НВПУ-ЯПУ. Собрал около 600 фамилий выпускников, преподавательского и командного состава. Если Вам будет интересно зайдите на мой сайт yarpex19411957
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.045229911804199 сек.