СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№14 Ирина КАСАТКИНА (Россия, Ростов-на-Дону) Поэтическая страница...

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №14 Ирина КАСАТКИНА (Россия, Ростов-на-Дону) Поэтическая страница...

Ирина Касаткина - ростовчанка, доцент, автор 10 учебных пособий по физике для школьников и студентов издательств АСТ и Феникс. Пишет стихи и прозу. Лауреат литературной премии "Золотое перо Руси". За роман "Одинокая звезда" награждена памятной медалью им. Шолохова. Его недавно переиздало московское издательство АСТ-Астрель. Завершен второй роман "Встретимся у Амура". Изданы три сборника стихов "Стихи для души", "Розы для любимых" и "Тебе". Управление образованием города Ростова-на-Дону издало для школьников Дона сборник стихов донских поэтов "По Большой Садовой", в который вошли 30 стихотворений поэтессы, их сейчас учат в школах области. Победитель конкурса "Политическая поэзия - 2009".

 

 

Мой волшебный сад

 

Помню:

Дома я была одна,

Отгремев, закончилась война,

Мне исполнилось недавно шесть,

День и ночь хотелось - очень! - есть.

На холодном цементном полу

Я сидела, сгорбившись, в углу,

Мама все не шла,

Не шла, не шла,

Я уже и плакать не могла,

Погасили, экономя, свет,

Матерился за стеной сосед,

Мой пустой живот ворчал, как зверь.

И тогда я отворила

Дверь.

 

Это

Я придумала давно:

Если все вокруг темным-темно,

Если все вокруг - кромешный ад,

Мысленно я уносилась в Сад.

В том Саду Волшебном круглый год

Бабочки водили хоровод,

И стволы деревьев от огня

Укрывали малую меня.

Перед Садом высилась стена,

Дверь в него вела всего одна.

В целом мире только я, поверь,

Отворять умела эту дверь.

 

И в тот мрачный вечер я едва

Прошептала тайные слова:

- В Сад!

И вмиг туда перенеслась.

Вот где я повеселилась всласть!

Чудо-кукла там меня ждала,

Голубой мечтой она была:

Вся головка в крупных завитках,

Тень ресниц на розовых щеках,

Синие глаза, высокий рост,

Платье - будто соткано из звезд.

Кукла за руку меня взяла

И к столу большому подвела.

А на том столе была еда -

Я вкусней не ела никогда:

Шоколадка, винограда гроздь

(на картинке видеть довелось),

Хлеба вдоволь, пряников гора,

Мамалыги с маслом полведра.

Только я за стол успела сесть,

Чтоб все это поскорее съесть,

Как с работы прибежала мать,

Покормила, уложила спать…

 

Так воображение мое

Скрашивало скудное житье.

На уроках скучных я не раз

В мыслях покидала шумный класс,

В Сад переносилась вновь и вновь -

Там теперь меня ждала любовь.

Мальчик, что меня не замечал,

У двери восторженно встречал.

Мы гуляли с ним - рука к руке -

(лишь пятерки были в дневнике!).

Там, где проходили мы вдвоем,

Сразу расцветало все кругом,

Солнышко ласкало горячо,

Ласточки садились на плечо.

Он мне преподнес букет из роз

(тут меня мужик из-под колес,

крикнув непечатные слова,

выхватить успел едва-едва).

 

Жизнь меня не раз об стенку лбом

Крепко била. Лишь своим горбом

Я пробилась в люди. Но едва

Бедствий вал над головой вставал,

От него я пряталась в Саду

И пережидала там свою беду.

 

Зрелость подступила, как вода,

К горлу. И, похоже, навсегда

Мир, что я придумала давно,

Вдруг погас, как старое кино.

Позабыла я туда пути -

Никуда от жизни не уйти.

Словно белка, день-деньской верчусь,

Лишь покоя изредка хочу.

Звездочкой далекою маня,

Сад не принял взрослую меня.

 

Говорят, в преклонные года

Мы впадаем в детство иногда.

Может быть, когда состарюсь я,

Вновь найду дорогу в те края,

И тогда я, может, не умру,

А однажды рано поутру

В мой Волшебный Сад перенесусь

И уже обратно

Не вернусь.   

 

 

Малыш

 

Телевизор включаю,       

И в то же мгновение       

Рядом

Хроникальные кадры:     

Дома без дверей и без крыш.    

Там, как в сорок втором,           

Настоящие рвутся снаряды,                  

И лежит среди улицы       

Чей-то убитый малыш.   

                                              

Он бежал со всех ног

По своей подожженной деревне,

Меткой пулей сраженный

Неловко упал и застыл.

А деревня горела,

Пылали, как свечи, деревья.

Где ты, Бог?

Как ты мог!

Как такое ты вновь допустил?

 

Его мертвые глазки

Прикрыты ресницами длинными,

Над кудрявой головкой

Былинки склонились, грустя.

Нет, не может, не может

Вовек

Называться мужчиною

Тот убийца безвестный,

Что выбрал мишенью

Дитя.

 

И не важно, кем был он:

Армянским, грузинским мальчонкою,

На каком языке

Свою маму отчаянно звал.

О, кавказский народ!

С твоей честью

И славою звонкою,

Как случилось, что горец

На малого руку поднял?

 

Я брожу, как во сне −

Сердце ранено страшной картиной.

Всюду этот малыш

Распростертый

В крови и золе.

Он мог вырасти сильным, красивым

И добрым мужчиной,

Но ему не позволили

Взрослые

Жить на земле.

 

 

Поэзия  

 

Поэзия – хрустальная страна.

Надежда хрупкая ее основа.

Приют немногих избранных она.

Зачем же мы туда стремимся снова?

 

Поэзия – опасная страна.

В ней каждый уголок пронизан светом.

Чтоб их запечатлелись имена,

Как мотыльки, сгорают там поэты.

 

Поэзия – волшебная страна.

Бытует Вечность за ее порогом.

Наверно, свыше нам дана она.

А лучшие стихи – подарок Бога.

 

Поэзия! Заветная страна.

 
Комментарии
Татьяна Долгополюк
2013/11/12, 10:24:34
Ирочка, какая прелесть- ВАШ САД!!!
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2021
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0037519931793213 сек.