СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№13 Александра КОРОЛЁВА (Россия, Москва) Охраняя святыню, сохраняем себя

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наше наследие №13 Александра КОРОЛЁВА (Россия, Москва) Охраняя святыню, сохраняем себя

Александра Королёва - член Центрального Совета Всероссийского Общества охраны памятников истории и культуры.

 

 

Охраняя святыню, сохраняем себяОхраняя святыню, сохраняем себя

 

 

Есть дни, когда музеи особенно гостеприимно, т. е. бесплатно распахивают свои двери перед посетителями. При сегодняшней дороговизне билетов нетрудно посчитать, во что обходится каждому музею такая благотворительность. А ведь некоторые музеи еще и приглашают гостей провести «Ночь в музее»… Хочешь жить – умей вертеться. Бурная выставочная деятельность современных музеев, поиск ими новых форм общения с посетителями – это вынужденная мера по привлечению к себе внимания, а чего она стоит, знают только сотрудники музеев и особенно те, кто заглядывают в «Книгу отзывов» посетителей…

«Вперед к назаду» - вот как можно охарактеризовать основную тенденцию наших дней. Вопиющее невежество – о чем порой свидетельствуют автографы представителей подрастающего поколения в «Книге отзывов», указывает на плоды цивилизации. Плоды же культуры – города-музеи…, которые растворяет в себе цивилизация. Растворяет – это мягко сказано, у нас, в России, наступающая на пятки культуры цивилизация, старается просто не оставить от нее следа! А ведь еще в V веке до н. э. в Древнем Риме существовал закон, согласно которому разрушителям памятников старины отрубали руки. Об этом факте истории Валентин Лаврентьевич ЯНИН - историк, археолог, академик РАН - напомнил собравшимся на церемонии вручения (и ему в числе других деятелей культуры) премии «Хранители наследия», учрежденной Всероссийским Обществом охраны памятников истории и культуры. Думается, не зря напомнил. Может, все дело как раз в жесткой политике римских императоров, память о которой навсегда отучила римлян покушаться на материальные свидетельства культуры прошлых веков…  

 

Отношение к Святыне – это отношение к Отечеству

 

Существуют ежегодные доклады президенту РФ о состоянии природного наследия. Но нет докладов о состоянии историко-культурного наследия. Сколько бы общественность не тревожила высоких начальников в министерстве культуры – воз и ныне там. Пример, колющий глаза – историческая Москва, продолжающая исчезать на наших глазах.

Но что такое этот доклад? Это должно быть совершенно новое структурное отношение к историко-культурному наследию. Культура у нас, как известно, находится в хвосте бюджета, наследие – в хвосте культуры. В этой незамысловатой схеме как в зеркале отражено отношение ветвей власти к историко-культурному наследию страны. В результате мы видим целенаправленное уничтожение культурного наследия за счет невнимательного отношения к проблеме.

Как изменить эту ситуацию? Очень просто. Обратиться к президенту страны и сказать, что историко-культурное наследие включает в свою сердцевину такое понятие как Святыня. Отношение к Святыне – это отношение к Отечеству не только земному, но и Небесному. Кто плохо к нему относится, тот враг стране и народу. Нам давно пора выстроить в обществе структуру отношений к ценностям.

Эпоха Средневековья сформулировала свое отношение к памятникам: культурное наследие, в виде святынь – источник богатства. А мы, так называемые цивилизованные люди, все время смотрим на нашу проблему, как на ту, которая требует денег. А давайте посмотрим иначе: что страна может иметь от этого богатства? Исторические города, заповедные территории, природные заповедники, все памятники и музеи страны, что это такое как не источник богатства? Таким образом, вопрос о том, какой процент бюджета, какой процент профицита или Стабфонда нужно выделять культуре - пустой совершенно! Потому что никаких этих денег не хватит. Пусть лучше президент страны обяжет всех министров, всех основных функционеров и всех губернаторов составлять отчеты о сохранности памятников отечества. А если к этому отчету присовокупить результаты независимой общественной экспертизы, то получится настоящий общественный контроль! Сам собой появится реестр памятников, которого, увы, до сих пор нет в министерстве культуры РФ! Да-да! Нет списка памятников и исторических городов! Зато есть люди, которые заинтересованы, чтобы этой информации не было. Потому что у них нет понимания проблемы того, как и что надо делать.

А казалось бы, как все просто! Вот пришел на предприятие новый директор, как оценить его работу по прошествии определенного времени? Прежде всего, по состоянию фондов. Если эти фонды выросли за время его пребывания в должности, значит, его деятельность была хорошей. А если они упали или растрачены…, вспомним римских императоров, знавших, как решать подобные вопросы. Вот и сегодня деятельность министров и губернаторов следует оценивать исключительно по отношению к главному источнику богатства страны. А этого можно добиться только на основании доклада Президенту и Премьеру.

 

Культура – фундамент всего остального

 

«Культура - это та сфера, которая не может себя потерять на всю жизнь, - считает Сигурд Оттович ШМИДТ, доктор исторических наук, академик Российской академии образования, член Совета по государственной культурной политике при Председателе Совета Федерации Федерального собрания РФ. - Она фундамент всего остального, что обеспечивает величие государства. Я сорок лет состою во Всероссийском Обществе охраны памятников истории и культуры, в последние годы Общество старается, прямо скажем, выживать. Я думаю, что нужно принять какие-то меры и не только всяческой поддержки, но и по поводу ожидаемого всеми нами закона о меценатах. Очень хорошо, что есть в Государственной думе люди, которые стараются его провести. Мне не понятно, как гражданину, почему это задерживается? Потому что, конечно, и среди и тех, кого мы называем олигархами, и тех, кто считает себя культурными людьми слишком много не понимающих значение культурных традиций… И в то же время есть люди, которые готовы отдать деньги, но человеческая природа есть человеческая природа и, если у людей имеется энергия, чтобы аккумулировать большое количество денег, то простим им такую слабость, как честолюбие. Они должны знать, что заслуги их важны для государства. Третьяковская галерея называется Третьяковской галерей, музей Бахрушина называется музеем Бахрушина, Боткинская больница называлась Солдатенковской больницей, больница Алексеева - Алексеевской больницей. Я называю имена богатейших москвичей, которые много денег отдавали культуре.

Я был поражен, когда попал к Нью-Йоркскую библиотеку, там, на самом высоком здании светятся имена попечителей: десяток Рокфеллеров, несколько по фамилии Морган…, слава Богу! – пусть люди знают! Конечно, таким людям надо давать льготы по уплате налогов.

Сейчас наблюдается настоящий бум краеведения – это следствие тех изменений, которые произошли в последнее время в нашей стране. Увеличилась возможность независимых действий культурных органов. Издаются даже дорогостоящие местные энциклопедии, проводятся конкурсы краеведческой литературы. И нам трудно справиться, у нас мало возможностей поощрения тех, кто того заслуживает. Проводятся конференции. Почти все конкурсы посвящены местной истории. Обществу надо искать контакты с краеведческими объединениями, которые были прерваны. Во всех музеях надо ввести один день в неделю бесплатного посещения. Надо, чтобы школьники получали в подарок дешевые книги, детские книги дорого стоят. Люди должны знать, кто в таких трудных условиях защищает культурные традиции.  

 

Тоска по настоящему

 

Центральный Совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры часто в своих стенах, в Гагаринском переулке Москвы, проводит художественные выставки. Сравнительно недавно там выставлялись ярославские художники. На вернисаж вместе с художниками пожаловали и артисты. Приехали за свои кровные, не побоялись трескучего мороза, стоявшего в тот день, голоса их от холода слегка осипли, но зато энергии и задора им было не занимать – и никакой фонограммы! Радость общения длилась два часа. А перед тем, как состояться в Москве, аналогичная выставка прошла в Санкт-Петербурге, в Смольном, она называлась «Великая Земля Ярославская». Люди смотрели и… некоторые плакали. Отчего?

Парадоксальные явления дней нашей жизни можно наблюдать повсюду. Вот открывается православная выставка-ярмарка, а на ней, среди церковных атрибутов, продаются… диски с записями советских песен. И приглашают на свои собрания церковники порой артистов, популярных еще в советское время. С одной стороны – парадокс. Но с другой – очевидная пропаганда патриотического воспитания, которым пытается заниматься православная церковь, а вовсе не современная светская власть.

А теперь представим другую удивительную картинку…

Ярославские мужики узнали, что к ним граф из Франции едет. Всю ночь они расчищали дорогу от снега, мальчишки утром выстроились вдоль нее, чтобы попросить у графа автограф. Прокатили барина на тройке, кучера по такому случаю приодели, как следует, да и бабы нарядились, и спели графу радостную песню по случаю его возвращения! Накормили дорогого гостя Петра Петровича Шереметева гречневой кашей с копчеными колбасками – узнали же, что любит! Подарили ему икону, березовый веник и расписной самовар. А еще и портрет его написали…

Когда такое могло случиться? Открою секрет, в 1993 году! И что такое могло приключиться с советскими людьми, вдруг вспомнившими свое холопское прошлое? В общем-то, ничего особенного - в народе проснулась генетическая память, но именно приветливое поведение людей по отношению к гостю-аристократу свидетельствовало об их внутренней свободе, которую они то ли обрели за годы жизни в СССР, то ли наоборот сохранили в себе, несмотря на недостатки советского идеологического воспитания – загадочна русская душа.

В те годы, конец 80-х - начало 90-х прошлого века, в умах соотечественников происходило брожение. Кто-то опрокинулся в религию, кто-то подался к земле родной, в деревню, пахать и сеять, на свой страх и риск, кто-то - на чужбину искать свое счастье, а в Ярославле, представьте себе, учредился Шереметев-центр, а возглавила его врач Скорой помощи Нина Павловна Кузнецова. Вдруг художники, поэты, искусствоведы, словно, заново увидели свой край, и давай поднимать генеалогию Шереметевых.

- Помню бабушка мне пела: «Вечер поздно из лесочку…», «Ты родилася крестьянкой, завтра будешь госпожа…», Шереметевские былины от фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева... Все вспомнилось вдруг», - рассказывала Нина Павловна.

Впору задуматься: да что же надо было этим людям? Чего хотели? Ответ прост как правда, - жить по-своему! Собрать по крупицам то важное - потому что родное! - что неизбежно теряется на крутых поворотах истории. Вот ярославцы, например, установили место, где родилась Прасковья Жемчугова-Шереметева и поставили там памятный знак. А чем дорога им эта особа, бывшая крепостная актриса графов Шереметевых? Оказывается, по завещанию ее, был построен странноприимный дом в Ярославле.

Каждая картина на выставке заключала в себе особый символ и смысл, тут и Ярославна, и Ярослав Мудрый, и памятники архитектуры, которые, увы, существуют уже только на картинах – спасибо, хоть в красках запечатлеть успели. И портреты современников в национальных одеждах. И современницы в образах исторических персонажей. На вернисаже дружно тосковали по баньке – все, что осталось от некогда богатого дома купца Трефилова, - и та сгорела. И по замку Фюрстенберга, свидетеля эпохи Ивана Грозного и Ливонской войны - фундамента даже не осталось. И по пропадающему дворцу Понизовского… Вспоминали бывшего крепостного, который занялся предпринимательством и стал впоследствии купцом Первой гильдии. Его внук построил дворец за два года, сейчас этот памятник гибнет, надо бы откачать воду из подвалов и дворец сохранится, да ответственные люди говорят: дорого, денег нет. Сорок три церкви в Любинском районе, а службы идут только в четырех, остальные в запустении, внутри растут деревья.

Все вещи изображенные ярославскими художниками на картинах – подлинные, принадлежавшие эпохе Шереметевых – шаль, блюдо для отбития творога, валек... Вещи-то уцелели, а вот усадьбы все уничтожены на Ярославской земле в Гражданскую и позже. А в перестройку уже – ой, как похоже все! - разорен был музей «Космос» - стекла выбиты, помещения осквернены, крыша проломана. Участники Шереметев-центра, спохватились, восстановили музей, все-таки Валентина Терешкова их землячка. Стыдно не чтить тех, кто славу стяжал ярославцам, которая в веках останется, да к тому же земля ярославская скоро отметит свое 1000-летие, надо, чтобы было все честь по чести. А Терешкова в долгу не осталась, помогла местному самодеятельному ансамблю «Русская песня» (которому уж двадцатый год) под профессиональным управлением Марии Яковлевны Яковлевой, поехать на Мальту с гастролями. Там в рамках 300-летия Российско-Мальтийских связей был устроен русский уголок Шереметевых. Дважды ансамбль побывал в Италии, потом в Германии, Польше, Финляндии, Индии. Частый гость он в индийском посольстве в Москве. Вера Гусева, солистка его, - дипломант конкурса «Играй гармонь!». А еще были гастроли в Пензе, Рыбинске, Мышкине, Липецке и Санкт-Петербурге.

Смотришь на этих людей и… завидуешь. По хорошему, конечно. Задору, энергии, неподдельному интересу к жизни, нестяжательству, доброте, остроумию (послушали бы вы их частушки!), а еще умению радоваться и стремлению радовать других.

- Поем песни, которых нет в антологиях, собираем их по всему нашему краю, - рассказывала Мария Яковлевна. - Вот одна из них «Рябина» - в ней все слова поэта нашего Ивана Захаровича Сурикова. Марина Дмитриевна Шереметева приехала из Парижа, услышала и добавила куплет, который мы не знали. А уж Шереметевские былины поем только мы!

И тем для былин ярославцам не занимать, ведь жили на их земле такие легендарные личности, как Александр Невский, адмиралы Ушаков и Невельской, Брюс, Репнины, Голицыны, Правсковья Жемчугова – лучшая певица Останкино и Кусково, актриса Пелагея Стрепетова, Щербатовы, Урусовы, Шаховские, скульптор Опекушин. Из крепостных Елисеевых вышел владелец магазинов в Москве и Санкт-Петербурге, Ю.В.Жадовская и поэтесса Мария Петровых.

«Мы хотим, чтобы это продолжалось», «Хочется верить, соберем силы…» Вот такие пожелания самим себе звучали на вечере ярославцев в бывшем доме Нащокина, что в Гагаринском переулке Москвы, где расположился Центральный Совет ВООПИиКа – того самого Общества, которое «в советское время было правой рукой государства», - как сказал еще один лауреат премии «Хранители наследия» А.Н. КИРПИЧНИКОВ, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, руководитель раскопок в Старой Ладоге.

 

Парадоксы нашей жизни

 

Не один десяток лет ВООПИиК проводит Всероссийский фестиваль любительских видеофильмов и фильмов региональных телестудий, посвященных историко-культурному наследию и традициям народов Российской Федерации. «И не прервется связь времен…»

Еще один парадокс нашей жизни: чем больше телеканалов входит в наши дома вместе с возможностями цифрового телевидения, тем меньше мы узнаем о реальной жизни в своей стране. Телевизионное начальство угощает нас рекламой, развлекает до одури и, между прочим, объясняет, какие мы моральные уроды – пьяницы, наркоманы, жестокие родители, убийцы, грабители и прочее. При этом же откровенно затыкает рты тем, кто стремится осмыслить текущий момент истории, осознать себя в нем. Разве не тревожит то обстоятельство, что у региональных телерадиокомпаний становится все меньше времени в сетке программ? Всего две минуты! Мыслить в жанре информации, значит лишиться ума. И мы, кажется, уже включились в этот процесс потери рассудка.

В селе Мансурово Истринского района стоит Никольская церковь XIX века. На сегодняшний день, более чем благополучная, стараниями ее батюшки. И дай Бог ему удачи и процветания. Но всего-то в километре от нее, в Юркино – другая, 1504 года рождения - почти XV век! Пропадает. Много ли подобных древних памятников архитектуры уцелело в Московии?! 500 лет простоял этот шедевр, созданный, по всей видимости, итальянскими мастерами, о чем свидетельствует их «автограф» - особенный фриз на западной стороне церкви. Можно представить себе, сколько людей и событий повидал этот храм на своем веку. И вот стоит теперь у дороги, недалеко от Новорижского шоссе, почти рядом с Ново-Иерусалимским монастырем, одинокий, окруженный неухоженным кладбищем, разрушается. Не знающие, куда себя приложить, подростки сожгли колокольню. Если не предпринять экстренную реставрацию, это изумительное по своей красоте и лаконичности форм здание, несущее в себе память о полутысячелетней истории земли нашей, упадет. Но, по большому счету, ни в Москве, ни в Подмосковье никому до этого памятника федерального значения нет дела.

А вот еще живая картинка как нельзя точно выражающая стиль нашей жизни сегодня: сквозняк в головах, грубость в сердцах, непонимание, куда и зачем идем.

Александр Васильевич Суворов, фельдмаршал, написавший «Науку побеждать» никогда не стремился казаться. Он всегда был. Он прожил яркую красивую жизнь, уйдя из нее, в отличие из временщиков, никогда и никем не побежденным. Потрясающую историю рассказали на последнем фестивале создатели фильма «Суворов на Суздальской земле» (В.Осетрова). Там на Владимирщине, рядом со знаменитым историко-культурным и ландшафтным заповедником «Золотого кольца» стоит почти разрушенная никому не нужная церковь, плиты которой… хранят прикосновение ног Александра Васильевича. Тут было родовое имение его отца (камера, озирая местность, уже не находит фактов присутствия благородного семейства и пытается художественными методами реконструировать не столь уж далекое в исторической перспективе время), здесь сформировался и закалился характер будущего прославленного полководца. Но турист, побывавший в Суздале, даже не догадается, мимо каких исторических сокровищ он прошел.

Кто же виноват в нашем общем беспамятстве?

Гражданская война на нашей земле не утихла, а быть может, разгорается вновь. К этой чудовищной мысли подвел фильм Рязанской ГТРК «Ока» «Как в Рязанском селе восстанавливалась память». Это простой рассказ о жительнице села Красильниково Т.Буровой, пенсионерке, которая решила восстановить на собственные средства разрушающийся склеп дворян Головниных, некогда владевших тут землями. Зачем? Т.Бурова помнила, как хорошо отзывались люди о бывших барях, а ее бабушка и вовсе была кормилицей детей Головниных, выходит, – почти родственники. И вот женщина, пришло время, испытала чувство личной сопричастности историческому процессу, напомнив землякам, что роду Головниных 615 лет и является он 37-м коленом от Рюрика и негоже им забывать об этом. Больше того, она и районную власть заразила своим энтузиазмом! Правда, та, пребывая в состоянии нескончаемых перевыборов, на деле все никак не могла помочь Т.Буровой материально. Пенсионерку это не смутило, кончилось дело тем, что в селе, к 225-летию Василия Головнина, знаменитого российского инженера и флотоводца, был установлен великолепный памятник. На открытие съехались потомки знатного рода из разных городов и весей. «Не поздновато ли?» - спрашивали журналисты. «Нет, - ответствовали потомки, - значит, теперь дозрели…». Практически на этой мажорной ноте фильм и заканчивается. А уже из беседы с создателем фильма мы узнали, что памятник был скоро разрушен подростками. Узнав об этом, тележурналисты немедленно помчались в Красильниково…, но были остановлены властным окриком. Не нужны печальные вести, накануне выборов. Вот так грубо и жестоко гасится народная инициатива.

Справедливости ради надо сказать, что памятник восстановлен, но случившийся инцидент и отношение к нему разных людей еще долго будет тлеть в душах, готовый, при случае, разгореться в новый костер, мягко говоря, разных взглядов на отечественную историю.

В фестивале принимает участие, практически, вся Россия. Знакомство с чувствами и мыслями бурят, смолян, пермяков…, переданными в документально-художественной форме, обогатило бы страну духовно, будь эти короткие по времени ленты показаны хотя бы по одному из главных каналов российского телевидения. Мы – зрители, энтузиасты могли бы, что называется, сверить часы, объединиться в духовном пространстве, почувствовать плечо друга, неравнодушного к сохранению нашего общего культурного наследия. Но нет, не находится нам места в нынешнем криминально-развлекательном телеэфире. Не узнает широкий зритель об удивительных людях, настоящих шукшинских героях-чудиках, таких как бывший узник Дахау, в своем доме устроивший музей памяти жертвам концентрационных лагерей («Сад памяти» видеостудия «эФТэЛь», Ф.Лундовская). И о почти парализованном человеке, который, чтобы не думать о болезни, начал вырезать по дереву и болезнь отступила настолько, что он смог работать сидя, и создает настоящие шедевры, «чтобы людям оставить красоту и добро» («Народный умелец Шматович В.И.», Областной Центр народного творчества). О Надежде Кузевановой можно было бы сочинить поэму. Ей 75 лет. Она одна ухаживает за могилой солдата, замученного фашистами. Сама – в войну похоронила, а теперь сама же цветы сажает у памятника. И горюет, что больше некому этим заниматься. «А подростки?..» - интересуется журналист. Оказывается, им – дела нет. «Я их не осуждаю, - говорит Надежда, - мы горя много пережили, а у них другая жизнь…» Фильм называется «Они со мною говорят» (ТРК «Истра», Т.Щербаненко) длится всего 6 минут, но отпечатывается в памяти бескомпромиссной честностью и пронзительностью.

К сожалению, минувшей осенью, 2009 года, ставший, как уже показалось, традиционным кинофестиваль не состоялся, не нашлось средств на его проведение.

 

Что объединяет нацию?

 

Говоря о состоянии памятников Отечества сегодня уместно вспомнить, что купцы-меценаты наши были старообрядцами, людьми высоких нравственных качеств, крепкого купеческого слова. Делиться своими доходами было у них в традиции. Стояла ли за этим актом гражданского волеизъявления семейная тайна (грех, который хотелось замолить, или бездетность…) или искренняя любовь к Родине, только доля их благотворительного капитала составляла внушительную сумму – 15 процентов национального бюджета России. И феномена, подобного этому не было нигде в остальном мире.

На деньги купечества строились больницы, учебные заведения, общежития для рабочих (где каждый день менялось постельное белье!), дома культуры, где после работы можно было послушать музыку, увидеть спектакль, испить чаю. А, уж, сколько храмов построено было благодарными купцами по всей России – не счесть! А особняки! Одна Самара – чего стоит! Что не улица – архитектурная эклектика: барокко, ампир, классицизм, конструктивизм… Богатые, уютно спланированные города, протянулись вдоль берегов Волги, они все еще напоены чистым, душистым, вкусным воздухом, какого уже нет даже в дальнем Подмосковье. И речь звучит на улицах волжских городов нормальная русская, без дикой смеси наречий, привнесенной в Москву авантюрными иногородцами без роду и племени. Одно настораживает, сегодня крупный капитал, так изуродовавший первопрестольную, вытравив из нее и московский дух, и московский говор, теперь приходит в провинцию. И это новорусское меценатство, не склонно прислушиваться к мнению специалистов – архитекторов, археологов, историков, ваяет на свой вкус и лад. Малые бои за облик городов, за конкретные памятники уже разгораются в малых городах России. Например, в Ярославле на территории кремля, на месте православного храма и кладбища, американские мормоны практически на костях намереваются возвести отель «Мариотт». И администрация города, судя по всему, идет им навстречу. Подобных примеров не мало.

Сегодня объединить нас всех как нацию может только наша общая история. Большая беда на этом пути та, что чиновники, без которых, увы, мы – общественники – никто, и звать нас никак, слишком уж часто меняются на своих постах. Только с одним наладишь контакт, и он начнет понимать степень своей ответственности перед потомками в культурном плане, как глядишь, его уже и след простыл и начинай все сначала с новым аборигеном коридоров власти. И даже странно и неловко оттого, что именно чиновников нам приходится знакомить с Конституцией РФ, (статья 44, пункт 3), где сказано, что «каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры». И только самым дипломатичным из нас удается убеждать их в том, что памятник архитектуры – это товар, цена которого только растет год от года. Что охрана нашего наследия – главный вектор социально-экономической политики страны. Что быть членом ВООПИиК, поддерживать эту общественную организацию материально – не обременительно, но престижно и почетно.

…Нам так много надо сделать. Сохранить и восстановить памятники. Подготовить достойную молодую смену себе. Возродить угасшие за перестройку производства, например, льноводство или гармоники саратовской… Отстоять национальные парки, увеличить на наших картах число исторических памятников и достопримечательных мест незаслуженно обойденных этим отличием. Мы должны глубоко осознать, за что Бог наказал Россию в XX веке (ввергнув ее в столько революций и войн), быть бдительными, охраняя великую драгоценность, доставшуюся нам от предков, при всех своих несравненных достоинствах не сумевших уберечься от ошибок перед Отечеством и его народом. Ведь что мы демонстрируем миру сегодня? Полюса богатства и бедности, жадности и расточительности, полетов ума и беспросветной глупости, упорствующей в своих заблуждениях. Какую-то неестественную приверженность к чужой культуре с одной стороны и граничащее с безумием отвержение всего чужого, как вредного – с другой… Контрасты нашего национального характера уже утомили и измотали нас самих. Страна, в которой ученики подают в суд на экзаменаторов (устроителей ЕГЭ) не может считаться благополучной в культурном плане. Нам надо сделать шаг назад, чтобы осознать себя теми, кем мы являемся генетически, а затем сделать два шага вперед, в наше прекрасное будущее, неразрывно связанное с традициями прошлых веков.

 
Комментарии
Эрика
2010/03/10, 08:46:42
www.abshar.tk
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.092724084854126 сек.