СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№3 Сергей Александрович РОМАНОВ (1922-1997) Поэтическая страница

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Слава нашего оружия №3 Сергей Александрович РОМАНОВ (1922-1997) Поэтическая страница

Памяти погибших

 

Не знаю, кто, где, кем был в ту войну,
А я – пропавшим без вести солдатом
В чужой стране, во вражеском плену
И заново рождён лишь в сорок пятом.

 

Мне – узнику фашистских лагерей
Россия-Мать протягивала руки,
И я, чтобы вернуться к ней скорей,
Готов идти был на любые муки.

 

Не многим выжить привелось из нас.
А сколько не вернулось с поля боя
Погибших вспоминая каждый раз,
Давайте помолчим минуту стоя.

 

 

У Киёво на перекрёстке

 

К сорокалетию битвы под Москвой

 

Я тех солдат бы, как героев, обнял,
Которые, сломав врагу хребет,
Остановили в декабре под Лобней
Фашистов в грозный сорок первый год!

 

Остановив, разбили и погнали
На запад от московского крыльца…
И вот теперь стоит на пьедестале
Зенитка старая, того же образца,

 

Что у Киёво, здесь на пepeкрёсткe,
Стреляла по немецким танкам в лоб,
Без промаха, прямой наводкой, хлёстко,
И ни один вперёд пройти не смог.

 

Минуло сорок лет. Зарубцевались раны,
Но битвы под Москвою в памяти свежи,
И собираются сегодня ветераны
Со всеми вместе на Святые Рубежи.

 

Чтоб выразить и радость в честь Победы,
И скорбь по павшим воинам в бою,
Чтоб никакие больше людоеды
Не зарились на Родину мою.

 

 

День Победы

 

Для меня – рядового солдата,
Тех суровых военных лет,
День Победы – такая дата,
Что другой равнозначней нет!

 

До сих пор мне, порою, снится
Тот кровавый кромешный ад…
Сорок первый. Июнь. Граница.
Первый мною убитый солдат.

 

В униформе крысиного цвета
Он пришёл разорить мой дом
И остался лежать за это
Под ракитовым в поле кустом.

 

Но фашистов звериная свора,
Пол-Европы собрав в кулак,
Наступала. Сдержать напора
Мы тогда не смогли никак.

 

Помню беженцев под Тернополем,
Матерей перепуганный вид
И, казалось, что стройные тополи
С ними плакали тоже навзрыд.

 

Пыль дорожная, знойное марево,
Бесконечный людской поток,
И пожаров зловещее зарево –
Всё катилось в те дни на восток.

 

Так, Россия пружиной тугою
Сжалась в сотни упругих витков
И ковала за Волгой рекою
Силу грозную для полков.

 

Чтоб ударить тройным ударом!
Чтобы враг побежал назад,
Часа этого ждал не даром
Каждый русский – не только солдат

 

Жаль, что мне той священной жажды,
Не пришлось утолить в войну:
Я, контуженный в августе дважды,
Оказался у немцев в плену.

 

Тот, кто пережил плен когда-то,
Тот, кто сам на войне побывал,
Твердо скажет, что плен для солдата –
Это тот же девятый вал.

 

На земле фронтовой, на грешной,
Это – страшный, мучительный рок,
О котором всего, конечно,
Не расскажешь в полсотне строк.

 

В сорок пятом году, в апреле,
Находясь еще в глотке врага,
Я последние две недели
Был от смерти на полшага.

 

Нас, измученных до предела,
Полосатых, по кличке – «чертей»,
Под охраной СС озверелой,
Угоняли из концлагерей.

 

Для потехи травили собаками,
Издевались нахально и зло,
Сколько нас под дорожными знаками
В эти тёмные ночи легло!

 

Даже многих имён мы не знаем,
Тех, кто пал на холодный асфальт,
С дрожью в голосе вспоминаем
… Маутхаузен… Бухенвальд…

 

Тех, кто честью всегда дорожили,
Верность Родине свято храня,
Тех, которые не дожили
До свободы четыре дня!

 

А когда я смотрю передачу
О героях военных дней,
То глаза свои мокрые прячу
От счастливых моих сыновей.

 

Потому для меня, как солдата,
Тех cуpoвыx военных лет,
День Победы – такая дата,
Что другой равнозначней нет!

 

 

Как в 41 - 45 год.

 

В живых осталось нас совсем немного
Былых солдат простых стрелковых рот,
Что шли в боях по фронтовым дорогам
От сорок первого по сорок пятый год.

 
Кто несмотря на горечь отступлений –
Коварный враг был в технике сильней, –
Кто не щадя себя в пылу сражений
В Победу твердо верил с первых дней.


Не каждого, конечно, награждали
Иконостасом боевых наград,
Но как героев каждого встречали
Родные возвратившихся солдат.

 
И многие тогда по зову, сходу
Пошли работать на завод, в колхоз,
Впрягались в безлошадную подводу,
С трудом тащили долго в гору воз.


Сегодня старость с нищенской котомкой
Приковыляла к нашему крыльцу,
И как бы не стучала в двери громко
Нам ветеранам плакать не к лицу


Мы знаем, что живём в прогнившем доме,
Который обречён давно на снос.
И лишь народ, а кто же ещё кроме!
Решить способен внутренний вопрос
И пусть мы старики – не с краю наша хата 

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.023545980453491 сек.