СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№8 Людмила ШАРГА (Украина, Одесса) Поэтическая страница

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №8 Людмила ШАРГА (Украина, Одесса) Поэтическая страница

Людмила Шарга - поэт, прозаик, лауреат XV Международного литературного конкурса "Пушкинская лира", лауреат литературной премии им. А. Мицкевича. Автор книг стихов и прозы "Адамово ребро", "На проталинах памяти".

 

 

Сказки для сына

 

Я из обрывков забытых былин

И из преданий старинных

Новую сказку о Сирин-Сирин

Ночью слагала для сына.

- Вот бы хоть раз мне услышать её, -

Сын прошептал, засыпая.

- Что ты, сынок, коль она пропоёт,

Смертные всё забывают.

- Что, обо всём забывают?

- Да. И потом умирают.

 

Небо ночное. Мерцание звёзд…

Слышится пенье цикады…

- Добрую птицу зовут Алконост,

Птицу из Ирия-сада.

- Мне бы послушать, как птица поёт,

Что говорят о ней люди?

- Тот, кто однажды услышит её,

Вмиг всё плохое забудет.

Пусть тебе ночью приснится

Светлая райская птица.

 

Пусть промурлычет тебе Кот-баюн

Быль, а потом – небылицу.

Сон твой крылом осенит Гамаюн –

Древняя вещая птица.

Пусть Гамаюн напророчит

Счастье тебе этой ночью.

 

Я из обрывков старинных

Сказку слагаю для сына,

И улыбается мне

Маленький русич во сне.

 

Сирин – тёмная птица с дивным голосом. Тот, кто услышит её пение, забывает обо всём на свете и умирает.

Алконост – светлая птица из Ирия-сада ( рай в древней славянской мифологии).

Гамаюн – вещая птица, посланница богов.  

Кот-Баюн – Кот, наделённый голосом, слышным за семь вёрст, как замурлычет, так сон напустит ( по др.славянским поверьям).

 

 

***

 

Купальской ночи звёздная купель

Меня в своём безмолвии купала,

Когда по тайным тропам я ступала;

О них пропел мне златокудрый Лель.

 

Венок, сплетённый ночью колдовской,

В струящееся лоно погружая,

Судьбу свою течению вверяя,

Стояла я над тёмною рекой.

 

Разрыв-траву вплела я в свой венок

И сон-траву – владычицу пророчеств,

И перелёт-травы прощальный росчерк

Звездой упавшей догорал у ног.

 

А златокудрый пел : «Поторопись.

Уже давно очерчен круг заветный.

Сорви Перунов цвет и до рассвета,

Не обернувшись, с ним домой вернись.

 

Ты станешь прозорлива и мудра,

И беспристрастно будешь «в нави зрети».

Поторопись, уже проснулся ветер,

Сорвать Перунов цвет пришла пора».

 

А что потом? Безрадостные дни.

Отравленные ожиданьем ночи,

Как подтвержденье собственных пророчеств

Вся жизнь моя. Лишь руку протяни…

Умолкни, златокудрый, не мани!

 

Нет смысла жить, коль сразу всё познав,

На все вопросы я найду ответы.

И я ушла, покинув круг заветный,

Цветок Перуна так и не сорвав…

 

В нави зрети – ожидать смерти.

Разрыв-трава – открывает любые замки и двери.

Сон-трава – обладает пророческой силой.

Перелёт-трава – сама собой переносится с место на место.

Навьи проводы – день поминовения усопших.

 

 

Покорная дочь

(к картине К.Васильева «У окна»)

 

- Неужто тебе я не люб?

Ты мимо проходишь, спеша.

Позволь поцелуй с твоих губ

Сорвать, моя дива-душа.

 

 - Мой батюшка норовом крут,

Заметит – пощады не жди,

До смерти плетьми засекут.

Меня и себя не губи.

 

 - На Масленой сваху зашлю.

Я выстроил терем для нас,

Я веном тебя откуплю,

За золото, знаю, отдаст.

 

 - Давно уж просватана я.

Жених мой – заезжий купец;

В далёких постылых краях

С нелюбым пойду под венец.

 

 - Зачем же идти под венец

С нелюбым, услада моя,

Не будет заезжий купец

Любить тебя жарко, как я.

 

В собольих бровях дремлет ночь.

Озёрами стынут глаза..

- Ты, молодец, люб мне, но дочь

Не смеет отцу возражать.

 

Горячую кровь успокой –

Другую в свой терем введёшь

И мужниной властной рукой

Ей косу в ночи расплетёшь.

 

… Наутро – пропала она,

Следы уводили к реке,

И видела ночью луна

Русалку на влажном песке.

 

 

Гребень русалки

(к картине К.Васильева «Русалка»)

 

Над бездонною водной гладью

Белоликая светлая дева,

Разметав золотые пряди,

На замшелой коряге сидела.

 

Гребень розовым перламутром

Чуть подрагивал в пальцах тонких,

Не дождался осенним утром

Лес русалочьих песен звонких.

 

- Отчего ты грустна, подруга?

Вопрошала её осина.

- Я зову желанного друга,

Ждёт нас ложе из мягкой тины.

 

- Ты же знаешь, твой друг далече,

Ложе делит давно с другою.

- Он вернётся, когда под вечер

Приведёт коня к водопою.

 

Рассмеялась в ответ осина,

Осыпаясь листвой багряной:

- Полно, друг твой пестует сына,

И другая ему желанна.

 

Затуманили слёзы очи.

Раскололся розовый гребень…

Минул день. А князь этой ночью

Спать не мог – метался и бредил.

 

Слуги князя нашли под утро.

Как живой лежал, только бледен,

Да отсвечивал перламутром

В мёртвых пальцах русалочий гребень.

 

 

Песнь Магуры

(картине К.Васильева « Валькирия»)

 

Дым угасших костров. Злобный крик воронья…

Я брела через бранное поле…

Под ногами стонала родная земля,

Напоённая кровью и горем.

 

Поцелуем прильнула к холодным устам.

Витязь, сон твой уже не встревожить;

Показалось на миг, что ты просто устал,

И прилёг на минутку, быть может.

 

Вдруг откуда-то ржанье коня донеслось…

Твой хозяин тебя не приветит;

Потускневшее золото русых волос

Шевелит разгулявшийся ветер.

 

Ни кровинки в лице, а в открытых очах

Спит бездонная синь неземная,

След кровавый бежит от груди до плеча,

А я долю свою проклинаю…

 

Мне бы мужа да деток, да жить - не тужить,

Косы длинные спрятать под кику,

Но удел мой – Отцу-Громовержцу служить,

Вот и зрю только в мёртвые лики.

 

Ты в горящей ладье уплывешь поутру,

Кубки с мёдом живые осушат,

Ну а я, прикоснувшись к устам, заберу

В светлый Ирий бессмертную душу. 

 

Магура (Перуница) – дочь Перуна. Славянская Валькирия.

 

 

Памяти художника К.Васильева

 

Не к далёкому светлому Ирию,

Что парит у земли на краю,

Возносила в Вальхаллу Валькирия

Отлетевшую душу твою.

 

Под холодными мрачными сводами,

Меж героев и дев возлежа,

На безумном пиру у Одина

Захмелела твоя душа.

 

Но земная – с другого берега

Зажигала свечу в ночи,

У окна стояла и верила:

Путь укажет пламя свечи.

 

На рассвете походкой плавною

Выходила на яр крутой,

Серой горлицей, Ярославною

В небеса неслась за душой.

 

Пробудившись от эха звонкого,

Встрепенулась хмельная душа,

И хрустальный кубок осколками

Разлетелся. Она же, спеша,

 

Сразу вспомнила: пыль придорожная…

Ржа на рельсах. А может – кровь…

Переливчатые, тревожные

Крики мчащихся поездов.

 

И вернулась к кустам черёмухи,

К тихой речке с чистой водой,

К палисаднику, где подсолнухи

Освещают дорогу в дом.

 

Не шагами жизнь свою вымерял,

А холстами, с которых на нас

Проливают печаль Валькирии -

Синеву из распахнутых глаз.

 
Комментарии
Алексей
2009/10/27, 10:31:03
Замечательное произведение.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.10824418067932 сек.