СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

ТО БЫЛА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА ЗА ВСЕ ОТЕЧЕСТВО или ОТЕЧЕСКИЙ ДУХ ИСТОРИИ РУССКОЙ ВОЛЫНИ

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Актуально ТО БЫЛА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА ЗА ВСЕ ОТЕЧЕСТВО или ОТЕЧЕСКИЙ ДУХ ИСТОРИИ РУССКОЙ ВОЛЫНИ

Сергей Смолянников

 

 

Сергей Смолянников - историк, писатель, публицист, член Всеукраинского Союза писателей-маринистов, живёт в Киеве.

 

 

07.09.12. - Скажи-ка, дядя, ведь не даром

Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!
 
Лишь взгляда достаточно для того, чтобы увидеть, что, кроме основного фронтального удара наполеоновских союзных войск (а я позволю себе напомнить, что, кроме Франции, в агрессии против России принимали участие войска Австрии, Пруссии, Швейцарии, Италии, Испании, Варшавского герцогства и Рейнского союза) был еще один театр военных действий – волынский, который четко обозначен западнее древнего Луцка.

 

Известное каждому одноименное стихотворение Михаила Лермонтова вновь, спустя два века, напоминает нам о событиях 1812-го и, конечно же, о кульминации всей Отечественной войны, коей и была Бородинская битва. Сегодня же, когда юбилей «страдания и славы» широко отмечается на просторах Беларуси и России от Кобрина до Москвы, с обязательным упоминанием Смоленска, Бобруйска, Можайска, Малоярославца, Филей. Но и Украина, как современное государство имеет самое непосредственное отношение к событиям двух вековой давности. Не верите?  А ведь все достаточно просто, стоит лишь внимательно посмотреть на карту боевых действий полей Отечественной войны.

 

Направление главного удара Наполеоном было выбрано однозначно – на Москву, но было и еще одно, вспомогательное. Этим направлением были Волынские земли, по которым войска австрийского генерала Карла Шварценберга численностью в 30 тысяч, должны были ударить с юга, пройдя до Чернигова, а затем уже, и на Москву. Но, именно там, произошло первое победоносное наступление русских войск, сумевших разгромить вторгнувшиеся войска Наполеона и отбросить их к линии Брест – Кобрин – Пинск. Но уже 12 августа силы австро-польского корпуса нанесли удар по российским позициям на западных границах Волыни. Войска генерала Тормасова отступили к Луцку, но далее, была поставлена задача, как и при Бородино: «Ни шагу назад». Началось знаменитое «болотное сидение» или стояние под Луцком, но именно оно не позволило Наполеону использовать 30 тысяч своих войск, так нужных во время битвы за Москву и в дальнейших сражениях.

По масштабам боев, битва под Луцком не может сравниться с обороной Смоленска, Бородином, но она внесла свою лепту на южном фланге всей кампании Отечественной войны. А затем наступил октябрь 1812-го, когда к Луцку подошла Дунайская армия прославленного адмирала Чичагова и нанесла сокрушительное поражение всему корпусу Шварценберга, имевшего уже в своем составе 40 тысяч воинов, включая и отборные польские части  генерала Домбровского из войск Варшавского герцогства.

Павел Васильевич Чичагов был не просто командующим Дунайской армией, но и главным командиром (командующим) Черноморским флотом и генерал-губернатором Молдавии и Валахии. И то, что его поставили командовать армией на южном фланге, говорит о значительной роли, которая отводилась войскам Чичагова. К сожалению, сам командующий не смог выполнить возложенную на него миссию по окончательному разгрому армии Наполеона при форсировании Березины. Но он выполнил главную задачу – прикрыл южный фланг и провел освобождение российских территорий на Волыни и Пинских болотах.

Стоит, все же, чуть поподробнее остановиться на событиях той поры на Волыни, ведь и они внесли свой вклад в общую победу русского оружия. С самого начала наполеоновского наступления австрийский корпус генерала Шварценберга захватил западную часть Волынской губернии, в частности, Владимирский, Ковельский, Любомльский и часть Луцкого уездов. Но уже в середине июля 1812-го полки 3-й армии генерала Тормасова, наступая со стороны Ратного (ныне райцентр Волынской области), окружили и взяли в плен подразделения корпуса саксонского генерала Ренье, а также освободили пограничный с Волынью городок Кобрин. Эта тактическая победа имела определенное значение для российского военного командования и гражданской администрации Волынской губернии. Ведь благодаря ей, а несколько позднее, и оборонительным боям русских войск под Городечно, почти на месяц было отсрочено наступление войск наполеоновской коалиции на Владимир-Волынский и Ковель. Это позволило выиграть время и подтянуть из Молдавии на Волынь армию адмирала Чичагова, тем самым стабилизировать довольно непростую политическую ситуацию на территории губернии. Стоит напомнить, что и польская шляхта края мечтала использовать войну в качестве катализатора восстания за восстановление Речи Посполитой на Волыни и фактически выступала союзником Наполеона.

Несмотря на то, что основным местом боев считается «луцкое стояние», самые кровопролитные бои в той местности происходили на ковельской земле. Один из самых ожесточенных из них состоялся за уездный центр Ковель в конце октября. Объединенные польско-австро-саксонские войска из корпуса Шварценберга вдвое превышали по количеству защитников Ковеля — немногочисленные русские подразделения и мещан-ополченцев. Бой начался в семь утра 12 августа и продолжался допоздна. Хотя западная часть города была захвачена врагом и сожжена, защитники закрепились на правом берегу реки Турии, а потом пошли в контратаку. Шесть раз переходили саксонцы в наступление, но войска Шварценберга таки вынуждены были отступить, уничтожив и ограбив часть города. Так, в боях под Ковелем был развеян миф о непобедимости «Неукротимого Буанопарто».

И, как только завершился окончательный разгром Наполеона, уже в 1814-м в местечке Городно были облагорожены могилы русских воинов и волынских ополченцев. А в 1822-м там же (ныне это поселок Городно Любомльского района) одним из немногих родовитых польских шляхтичей, сохранивших верность императору Александру I и помогавших русским войскам продовольствием и фуражом, Станиславом Ручинским был открыт памятник русским воинам, сохранившийся и в наши дни.

 

Время пощадило памятник, хотя за тот длительный срок он  уже приблизился к черте уничтожения временем и равнодушием. А вот могилы русских воинов, как и их противников, не пощадили. И виной в этом не время,  люди… После Первой Мировой и Гражданской войн и окончательных решений Рижского договора, когда все западные территории бывшей России, а впоследствии и УНР отошли к Польше в 1922 году эта территория была выбрана новой польской властью под строительство костела, при сооружении которого  и были снесены могилы. Остался лишь памятник.

Его и соорудил на свои средства  Станислав Ручинский в честь тех событий — возле въезда в свое имение, с юго-восточной стороны от села. Ведь именно на этой сельской окраине, в урочище «Новый двор», где сейчас стоит монумент, произошла кровопролитная битва, память о которой сохранилась в народных преданиях. По случаю 2000-летия Рождества Христова это сооружение реставрировал за свои средства уроженец Городно архиепископ Ривненский и Острожский Варфоломей.

 

А в преддверии двух векового юбилея в поселке Городно прошли памятные научно-исторические чтения с участием представителей России, Украины и Польши. В  конференции приняли участие консул-советник Генерального консульства Российской Федерации в Львове Вадим Басинский и вице-консул Генерального консульства Республики Польша в Луцке Кшиштоф Василевски. Из России для участия в конференции прибыл Сергей  Хомченко старший научный сотрудник, который представил  Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник. Также в конференции и научных чтениях приняли участие  историки из Польши, а конкретно из Варшавы и Замостя, из городов Украины: Киева, Ровно, Острога, Черкасс, Мариуполя, Ирпеня, Одессы, Кривого Рога, Львова, Запорожья, Севастополя и других. Участие в данном мероприятии приняли и представители Всеукраинского союза писателей-маринистов.

 

                                           1812

 

Фото 1: Торжества, посвященные «дням страдания и скорби» у восстановленного памятника-креста.

 

Но не только этот памятник напоминает нам о событиях 1812-го на Волыни. Сохранившимся памятником является высокий дубовый крест, который до сих пор стоит на кладбище в селе Пульмо Шацкого района. На кресте сохранились старинные надписи, которые требуют исследования. Одна из них гласит: «Во Славу и Память Россійским героям, положивших жизнь свою во брани за Отечество в 1812, 1813 и 1814 годах». Фрагменты останков памятников еще остались в селах Радошин Ковельского района, Шахтерское - Иваничевского, в городе Владимире-Волынском и некоторых других местах Волыни, но и они, пережившие двухвековую историю,  сегодня нуждаются в нашей общей защите. Но, пожалуй, самым известным сохранившимся памятником – современником Отечественной войны, является знаменитый Луцкий замок – Замок Любарта.

 

И очень важно помнить то, что это рукотворное чудо и жемчужина Волыни было сохранено благодаря именно русским воинам. История четко свидетельствует, что Луцк стал вновь русским городом лишь в 1795-м, как уездный город и русский военный гарнизон. И на то время, замок практически превратился в руины. Все три башни давно требовали ремонта, валы и рвы были засыпаны мусором, а Окольный замок пришел еще в более худшее состояние - повсюду гнилые фрагменты деревянных стен и покосившиеся от старости ворота. Польским хозяевам разобрать стены не удалось лишь потому, что князь Любарт в свое время велел замешивать раствор для кладки на куриных яйцах – стены стояли намертво. Но, благодаря русским военным инженерам весь замок был восстановлен, а в годы Отечественной войны в нем размещался штаб русских войск, в том числе и штаб прославленного Багратиона.  Вообще стоит вспомнить, что Волынская земля густо полита русской кровью, как в годы Отечественной войны, так и в годы Первой Мировой, называвшейся Великой Отечественной, так и в годы, непосредственно, Великой Отечественной.

 

Но, прежде чем поставить точку, хочется сказать, что в преддверии юбилея «страдания и славы» возвращено из забытья имя прославленного военачальника Отечественной войны, отличившегося, как раз, на волынской земле. Речь идет об адмирале Павле Чичагове, незаслуженно подвергнутого забвению.

К сожалению, в хрестоматию Отечественной войны 1812-го имя адмирала Чичагова навсегда оказалось вписанной в эту историю, как имя «сухопутного адмирала», упустившего Наполеона из окружения на Березине. В российской историографии это сражение считается проигрышем недостойным внимания, произошедшим из-за нерасторопности Павла Чичагова... В тоже самое время во французской историографии это сражение считается крупнейшей катастрофой армии Наполеона, а само слово «Березина» вошло во французский язык, как синоним катастрофы, полного и тотального поражения, в чем заслуга адмирала Чичагова самая прямая и неоспоримая. И вот спустя годы в мае 2012-го в южном предместье Парижа под названием Ссо состоялась торжественная церемония открытия нового надгробного памятника на могиле героя 1812-го адмирала Российского Флота Павла Васильевича Чичагова. Не просто долгие годы, а два века имя Чичагова было несправедливо замарано и вот теперь возвращено на заслуженное место, ведь «луцкое наступление» - это заслуга его войск.

 

1812

 

Фото 2: Памятник на могиле Павла Чичагова, его брата и дочери восстановлен.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.073297023773193 сек.