СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№42 Сергей ЛЕБЕДЕВ (Россия, Тольятти) Поэтическая страница

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №42 Сергей ЛЕБЕДЕВ (Россия, Тольятти) Поэтическая страница

С. ЛебедевСергей Лебедев - лауреат Межрегионального поэтического конкурса, посвященного 190-летию со дня рождения Н.А.Некрасова. Стихотворения опубликованы в сборнике ГБУК г. Москвы «ЦУНБ им. Н.А.Некрасова» - «Венок Некрасову», в журналах «Приокские зори», «Невский альманах», «Великороссъ».

 

 

Молитва матери

 

Слёзы матери по сыну,

Как осеннее ненастье.

Поле, угол журавлиный.

Увидала клин на счастье.

 

Слёзы матери по сыну,

По здоровому, живому…

«Что же сердце твоё стынет,

Как сгоревшая солома?»

 

Глядя вдаль, в сырую осень,

Мать смотрела на дорогу:

«Где тебя, сыночек, носит?

Ты прими мою подмогу.

 

Помнишь дни – летела юность?

Мы прощались, шум вокзала?

Так в армейскую безумность,

Огорчаясь, провожала.

 

Как ждала твоих я писем?

Вечерами их читали.

Каждой ночью мои мысли

Без ответа улетали.

 

Вдруг случайно я узнала:

Собирались за границу.

Будто с ними я слетала,

Обернувшись голубицей.

 

Рада я – посылку взяли.

Написал в письме, любимый,

Как представил – через дали –

Разговор со мной незримый.

 

Год за годом. Я встречала –

Возвратился после службы.

Радость в доме зазвучала,

И окрепла наша дружба.

 

Думала – ты мне утеха,

Без сомнения – мужчина.

Только обломилась стреха,

Тяжело легла кручина. 

 

Быть для матери опорой,

Понимаю, сын не может.

Слово вырвалось, и ссорой,

Мою жизнь оно итожит.

 

Дом кирпичный развалился,

И совсем я с ним устала.

Муж навеки поселился

Под земельным покрывалом.

 

Дом решила на продажу,

Пока держат стены крышу,

Ты за делом очень важным,

Мои мысли не услышал.

 

Душу заслонил ты дверцей,

Лишь узнав про наше дело.

Жаль, тропинку в твоём сердце

Засыпает снегом белым.

 

Трудно было мне, не скрою,

Не одна я всё решила,

Меж тобою и сестрою 

Деньги честно разделила.

 

Ты же вырастил обиду

На меня, сестру и время.

Взял на плечи не для виду

Одураченности бремя.

 

Мой сегодня день рожденья.

Но исходит сердце болью.

Нет надежды, а сомненье

Посыпает раны солью.

 

Что ж я голосу не рада?

Дождалась. Меня поздравил.

Новым камнем за ограду

Ты слова свои оставил.

 

Вдруг назвал меня чужою,

С холодком я слышу голос.

Травы горькие межою,

Обломился в поле колос?

 

Знай, что я своим покровом

От напасти охраняю.

Беды, тучи добрым словом,

И молитвой разгоняю.

 

Деньги, будь они неладны,

Закрывают сыну очи.

Время тоже беспощадно,

Возвращать тебя не хочет».

 

Мать смотрела на дорогу,

По щеке слеза катилась…

Сына не судила строго,

За него она молилась.

 

 

***

 

Я не знаю, кто был мой «прапра..»,

Может, беглый, а, может, пришлый.

Но настали мои времена,

И во мне, что в нём было, и вышло.

 

Не утихла гордыня в веках.

Для себя всё решив однажды,

Позабыв и смиренье и страх,

Лишь свободу считаю важным.

 

И тогда, словно зверь, напролом,

Позабыв и родных, и близких,

Как дикарь, на ружьё с топором,

Подставляю башку под выстрел.

 

Но потом, когда кровь откипит,

И утихнут на сердце страсти,

Вдруг под левым соском заболит,

Ну, за что мне такие напасти?

 

Проклинаю гордыню в себе,

Сознаю свою тупую дикость.

Словно беглый в лесу на тропе,

Я в траву, задыхаясь, ринусь.

 

Отдышусь, отмолю – и вперёд

Брошусь снова, ища свободу!

И ничто меня не берёт,

Никакие ни страхи, ни годы.

 

Я не знаю, кто был мой «прапра..»,

Может, беглый, а, может, пришлый.

Но настали мои времена,

И во мне, что в нём было, и вышло.

 

 

***

 

Приятна сырая погода,

Как книга с шуршаньем страниц,

И мелкая пыль с небосвода,

Что тянется блёстками спиц.

 

Спешить никуда мне не надо,

Веранда – как дальний причал.

И яблони летнего сада

Дождь тихо на волнах качал.

 

А там за дождём и за речкой,

На тихом лесистом юру,

В кусты опускается вечер,

И ночь начинает игру.

 

О тайне неведомой встречи

В шуршащих страницах не чтёшь.

То ль дождь превращается в вечер,

То ль вечер нахлынул как дождь.

 

 

***

 

Когда пишу – я нелюдим,

И сам собою нелюбим.

Сидим вдвоём, как ассорти:

Я и снаружи, и внутри.

Боимся резать правду-мать,

Один – молчун, другой же – тать.

Вот и молчим, в окно глядим.

Когда пишу – я нелюдим.

 

 

***

 

Я заметил, что ворую

Чью-то строчку, чей-то слог.

Стих пишу, а не тоскую,

Даль не тянет за порог.

 

А в глаза смотрю открыто,

Не стесняюсь воровства.

Улыбаюсь нагло, сыто,

Что ж, душа, совсем черства?

 

Ночь разводит в небе сажу,

Ни просвета, ни огня.

Что же я той краской мажу

Непутёвого себя?

 

Выйду утром тихим к лесу,

Поклонюсь его красе.

Пусть меня наставит к месту,

В чистой вымоет росе.

 

Отрекусь от искушенья,

Воровать не стану слог.

Отмолю себе спасенье

Рано мерить свой итог.

 
Комментарии
Светлана Демченко
2012/09/03, 21:51:07
Ощущается, что поэту "рано мерять свой итог"! Материнской молитвой увенчан оптимизм. Хороши строки!
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2017
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.027129888534546 сек.