СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№41 Юрий КИРИЧЕНКО (Россия, Курск) Помнить о своих родовых корнях. Семейная хроника

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша земля №41 Юрий КИРИЧЕНКО (Россия, Курск) Помнить о своих родовых корнях. Семейная хроника

Ю. КириченкоЮрий Кириченко - врач-педиатр, доктор медицинских наук, действительный член (академик) Российской Академии Естественных Наук (РАЕН); действительный член (академик) Международной Академии Наук Экологии, Безопасности человека и природы (МАНЭБ), организатор здравоохранения высшей категории.

 

 

 

Помнить о своих родовых корнях...Помнить о своих родовых корнях.

Семейная хроника.

 

Во многих казачьих семьях хранится память об их предках – казаках, которые являлись участниками тех или иных далёких от нас событий казачьей жизни и службы, это память об их судьбе в переломные этапы истории России. Сегодня мы помним и знаем об этом от своих родителей, а те, в свою очередь, пересказывают события, которые зафиксировались в памяти их родственников и знакомых о жизни и службе казаков.

Бережно перелистывая и читая письма, всматриваясь в старинные фотографии, отыскивая в них знакомые лица, изучая литературу о делах казачьих, я невольно перенёсся в те далёкие времена и стал как бы зримым участником этих событий. Эта связь времён позволила мне найти родовые корни предков, откуда я появился на нашей земле.

Но память не всё может зафиксировать с исторической достоверностью. Со временем забываются отдельные события, даты, имена, лица, да и носители этих событий, к сожалению, уходят из жизни, а с ними уходит наша устная история.

 

Кубанское казачество.

 

Казаки – особый народ, происшедший из смешения и долгого совместного сожительства на определённой территории славяно-русов с тюрко-казахами.

«Смешение казахов (черкасов) с Кавказа и вообще тюркских народностей (печенегов, торков, половцев) с русами в Поднепровье привело к образованию особой народности – поднепровских черкасов, из которых, главным образом, и образовалось Запорожское Войско, этнически слившееся большей своей частью с украинским народом, передавшим своё название и особый характер и бытовые особенности поднепровской части населения Украины.

Смешение казахов с славяно-русами Подонскими и Приазовскими (Казакии) привело к образованию особой бродницкой народности, которая получила в системе Золотой Орды государственное, военно-служилое положение и значение Казачества. Эта народность усвоила название казаков, как этническое...

Кубанские казаки – коренные жители правого берега р. Кубань и Приазовья. Под своим именем кубанские казаки  появляются в исторических источниках перед концом XVII ст., когда в 1703 году от Лабы до Азовского моря они основали несколько поселений и с этого времени стали именоваться Кубанскими Казаками.

Кубань стала границей России с весны 1783 года. От этого времени русские укреплённые редуты и сторожевые «бекеты» Донских Казаков передвинулись на её правый берег. Вместе с тем за спиной казачьих станиц вдоль Азовско-Моздокской линии основана полоса земледельческих поселений бывших Запорожских Казаков переселённых на новые места в 1792 году высочайшим пожалованием Екатериной II Черноморским Казакам Тамани и Приазовья с правым берегом Кубани «от устья её к Усть-Лабинскому редуту».

В жалованной грамоте Екатерины II от 30 июня 1792 года говорится: «О высочайшем пожалованием Екатериной II Черноморскому казачьему войску в вечное владение Фанагорийского острова и земель по правой стороне Кубани, в границе на восток до Кавказской губернии, а на севере до пределов Донского войска и Екатеринославской губернии; юго-западной стороны этих земель, омываемых рекой Кубанью, Чёрным и Азовским морями».

Чтобы более надёжно обеспечить русские границы от вторжения черкесских племён, правительство заменило регулярное войско казаками. В грамоте Екатерины II так и значилось: «Войску Черноморскому принадлежат бдения и стража пограничная от набегов народов закубанских».

Согласно этому Пожалованию войсковой атаман Антон Головатый переселил своё войско (переименованное в Черноморское в 1791г.) на новый рубеж.

Так к 1793-му году черноморцы в составе 40 куреней (около 25 тыс. человек) совершили миграцию.

С переселением Черноморцев всё Приазовье покрылось десятками казачьих поселений с названиями прежних запорожских куреней.

Казакам приходилось не единожды начинать всё сначала и селиться на новом месте, как правило, диком, не изведанном и не освоенном.

Закладывая новые поселения,  казаки  в первую очередь  строили  храмы и школы.

 

 

Казаки станицы Уманской (Ленинградской).

 

Уманский курень, ставший основанием для станицы Уманской, был образован в числе первых сорока куреней в 1794 году. Располагался он в самой удалённой от реки Кубань и укромной части Черномории, вблизи Донской области.

Родословные корни автора данного повествования по материнской линии связаны непосредственно с этой станицей.

Уманский курень, ныне станица Ленинградская, – центр одноимённого района Краснодарского края.

Своё название курень (с 1842 года станица) получил от поселения, существовавшего в Запорожской Сечи, которое основали выходцы из Умани (ныне г. Умань Черкасской области Республики Украины) и окрестных сёл, расположенных по речке Уманке.

На Кубань они прибыли в составе Черноморского казачьего войска в 1792-1793 гг. Первую зиму уманцы провели в землянках на Ейской косе вместе с кошевым атаманом 3.А. Чепегой.

Зимой 1794 года состоялась жеребьёвка, а в начале мая уманцы собрались при реке Сосыке и, распределив «планы», приступили к строительству хат, хозяйственных построек и раскорчёвке зарослей тёрна под будущие сады и огороды.

В 1799 году на возвышен­ном месте Уманского ку­реня построили казаки пер­вую деревянную церковь Трёх Святителей.

Вся жизнь казаков в прямом смысле вращалась в пространстве вокруг церкви. В церкви хранились казачьи святыни, в церковь приносили крестить детей, отправляясь в поход, казаки приходили за благословением, к аналою приводили своих невест и провожали своих родных навеки в «путь всея земли» тоже в церкви. На церковной площади проходили все станичные и военные сборы, ярмарки, праздники.

Прослужив более века, цер­ковь 24 марта 1898 года сгорела.

К этому времени в станице в 1879 году была построена небольшая деревянная Свято-Духосошественская церковь. Площадь, на которой стояла церковь, назвали Полковой (Старо­церковной), впос­ледствии в 1967 году она переименована в Октябрьс­кую.

В этой церкви 16 января 1902 года венчалась со своим будущим мужем Александром Петровичем Галенко моя прабабушка Ксения Григорьевна Гавриленко.

К сожалению, фотографий с видом этой церкви не сохранилось, но есть оттиск печати с её контурным изображением.

На станичном сборе, состоявшемся 3 мая 1898 года на площади, где ранее находилась сгоревшая церковь был избран комитет по постройке нового здания храма Трёх Святителей.

Духовная Консистория разрешила строительство новой каменной церкви во имя Трёх Святителей в ст. Уманской. Место её постройки точно указано: на месте сгоревшей церкви.

Строили церковь всем миром, да «таку, якой нидэ ныма». Станица хорошела, богатела. Как же не построить очередное чудо света?

В 1906 году казаки построили новый храм Трёх святителей (Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста) с приделом во имя Благовещенья Пресвятой Богородицы на Церковной площа­ди (ныне парк ст. Ленинг­радской). 

Это было удивительно красивое здание из красного кирпича с отделкой из белого камня. Наш «Пасхальный собор» – так называли его некоторые жители станицы. Действительно, он был разукрашен, как кулич, как расписное пасхальное яйцо. На шести чешуйчатых позолоченных куполах сияли его ажурные кресты. Уникальна была его архитектура. Ниже барабана главного купола полусферами выступали четыре купола, продолжением которых были узорчатые стены, окна. Храм был похож на цветок, с крестообразно расположенными лепестками. По подобному проекту почти одновременно строился собор св. Александра Невского в г. Софии. Арки над окнами украшены узорчатой кладкой. Подниматься нужно было по каменным ступеням. Передний и боковые входы венчали красивые крылечки. Это видно по сохранившимся фотографиям.

В мае 1935 года храм был взорван. На месте чудного храма долго высились каменные глыбы, груды мусора и кирпича…

Храм красовался всего 30 лет, но остался навеки в памяти народа.

При этих церквях действовали церковно-приходские школы.

В 1842 году Уманский курень переименовался в станицу Уманскую.

С 1 июля 1842 г. по 1869 г. Уманская станица становится центром Ейского округа. В станице создаются: окружное дежурство (штаб), военно-судная комиссия, почтовое отделение, канцелярия стряпчего, окружное училище с благородным пансионом и т.д.

Открытое в 1865 г. на средства Екатеринодарского благотворительного общества одноклассное женское начальное училище было одним из первых в Кубанской области. С 1914 г. почётным блюстителем училища состоял действительный статский советник К.Е. Волошин.

К 1916 году в Уманской, согласно Клировым ведомостям церквей, числились учебные заведения.

В Трёхсвятительской:

1. 7-и классная женская гимназия;

2. 3-х классная военно-ремесленная школа;

3. Уманское казённое по положению 1867 года двухклассное мужское начальное училище, открытое в 1875 г;

4. Уманское второе двухклассное мужское начальное училище, открытое в 1897 г. Почетным блюстителем этого училища состоял полковник И.П. Бабич, родной брат Наказного атамана Кубанского казачьего войска М.П. Бабича;

5. Уманское Алексеевское одноклассное смешанное начальное училище, открытое в 1903 г. Почетным блюстителем училища состоял генерал-майор С.Д. Семеновский;

6. Уманское иногороднее имени А.А. Боголюбовой одноклассное мужское начальное училище, открытое в 1903 г;

7. Одноклассное женское имени Богомоловых училище;

8. Уманское иногороднее имени В.И. Богомолова одноклассное женское начальное училище, открытое в 1911 г. Почётным блюстителем училища состоял с 1914 г. купец гор. Ейска В.И. Богомолов;

9. Церковно-приходская школа.

В Духосошественской:

1. Церковно-приходская одноклассная смешанная школа памяти генерал-лейтенанта А.Я. Кухаренко;

2. Высшее начальное училище;

3. Второе одноклассное станичное училище;

4. Временная мужская станичная гимназия.

Кстати, помимо станицы Уманской женские гимназии были только в Тихорецкой и Лабинской.

Кроме того, работала библиотека-читальня с большим выбором газет и книг, открытая в 1906 году, через полгода после освящения Трехсвятительского храма. С 1904 года в Уманской имелись две типографии, принадлежащие местному жителю Ивану Дмитриевичу Михайлову и ейскому мещанину Ферапонту Мартыновичу Быкову. Став административным центром всего Ейского отдела, станица росла и хорошела. Большое значение имела железная дорога. Станция Уманская стала крупным железнодорожным узлом, связавшим кратчайшим путём южные и западные районы Кубани со всей страной.

В 1911 году в Уманской появились предприниматели, коммерсанты и промышленники. Издававшаяся в Ейске газета «Кубанская речь» писала: «Уманская приобретает популярность как торговый и промышленный центр. В станице существуют несколько фирм из Ейска. За полгода на одной из площадей, неподалеку от базара, выросло до десяти крупных хлебных амбаров. Сюда везли хлеб из окрестных станиц и хуторов. Местные цены на хлеб были ниже Ейских на 10-15 процентов».

Здесь был электробиограф (кинотеатр) «Мираж», книжный магазин, две аптеки, три аптекарских магазина. В станице действовали кирпичный и свечной заводы, шерстобитная, маслобойня, имелись рыбные пруды.

В книге «Кубанский календарь на 1916 год» указывается, что в Уманской имелись тогда три паровых вальцовых мельницы, пять хлебопекарен, три кондитерских и три колбасных цеха, 8 столовых, 2 постоялых двора, 2 бани и другие предприятия.

К 1916 г. в станице функционировало 184 торгово-промышленных заведения, женская прогимназия и несколько училищ. Проживало 14925 казаков и 3522 иногородних.

К административным учреждениям добавляется воинская больница, местное казначейство, нотариус, ссудо-сберегательное товарищество и общество взаимного кредита.

Жили казаки не бед­но. Имели лошадей и ро­гатую скотину, птицу да ещё несколько десятин зем­ли, засеянной хлебом, и дом, крытый железом. Вот такими мерками и измеря­лась зажиточность казаков.

Для защиты от нападений с турецкой стороны эти сорок станиц-куреней выставили 10 конных и 10 пластунских полков.

Казаки  станицы  Уманской  служили преимущественно  в  1-м,  2-м  и  3-м  Уманских  полках  и  17-м  пластунском  батальоне  Кубанского  казачьего  войска.  Полки  относились  к  Ейскому  отделу  и  Уманскому  полковому  округу.  Строевой  состав  полков  комплектовался  из  казаков  следующих  станиц:  Уманской,  Кущёвской,  Шкуринской,  Кисляковской  с  посёлком  Михайловским,  Екатериновской,  Павловской  с  посёлками  Сосыкским  (ставшим  позже  станицей  Атаманской) и  Курчанским,   Незамаевской с посёлком  Новоелизаветинским, Калниболотской с посёлком  Новороговским, Старолеушковской, Ирклиевской  с  посёлком  Балковским, Березанской, Батуринской, посёлком Троицкая на Среднечелбасской степи, Крыловской с посёлком  Челбасским, колоний Александровской и Михельсталь. 1-й Уманский полк имел  старшинство с 1788  года, а полковым праздником было 5 октября. Он имел богатую  историю. 

Казаки  Уманских  полков и  17-го пластунского  батальона  участвовали  во  многих  войнах.  Особенно 1-й  Уманский.  Ф.А. Щербина  пишет: «14 октября  1803  года  особым  предписанием  по  Кавказскому  полку  генерал  Шепелев  установил  временные  порядки  во  вновь  возникшей  части.  При  пятисотенном  составе  полка  в  каждую  сотню  были  назначены  1  сотник,  2  квартирмейстера  и  2  хорунжих.  Каждый  казак  обязан  был  иметь  одну  верховую  и  одну  вьючную  лошадь,  ружьё,  пику,  пистолет  и  шашку.  Порохом  и  свинцом  казаки  снабжались  из  арсенала  в  г. Георгиевске.  Штаб-квартира  назначена  была  в  ст. Тифлисской.  Нормы  для  мелких  передвижных  частей  полка  были  установлены  для  резерва  в  станице  и  на  разъезды  40  казаков  и  для  конвоирования  20  казаков.  Указом  25  января  1804  года  военная  коллегия  утвердила  штат  Кавказского  казачьего  полка  в  500  нижних  чинов  при  1  полковом  командире,  5  есаулах,  5  сотниках,  5  хорунжих,  1  квартирмейстере  и  1  писаре.  Полковым  командиром  был  утверждён  войсковой  старшина  Волжского  полка  Усков». 

Так  начиналась  история  Уманских  полков. 

С  начала  XIX  века  и до  1864  года  уманцы  участвовали  во многих  походах  против  горцев.  В  1813  году  Кавказский  полк  укрупнили  до  800  шашек  и  ввели  в  состав  1-ой  бригады  на  правом  фланге  Кавказской  линии.  Казакам    приходилось  вести  жизнь,  полную  опасностей  и  непрерывных  боёв  с  горцами.

Вот  один  из  эпизодов  их  жизни: «В  октябре  1831  года  подполковник  Васмунд (командир  Кавказского  полка)  с  небольшой  казачьей  командой  в 9  человек  выехал  из  станицы  Убеженской.  Лишь  только  за  казаками  закрылись  ворота,  как  Васмунд  наткнулся  на  огромное  скопище  горцев  в  1500  человек.  Казаки  повернули  назад, но  вместе с  казаками в станичные  ворота  ворвались  и  горцы.  Завязалась  борьба  на  улицах  и  дворах.  Подполковник  Васмунд  успел  собрать  станичный  резерв  и  не  служивых  казаков  в  одно  место.  Дружными  усилиями  казаки  обрушились  на  грабивших  станицу  горцев  и  вытеснили  их  за  станичную  ограду.  Казаки  успели  отнять  у  горцев  часть  пленных  и  до  100  голов  скота».

4  сентября  1862  года  команда,  в  которую  входили  35  уманцев  в  составе  6-го  пешего  Кубанского  батальона  сразились  с  3000  горцев.  В  ходе  этого  героического  сражения  погибли  казаки  из  ст. Уманской:  Семён  Андрющенко,  Дмитрий  Рясик,  Козьма  Родионенко,  Трофим  Соловьян,  Каленик  Козик,  Василий  Филобок, Григорий  Тинчук,  Куприян  Устименко. 

Их  имена  увековечены  на  памятнике  конца  ХIХ  века  у  станицы  Неберджаевской  у  хутора  Липки.  Казаки  и  сегодня  ежегодно  поминают  их  подвиг.

В  1864  году  уманцы  принимали  участие  в  покорении  Западного  Кавказа.

В  период  русско-турецких  войн  уманцы  также  отличились  в  1829  и  1877-1878  годах.  В  1877  году  на  Кавказском  театре  военных  действий  полк  входил  в  состав  отдельного  Кавказского  корпуса  генерал-адъютанта  Лорис-Меликова  в  Эриванском  отряде  генерал-лейтенанта  А.А. Тергукасова.  Отряд  после  занятия  Баязета  хотел  отвлечь  внимание  Мухтар-паши  от  Карса;  продвинулся  на  Алашкерт  и  на  Драм-Даг.  Наступление  Эриванского  отряда  отличалось  высоким  военным  мастерством  и  героизмом  солдат  и  казаков.  18  июня  1877  года  турецкий  отряд  Фоюк-паши  окружил  Баязет,  в  котором  находились  и  две  сотни  уманцев.  Героическая  защита  города  продолжалась  23  дня.  Испытывая  жажду  и  голод,  русские  воины  почти  месяц  мужественно  держались,  нанося  противнику  жестокие  потери.  Погибая  не  только  от  вражеских  пуль  и  снарядов,  но  и  умирая  от  голода и жажды (в  конце  осады  норма  ежедневной  выдачи  воды  составляла  1  ложку,  сухарей – восьмую  часть  фунта (1 фунт = 409,5 г.),  казаки  и  солдаты  всё-таки  дождались  снятия  осады  подоспевшими  частями  Тергукасова. 

При  защите  Баязета  пало  16  казаков.  Все  участники  Баязетской  обороны  были  награждены  особой  серебряной  медалью,  а  казак  2  сотни  Уманского  полка  Семён  Молев  получил  первый  Георгиевский  крест  в  войне 1877-78  гг.  2-й  степени  №54  «За  отличное  мужество  и  храбрость,  оказанные  во  время  военных  действий  против  турок  в  апреле,  мае  и  июне  месяцах  1877  г.  23, 24  июня  1877 г.»

Наши  казаки  отличились  и  в  защите  Зорского  перевала.

На  Балканском  театре  военных  действий  прославились  две  сотни  7-го  пластунского  батальона  во главе  с  есаулом  Баштанником.  Батальон  сформировали  по  личному  приказу  войскового  атамана  20.11.1876 г.  Казаки  получили  в  Уманском  полковом  арсенале  винтовки  и  патроны  и  собрались  на  Церковной  площади  станицы.  Из  Трёхсвятительской  церкви  вынесли  знамя  и  отдельский  атаман  произнёс  речь: «Прощайте  казаки!  Надеюсь  видеть  в  вас  славных  воинов,  какими  были  вы  всегда,  возвращающихся  с  победой  над  врагами!»

Пластуны  участвовали  во  взятии  Казанлыка (1.07.1877  г.).  За доблесть  в  боях  на  Балканах  получили  Георгиевские  кресты:  Иван  Шрамко (ст. Пашковская),  Ефим  Радченко 1-й  ст. Крыловская),  Иван  Варивода  и  Исаакий  Мотько (ст. Деревянковска),  Степан  Кулик (ст. Каневская),  Иван  Рожен (ст. Щербиновская),  Семён  Сорока (ст. Камышеватская),  Андрей  Чернейкин,  Афанасий  Казбанов,  Григорий  Прилипко,  Георгий  Гогоберидзе. 

20.09.1879 г.  пластуны  вернулись  на  Кубань.  Прибыли  на  ст.  Кисляковскую  Ростово-Владикавказской  железной  дороги,  а затем  в  Уманскую.

К  концу  XIX  века  произошли  значительные  изменения  в  жизни  казаков.  24  июня  1882  года  был  издан  указ  о  прохождении  службы  в  казачьих  областях.  Согласно  ему,  18-летние  казаки  зачислялись  в  приготовительный  разряд (проходили  3  года  первичную  подготовку).  В  21 год  они  призывались  на  действительную  военную  службу (на  4  года).  Затем  на 4  года  зачислялись  во вторую  очередь,  а  ещё  через  4  года – в  третью.  После  этого  казаков  переводили  в ополчение.  Казаки  второй  очереди  раз  в 4  года  проходили  трёхнедельные  военные  сборы. 

В мирное  время  Кубанское  казачье  войско  выставляло  1-ю  Кавказскую  дивизию (в  неё  входил  1-й Уманский  полк  с  дислокацией  в  г.  Карс). 

В  случае  войны  по  мобилизации  полки  утраивались,  при  том  “льготные”  полки  носили  имя  первоочередного.  В  полках  третьей  очереди  служили  люди  от  30  до  35  лет  со своим  снаряжением  и  обмундированием,  лошадей  же  им  выдавало  государство. 

В  начале  XX  века  станица  Уманская  стала  центром  Ейского  отдела  и  в  ней  были  размещены  штабы  отдела,  2-го  Запорожского  и  2-го  Уманского  полков,  а  также  17-го  пластунского  батальона  и  полковой  арсенал.  Штаб  1-го  Уманского  полка  был  в  г.  Карс.

В  1904-1905 гг.  уманцы  приняли  участие  в  Русско-японской  войне  в  составе  сводной  Кавказской   дивизии.  7  мая  1905  года  в  отряде  под  руководством  генерал-адъютанта  П.И. Мищенко  они  приняли  бой  с  японцами  у  Цинсяйпао.  Затем  на  равнине  Кавказская  дивизия  завязала  смертельный  бой  с  японской  пехотой  у  деревни  Донсяза.  Казаки  1-го  Уманского  полка  под  начальством  войскового  старшины  Глинского  штурмовали  укреплённую  деревню  Шилаза,  на  улицах  которой  погибло  смертью  храбрых  7  кубанцев.  Станичники  невозмутимо  относились  к  боевой  страде,  позволяя  себе  шутки  вроде  этой:  “Пока  Уманский  полк  нэ  прийде,  никакого  покорения  не  будэ!” 

Этот  бросок  отряда  Мищенко  в  тыл  врага  получил  название  “Факумынского  рейда”.  Будущий  белый  генерал  А.И. Деникин  состоял  в  то  время  офицером  связи  при  штабе  генерала  Мищенко.  Вот  что  он  вспоминает  о  Факумынском  рейде:  “Отряд  выступил,  имея  45  сотен  и  6  орудий.  Прошли  в  4  дня  вглубь  японского  расположения  на  170  км,  дошли  до  р.  Ляохе  и  окрестностей  Синминтина...  Сотник  Чуприна  погиб,  спасая  раненых.  Результаты  рейда  были  таковы:  разгромлены  2  транспортные  дороги  со складами,  запасами  и  телеграфными  линиями,  уничтожено  более  800  повозок  с  ценным  грузом  и  уведено  более  200  лошадей,  взято  в  плен  234  японца,  15  офицеров  и  не  менее  500  выведено  из  строя.  Стоил  нам  набег  187  человек  убитыми  и   ранеными”.  Все  казаки  за  храбрость  получили  медали,  а  многие – Георгиевские  кресты.

2-й  Уманский  полк  в  1905-1906  гг.  участвовал  в  подавлении  революции.  Однако  это  вовсе  не  означает,  что  станичники  все  были  настроены  против  революции.  Часть  казаков  17-го  свободного  пластунского  батальона  объявила  забастовку,  не  желая  выполнять  полицейские  функции. 

Вот что пишет об этих событиях Лихоносов В. И. в своей книге

«Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж». (Роман.— М.: Советский писатель, 1987).

«В том 1905 году Авксентий Толстопят командовал полком  17 - го   пластунского   батальона. Бабыч был помощником наказного атамана. В ноябре за его подписью прислали  батальону  указание выступить из станицы  Уманской  в направлении бунтующего Новороссийска.

Станица провожала  казаков  угощением; старики, матери, жены ехали за ними на подводах до станции Кисляковской, пели, плакали, кричали;  казаки  стреляли в воздух. Все были пьяные.

«Нам царь-батюшка,— кричали,— в табельные дни отпускает водку, а потому мы пьем и других угощаем. Нас везут охранять купцов,— где такой приказ? Две службы нести нельзя!»

Семь дней бездействовали  казаки  на запасных путях в Екатеринодаре в вагонах-теплушках. Участились массовые самовольные отлучки по харчевням и грязным домам с девицами. Сторублевое пособие нельзя было отправить семьям из-за забастовки почты — оно пошло на веселье.

В Новороссийске  казаки  вдруг отказались грузиться на пароход «Великая княгиня Ксения»: потопят!

Ночью прибыл генерал-майор Бабыч, застал Толстопята в вагоне в одном нижнем белье.

— Они еще в станице решили не идти на погром,— сказал Толстопят генералу.

— А ты где был? Привел оборванцев.

— Я тоже не хочу стрелять в толпу. Стоит, дескать, убить двух-трех евреев, и беспорядки в городе прекратятся. А я так не считаю.

— Тогда подавай рапорт об отставке! — приказал Бабыч и пошел уговаривать Третью сотню. Речь его была гневной:

— Вы позорите свое родное Кубанское войско. Не только войско, но и станицу и свою семью. Что скажут старые  казаки , если встретят на улице ваших детей? «Оце сынок позорного батька». Вы с этими вопросами не считаетесь? А оно будет, а, может, уже есть... Вы кого послушали? Бунтовщиков, агитаторов? Они вам посулят много, а что дадут, спрашиваю вас? Кроме позора — ничего. Они выкинут вас с честной и святой земли, что добыта вашими прадедами, дедами и батьками. Зачем? Чтобы самим стать хозяевами на вашем месте. А вы их слушаете. И вы возьмете ком грязи и бросите в чистое солнце? Вы замараете войско. Надо помнить, что  казак  без доброй вашей славы и чести,  казак  на печи и в кожухе с клюкою не  казак . Деды ваши были еще темнее, но лихая слава сопутствовала им до конца. Призываю вас на борьбу с ворогом государства!

Третья сотня послушалась Бабыча, погрузилась. Уже был поднят флаг и готовились снять сходни, как вдруг с парохода сошла вся команда. Другие  казаки  предупредили ее, что перестреляют всех, если пароход тронется с места. 17-й  пластунский   батальон  вернули назад в станицу  Уманскую».

За  это  личный  состав  разбросали  по  разным   местам,  а  часть  казаков  осудили  на  различные  сроки  от 4  месяцев  до 3  лет,  а  также  собрали  новый   состав  17-го  батальона.  Он,  по  выражению  генерала Дукмасова,  “имел  равнодушный  вид,  не  выказывал  ни  твёрдого  желания  служить,  ни  раскаяния  за  прежние  преступления”. 

Помимо  пластунов  бастовал  и  2-й  Ейский  полк  в  Уманском  учебном  лагере.  В  нём  усилили  учёбу  и  не  разрешали  свиданий  с  родственниками.  Возмущённые  казачки  избили  дежурного  офицера  и  бросили  его  в  реку  Сосыка.  Спустя  пару  дней  после  этого  казаков  отправили  в  г.  Ростов-на-Дону,  где  они  отказались  выполнять  приказы  своего  командира.  Освистав  его,  часть протестующих  разъехалась  по  домам.  Когда  с  проверкой  приехал  генерал  Меленин – освистали  и  его.  За  это  многих  отдали  под  суд. 

В  1910  году  2-й  Уманский  полк  вновь  оказался  подвержен  революционной  пропаганде, однако  его  недовольство  удалось  замять  миром.

С  1914  по  1918  год  уманцы  участвовали  в  1-й  Мировой  войне.  Отдельные  казачьи  полки  начали  включать  в  сводные  казачьи  дивизии  из  4-х  полков.  Два  конных  полка  в  дивизии  составляли  бригаду.  22  октября  1917  года  вышел  приказ  о  формировании  казачьих  корпусов.

1-й  Уманский  полк,  как первоочередной,  был  послан  на  Закавказский  фронт  в  составе  1-ой  Кавказской  дивизии.  С  началом  войны  с  Турцией  его  разместили  в  Сарыкамышский  отряд  1-го  корпуса  генерала  Берхмана. 

Где  находился  3-й  Уманский  полк  сведений  нет. 

2-й  же Уманский  полк  вошёл  в  1-ю  Кубанскую  казачью  льготную  дивизию (вместе  со 2-м  Запорожским,  2-м  Таманским,  2-м  Полтавским) и был  отправлен  на  Запад.

17-й  пластунский  батальон  разместили  в  Батуме.

19  октября  1914  года  1-й  Запорожский,  1-й  Уманский,  1-й  Кубанский  полки  вторглись  из  Каракурта  в  Турцию  по  правому  берегу  реки  Аракс.  Уже  25  октября  были  взяты  Кеприкейские позиции,  однако  турки  перешли  в  контрнаступление,  и  рубеж  пришлось  оставить. 

20  декабря  1914  г.  1-й  Уманский  полк  в  составе  1-й  Кавказской  дивизии  генерала  Баратова  вёл  успешные  бои  под  Сарыкамышем.  Позже  он  перешёл  на  Эрзерумское  направление. 

Тем  временем в  станице  Уманской  сформировали  3-й  Сводно-Кубанский  (Ейский) полк  Сводной  Кубанской  казачьей  дивизии,  не  предусмотренной  по  штату  в  военное  время. 

К  концу  июля  1915  г.  1-й  Уманский  полк   был  в  отряде  под  руководством  генерала  Рыбальченко  и  участвовал  в  захвате  Дутаха. 

В  октябре  1915  г.  командующий  Кавказской  отдельной  армией  великий  князь  Николай  Николаевич  приказал  создать  Экспедиционный  корпус  под  руководством  генерала  Баратова  для  отправки  в  Персию.  В него  вошёл  и  1-й  Уманский  полк. 

2-й  Уманский  полк  воевал  на  Юго-Западном  фронте  в  составе  1-ой  Кубанской  дивизии,  которая  составляла  резерв  4-го  кавалерийского  корпуса.  Полк  участвовал  в  знаменитом  Брусиловском  прорыве,  хотя  и  не  совсем  выполнил  свою  задачу.  23  мая  (5  июня)  1916  года  4-й  кавалерийский  корпус  с  46-м  армейским  корпусом  на  правом  фланге  8-й  армии  отстали  от  наступающих. 

С  началом  февральской  революции  1917  года  появились  полковые  солдатские  комитеты.  Однако  казаки  2-го  Уманского  полка  выбрали  председателем  своего  комитета  командира  полка  полковника  Федоренко.  3-й  Уманский  полк  в  1917  году  был  придан  12-му  корпусу  Западного  фронта.  Он  так  и  не  вошёл  в  свою  войсковую  организацию.

За  время  1-й Мировой  войны  многие  казаки  Уманских  полков  и  пластуны  показали  себя  героями.  Так,  Андрей  Бурко  получил  3  Георгиевских  креста.  Василий  Курочкин  (ст. Зассовская)  также  3  креста,  Михаил  Василенко  и  Василий  Павлоградский  – по  Георгиевскому  кресту  и  медали.  Всего  уроженцы  станицы  Уманской  получили  19  Георгиевских  крестов  и  20  медалей.  Из  станицы  Каневской  кресты  получили  подхорунжий  Илья  Кутовой,  подхорунжий  Фёдор  Бугай  (оба  из  1-го  Уманского  полка),  Фёдор  Христюк  (17-й  пластунский  батальон).

 

 

Кубанское казачество станицы Уманской после революции 1917 года.

 

Не знаю, много ли найдётся в станице Уманской дворов, в которых бы проживали, сменяя друг друга, поколения одной семьи в течение более двухсот лет. К сожалению, наша семья, как и многие другие семьи до сих пор находятся далеко от своей родной станицы. Причиной этого, прежде всего, стали события связанные с революцией 1917 года и массовое выселение казаков в 30-е годы под предлогом раскулачивания.

Первые дни революции 1917 г. мало нарушили старый распорядок жизни станиц.

Появились только надежды на облегчение тягот военной службы, на возрождение древних представительных учреждений и на справедливое разрешение земельного вопроса.

Юрты станиц черноморских и старолинейских были богаты тучными чернозёмами, а закубанцы вели хозяйства на малых и по большей части гористых земельных наделах.

Все мужчины, кроме пожилых людей и инвалидов, находились в полках и батальонах на фронтах Мировой войны, но на Раду (Народное Собрание), созванную в Екатеринодаре, съехались не одни представители станиц, а и делегаты войсковых частей. Им следовало разрешить ряд назревших вопросов, из которых главными были: создание нового политического строя Кубани, примирение интересов коренных иногородних с интересами казачьими и распределение земельных фондов.

По первому вопросу Собрание постановило возродить старинное народоправство, избрать краевое правительство с атаманом во главе, предоставив Законодательной и Краевой Радам установить форму взаимоотношений с Россией.

После октябрьского переворота фронтовики не считали нужным начать немедленное сопротивление новым русским порядкам. Ущемления казачьих прав не ожидали, хотели отдохнуть от фронтовых тягот и лучше узнать, во что выльются на практике простые, заманчивые и всем понятные лозунги большевиков. Призывы атамана и правительства бороться с ними, настояния старшего поколения у молодёжи отклика вначале не нашли. Избавившись от одной войны, ввязываться в новую – желания не было. Но изо дня в день нарастало и раздражение от поведения своих и пришлых большевиков.

Появлением на Кубани армии генерала Корнилова в конце мая 1918 г. ознаменовалось начало гражданской войны на Кубани. Выставив 110 тыс. штыков и шашек, два года кубанские казаки проявляли на фронтах борьбы с большевиками нечеловеческие усилия, самоотверженность и непревзойденный героизм. Два года их Народное Собрание – Рада должно было отстаивать своё право распоряжаться судьбами края, отстаивать право на отдельную Кубанскую армию. Всё это время кубанские казаки вели борьбу за независимое политическое мышление, за Казачью Идею свободы и независимости, за казачье объединение. Но, как показало время, это оказалось для них непосильным под руководством русских генералов.

Весной 1920 г. под ударами русских красных сил пал формально независимый Кубанский Край с его Конституцией, представительными учреждениями, атаманом и правительством. На Кубани начался советский период, приведший к уничтожению кубанских казаков.

Участь всего кубанского казачества была неотъемлемой частью участи и станицы Уманской.

К марту 1918 года в Уманской было до 50 генералов и полковников, до двухсот офицеров, не считая солдат нижних чинов. Они, как свидетель­ствуют архивные сведения и публикации в печати, и оказали со­противление большевистскому отряду Д.П. Жлобы. «Красные,  – пишет Я. Саенко  в книге «Дмитрий Жлоба» – выкатили артиллерию на площадь и стали бить прямой наводкой по зданиям. Последними оборонялись белые офицеры на втором этаже штаба». Почти все они погибли, верные присяге «За царя и Отечество». Непосредственный участник тех событий Г.П. Почема рассказал позднее об одном эпизоде яростного сопротивления противной стороны, в ходе которого (надо отдать должное русскому характеру) последними геройски погибли генерал Ярышевич, его жена, сын и дочь...

В 1918 году в Уманской станице была установлена советская власть, просуществовавшая до августа этого же года.

Через несколько месяцев, в 1918 году, здание штаба таким же порядком уже обороняли красные во время восстания уманских казаков. В живых осталась горстка жлобинцев. И только в марте 1920 года Советская власть окончательно утвердилась в станице, хотя очаги белого движения не угасали вплоть до тридцатых годов.

В 1923 году образовались волостные центры. Согласно принятому положению в основу волостной системы были положены принципы численности населения, его национального состава, удобство сообщения с волостными центрами, сохранение земельно-межевых границ. Станица Уманская входила в Уманскую волость Ейского отдела.

2 июня 1924 года было принято постановление о районировании края, согласно постановлению Кубчероблисполкома от 19 июля 1924 года был образован Уманский район с центром станицы Уманской, который входил в Кубанский округ.

В 1927 году Уманский район был упразднён по причине его маломощности. Его территория была разделена между Павловским и Каневским районами. Станица Уманская отошла к Павловскому району.

12 января 1933 г. было принято Постановление Павловского райкома ВКП(б) за № 2/15  с одобрением решения Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) «О выселении жителей станицы Уманской за срыв хлебозаготовок».

С ноября 1932 по январь 1933 года, Северо-Кавказский крайком ВКП(б) занёс на "чёрные доски" 15  станиц  – 2 донские (Мешковская, Боковская) и 13  кубанских : Новорождественская, Темиргоевская, Медведовская, Полтавская, Незамаевская, Уманская, Ладожская, Урупская, Стародеревянковская и Новодеревянковская, Старокорсунская, Старощербиновская и Платнировская.

Раскулачивание в период с 1929 по 1933 годы: во дворе стоит «гарба» (подвода) запряжённая волами, и вещи выбрасывают из дому. Крик, плач, вой собак…  Семьи вывозились на вокзал и бросались в вагон для скота. По приезду в Казахстан многих фамилий вообще в списках не находили.

Станица  Уманская, как и многие другие на Кубани, в 1932 г. была занесена на “чёрные доски”. Это означало немедленное прекращение подвоза товаров, всякой торговли – с закрытием магазинов и вывозом из них всего “до последнего гвоздя”, взыскание “всех долгов”.

24 января 1933 г. принимается Постановление Павловского райкома ВКП(б) № 2/17 «О мерах по борьбе с бегством колхозников из станиц района».

Станицы окружаются войсками Красной армии и ОГПУ, превращаются в резервации (никого не впускали и не выпускали) и обрекаются на голодомор. При этом только одна принадлежность к казачеству была достаточным основанием для арестов и депортаций. Население станицы было в полном составе (1200 семей) выселено в северные районы СССР и Казахстан.

«Я родился в казачьей семье, – рассказывает председатель совета стариков  Уманского  районного казачьего общества Николай Чувилов. – Мой отец, спасаясь от репрессий, которые в начале 30-х годов прошлого столетия развернулись против  казачества, уехал в Азербайджан. Там встретил свою будущую жену, которая тоже вынужденно покинула свои родные места. Перед войной наша семья вернулась на Кубань».

«…Ещё жива моя бабушка, Белая Галина Наумовна. Помнит как их рассказачили, как её отец, Наум Тимофеевич Белый, увозил их из Уманской ночью, чтобы жизнь сохранить».

Многие дома депортированных семей были реквизированы и отданы  под нужды Советской власти и семьям переселённых военнослужащих из Ленинградского военного округа. Так, дом, в котором вначале двадцатого века жил атаман Онуфрий Трофимович Назаренко, был отдан под ЗАГС. Как свидетельствуют факты, атаман не принял советскую власть, воевал в рядах белой армии. В 1920 году вместе с ней ушёл из Уманской, и дальнейшая судьба его неизвестна.

В доме, до революции принадлежавшем купцу второй гильдии Николаю Смыслову, был открыт кинотеатр «Горн». Умер Николай Алексеевич накануне Первой мировой войны. В годы революции здание было передано в пользу Советской власти

В жилом доме атамана Даниила Архипенко ныне располагается администрация Ленинградского сельского поселения.

В связи с переселением военнослужащих и их семей из Белорусского и Ленинградского военных округов станицу в 1934 году переименовали в Ленинградскую (Постановление Президиум а ВЦИК от 20.06.1934 г).

После 1933 года репрессивные меры к казачеству были отменены, восстановлен Кубанский казачий хор, формируются казачьи части Красной Армии.

Во время Великой Отечественной войны, при угрозе оккупации Кубани, был создан целый корпус, который насчитывал около 20 тысяч Кубанских казаков.

Однако настоящее возрождение казачества началось с конца 80-годов.

Так, Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» было закреплено право российского казачества на реабилитацию.

15 июня 1992 года издаётся Указ Президента РФ «О мерах по реализации закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов в отношении казачества», постановивший «осудить проводившуюся партийно-государственную политику репрессий, произвола и беззакония в отношении казачества и его отдельных представителей в целях его реабилитации как исторически сложившейся культурно-этнической общности людей».

16 июля 1992 Верховный Совет Российской Федерации, основываясь на данной декларации и нормах международного права, издаёт Постановление №3321-1 «О реабилитации казачества», дополняя тем самым вышеуказанные законодательные акты в области данной репрессированной культурно-этнической общности. Законодательный акт отменил «как незаконные все акты в отношении казачества, принятые начиная с 1918 года, в части, касающейся применения к нему репрессивных мер» (ст.1 Постановления).

22 апреля 1994 года вступило в силу Постановление Правительства РФ №355 «О концепции государственной политики по отношению к казачеству», которое утвердило «Основные положения концепции государственной политики по отношению к казачеству» и концепцию «Возрождение традиционной для России государственной службы казачества является одним из элементов становления новой российской государственности, укрепления ее безопасности.» (ст.1 Положения). Данным Постановлением утверждены примерные положения о государственной службе казачества, приведён исчерпывающий перечень видов государственной службы российского казачества, который будет в дальнейшем дополнен (ст. 2 Постановления).

9 августа 1995 года Указом №835 Президента Российской Федерации было утверждено «Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации». В январе 1995 года было создано Главное управление казачьих войск при Президенте Российской Федерации, которое в 1998 году было преобразовано в Управление Президента Российской Федерации по вопросам казачества.

В 1996-1998 годах в государственный реестр были внесены 10 войсковых, 3 окружных, 4 отдельских казачьих общества, в том числе: Волжское, Сибирское, Иркутское, Забайкальское, Терское, Уссурийское, Енисейское, Оренбургское, Кубанское войсковые казачьи общества, а также казачье общество «Всевеликое войско Донское».

В 1990 году состоялся первый съезд кубанского казачества, на нём было решено возродить Кубанское войско и восстановить режим особого землепользования на исторических казачьих землях.

Начиная с 1991 года были зарегистрированы в управлении юстиции Краснодарского края: Кубанская казачья ассоциация «Россия» 24.09.91 за №75;  Рада (Всекубанское казачье войско) 27.08 93г. за №307;  Кубанское казачье войско 15.05.92. за №284.

Образованное казаками «Кубанское Казачье войско» во главе с атаманом Владимиром Громовым объявило себя преемником исторического Войска. Новое войско проявило себя в грузино-абхазской войне, ворвавшись первым в Сухум в 1993 году.

В наши дни ВКО «Кубанское Казачье войско» имеет в реестре около 30 тысяч бойцов. В вооружённых силах появляются отдельные казачьи части для контрактников и призывников из казачьих семей.

Сегодня на Кубани казаки активно участвуют в защите государственных границ, вместе с сотрудниками правоохранительных органов охраняют общественный порядок, занимаются патриотическим воспитанием молодежи.

 

 

Герб и флаг Ленинградского (Уманского) района Краснодарского края.

 

Основной фигурой герба и флага района является всадник, сидящий на восстающем серебряном коне с пикой у стремени, символизирующий казачество, прибывшее из Запорожья (города Умани).

Узкий лазоревый (синий, голубой), тонко окаймлённый серебром пониженный пояс, символизирует реку Сосыку, вдоль которой поселились казаки и обосновали Уманский курень.

Пурпурный (малиновый) цвет является определяющим цветом Запорожского и Кубанского казачества, используется как основной цвет полотнища – цвет достоинства, славы, почёта и величия.

Лазоревый цвет — цвет красоты, преданности, истины, добродетели.

Серебряный цвет — цвет совершенства, благородства, взаимного сотрудничества, мира.

Золотой цвет — цвет высшей ценности, богатства, великодушия, силы.

Чёрный цвет — цвет благоразумия, скромности и вечности бытия.

 

 

 

Семейная хроника.

 

1860 – 1930 гг.

 

Я, Кириченко Юрий Николаевич, один из потомков, переселённых на Кубань казаков Запорожской Сечи Уманского куреня.

К сожалению, историю своего рода я могу восстановить только от моего пра-пра-деда по материнской линии казака Гавриленко Григория, который жил приблизительно в  1860-1907 годах в станице Уманской (Ленинградской) Краснодарского края. Более точных данных в семейном архиве не сохранилось. Его жена, казачка Харитина Семёновна (1862-1916 гг.), уроженка станицы Уманской. От их брака в 1880 году родилась девочка – Ксения, которая в 1902 году вышла замуж за казака этой же станицы Галенко Александра Петровича (1878-1920 гг.). В 1903 году у них родилась дочь Евдокия, а в 1905 году – сын Василий. Кроме этих детей в семье было ещё 4 ребёнка: три мальчика и девочка, которые умерли в младенческом возрасте.

Семья казака Галенко Александра Петровича, моего прадеда, имела, как и большинство казаков, добротный дом в полтора этажа под железной крышей и своё домашнее хозяйство. На нижнем, цокольном, этаже дома была небольшая лавка с товарами первой необходимости: соль, мука, спички, керосин и пр. Верхний этаж, состоящий из четырёх больших комнат, был жилым. Во дворе стояли хозяйственные постройки, крытые черепицей. На приусадебном участке росло около тридцати пяти фруктовых и не фруктовых деревьев. Двор усадьбы (длиной 65 аршин или 46,23 м и шириной 30 аршин или 21,34 м, что составляло 986,32 кв.м. или без малого – гектар) граничил: с правой стороны от входа с усадьбой казачки Езус Феодоры Кирилловны, с левой стороны и спереди – проезжие улицы без названия и сзади – двор крестьянина Ивана Калиниченко.

В целом семья не бедствовала, но и не была чрезмерно зажиточной, как говорится – семья казака-середняка. В семье росло двое детей, это моя бабушка Евдокия и её младший брат Василий. Самого хозяина, Александра Петровича, призвали в царскую армию с начала войны 1914 года. Вернулся домой он вначале 1918 года, но вновь был мобилизован, участвовал в боях на Крымском полуострове.

О событиях, происходивших в этот период гражданской войны, мне удалось узнать только из мемуаров Якова Александровича Слащова-Крымского,  генерал-лейтенанта, активного участника Белого движения на юге России.Вот, что он пишет в своих мемуарах «Белый Крым». Глава XVI. Наступление в северную Таврию.

 «Наступление в Северную Таврию было назначено на 8 июня.

5 июня суда с десантом вышли из Феодосии. Движение было очень медленно вследствие плохого состояния котлов и вследствие того, что у каждого транспорта была на буксире баржа.

Шторм затянул высадку до 8 июня, причем артиллерию приходилось вылавливать из воды. Лошадей совершенно укачало, и они едва двигались. В первую голову я высадил конную бригаду генерала Шифнер-Маркевича в составе 8-го кавалерийского полка полковника Мезерницкого и Кубанской бригады с конной батареей, сформированной при 8-м кавалерийском полку. Эти силы, переночевав в Кирилловке, 8-го смогли двинуться в направлении на станцию Акимовка.

9 июня  1920  года в ходе борьбы двух сторон наметился некоторый перелом. Чувствовалось, что у красных крупных сил нет, но сосредоточены бронепоезда, к одному из которых привязан аэростат, и это давало им возможность сильно вредить белым, у которых силы тоже были ничтожны, а артиллерии всего 4 орудия. Эти 4 орудия подверглись особой обработке с красных бронепоездов, которые благодаря своей «колбасе» видели все, сами оставаясь невидимыми для белых. Все это привело к тому, что к 16 часам белые цепи опять лежали, а из 4 орудий было подбито в короткий срок 3. Сняться с места батарея не имела никакой возможности — и замолчала. Пришлось приехать самому на батарею и приказать оставшемуся орудию стрелять прямо и исключительно по «колбасе». Конечно, это была трудная задача, потому что красные бронепоезда двигались и засыпали место расположения артиллерии своими снарядами. Случайно третий же снаряд единственного орудия разорвался прямо в злополучной «колбасе», которая при общем «ура» фронта быстро стала падать; было видно, как из корзины отделились две точки на парашютах. Немедленно начатая атака с охватом северного фланга заставила красных очистить станцию Акимовка.

С падением Акимовки красные против 3-го корпуса сопротивляться не могли и начали отход в направлении на Каховку. Моими частями было отрезано и захвачено почти в полной исправности 3 бронепоезда.

Предстояло наступление на Мелитополь, но оно не должно было представить больших трудностей, потому что дух левого (восточного) фланга Красной армии был, безусловно, подорван и питание нарушено. Сопротивление теперь ими оказывалось 1-му корпусу Кутепова, который, потеряв Чаплинку, занял ее опять, но дальше продвинуться не мог.

10 июня с подходом к Родионовке частей главных сил они были направлены прямо через реку Молочную на Мелитополь: бригада 34-й дивизии и 8-й кав. полк — через Акимовку на Серогозы, чтобы заставить красных, расположенных против Кутепова, отойти, а остальная конница, пешие эскадроны 8-го кавалерийского полка и кубанцы Шифнер-Маркевича — вдоль железной дороги на Мелитополь».

По всей вероятности мой прадед участвовал в этих боях, так как по свидетельству бывших однополчан, жителей станицы Уманской Михаила Терентьевича Довбни и Ивана Алексеевича Максименко, скончался он от ран в сентябре 1920 года в станице Акимовке Таврической губернии (ныне это республика Крым).

Таким образом, забота о детях и ведение хозяйства практически с 1914 года лежало на плечах моей прабабушке Ксении Григорьевны Галенко. Несмотря на это, её дети не знали нужды, были сыты, хорошо одеты, учились в школе. Так, моя бабушка, Евдокия Александровна Кириченко (в девичестве – Галенко) окончила в 1921 году Уманскую 2-ю Советскую школу 2-й ступени с педагогическим уклоном.

Здесь необходимо остановиться на разъяснении понятия «Советская школа».

Дело в том, что с 1918 года всем  школам  Российской Социалистической Федеративной Советской  Республики (РСФСР), состоящим в ведении Народного Комиссариата Просвещения, за исключением высших учебных заведений, присваивается наименование: "Единая Трудовая  Школа ". Единая  Школа  разделяется на 2  ступени: 1-я для детей от 8-ми до 13-ти лет (5-летний курс) и 2-я – от 13-ти до 17-ти лет (4-летний курс). Отдельные школы  обозначаются сокращённым названием: "Советская", с указанием местности, номера  школы  и  ступени. Школы второй ступени советского периода создавались на базе 4-7 классов гимназий.

До 20-х годов XX века, когда обучение в школах было переведено на русский, говорили на украинском языке (восточном – полтавском – диалекте). В настоящее время в устной речи, особенно в станицах, сохраняется много украинизмов – так называемая балачка.

В 1921 году Евдокия познакомилась в Краснодаре со своим будущим мужем, уроженцем села Пески, Песковской волости, Лохвитского уезда, Полтавской губернии, 25 летним техником Кириченко Анатолием Самойловичем (Самуиловичем), окончившим Майкопское реальное училище.

Майкопское реальное училище (теперь в этом здании находится средняя школа №5) было открыто в 1900 году и существовало  до 1920 года. Бессменным директором и председателем педагогического совета  реального   училища  со дня его основания являлся Василий Соломонович Истаманов – воспитанник Д.И. Менделеева. С 1905 по 1913 год здесь обучались талантли­вый писатель, адыгейский просветитель-фольклорист Махмуд Хуажев, драматург Евгений Шварц.

Кстати, фамилия Кириченко происходит от древнеславянского (украинского) слова «Кирич», т.е. Кречет – большая хищная птица из породы соколиных. 

Род ведёт начало от детей казака Гната Чопа. Фамилия дворянская.

Семья Анатолия Самойловича состояла из его отца Самуила Терентьевича, матери Наталии Анисимовны, старшего брата Леонида и младшей сестры Раисы. Относилась к среднему сословию и приравнивалась к мещанам, так как Самуил Терентьевич был грамотным, образованным человеком, находившимся на казённой  (государевой) службе в качестве волостного писаря. 

При Николае I в законе 1838 года получили регламентацию органы крестьянского самоуправления. Самой мелкой административно-территориальной единицей царской России была волость, объединяющая несколько сёл и деревень.

В каждой волости, составленной из  сельских  обществ, учреждались  волостной  сход, волостное правление  и   волостная  расправа (вторая инстанция  сельского  суда).

Волостное правление состояло из волостного старшины, сельских старост, сотских, десятских, волостного писаря и волостного судьи.

Писарь   волостного  правления назначался уездным Присутствием по крестьянским делам. Объём писарских обязанностей был чрезвычайно велик. Писарь  обязан был готовить всевозможные справки: ведомости о видах на урожай, о движении народонаселения, о числе рогатого скота и лошадей, отчёты о взыскании податей и различных платежей, доклады о поставке лошадей в войска, о проведении рекрутского набора, о призыве запасных солдат на службу, ответы на запросы по розыску различных лиц, в том числе государственных преступников, сведения о нищенстве и т. д.

Кроме того, в обязанности  писаря  входила и подготовка дел для слушания в  волостном  суде.

Как видим, от него требовались глубокие знания делопроизводства и  тонкостей действующего законодательства.

В тоже время, должность писаря требовала особых нравственных качеств: честности, дисциплинированности, понимания нужд крестьянства, готовности прийти на помощь.

Как пишет Н.М. Астырев: «Этот человек (волостной писарь) ведёт денежные и прочие книги волости, которых более 30 штук, пишет разные приговоры, выдаёт паспорта, составляет разного рода акты, состоит секретарём (и, скажу в скобках, главным заправилой) в волостном суде, производит статистические описания и исследования, принимает две-три тысячи дворов на страхование  на сумму 200-300 тыс. руб., составляет ежегодно призывные списки для прохождения воинской повинности на  100-150 чел., производит поверку торговых документов и преследует всякие нарушения закона в области торговли и промышленности, опекает сирот, следит за делом обучения в земских школах, за оспопрививанием в земской аптечке, следит за санитарным состоянием 10- тысячного населения, делает распоряжения в области гигиены, заведует военно-конским участком, прекращает падежи скота, составляет списки лицам, могущим быть присяжными заседателями, производит описи, аукционы и судебные взыскания, преследует нарушителей судебного устава, получает в год до тысячи входящих и выпускает до двух тысяч исходящих бумаг».

В этих условиях опытный  писарь  выходил на первые роли и нередко являлся фактическим руководителем  волостного  правления.

Содержание  волостного   писаря  в среднем обходилось в 290 руб. в год (не ниже 240 р. и не выше 360 р.). Это положение, несмотря на невысокое жалование, дало возможность быть домохозяйкой жене моего прадеда и дать всем детям хорошее по тем временам образование: старший сын – ветеринарный фельдшер, младший сын – техник-технолог, а младшая дочь выучилась на  бухгалтера.

Таким образом, к моменту знакомства со своей будущей женой мой дед не только окончил реальное училище, но уже был сотрудником Секции Недвижимости при жилотделе Коммунального Хозяйства города Краснодара, в то время как его избранница поступила на 1-й курс Краснодарского учительского (педагогического) института.

Для подготовки учительских кадров 8 сентября 1920 года в Краснодаре распахнул двери институт народного образования, который в конце 1921 года был преобразован в Краснодарский учительский (педагогический) институт – двухгодичное педагогическое учебное заведение для подготовки учителей 5-7 классов.   

1923-1924 годы были годами борьбы за сохранение вуза, готовящего педагогические кадры. В октябре 1923 года Краснодарский пединститут был переименован в Северо-Кавказский, а в 1924 году было принято постановление о его закрытии, и создании единого для региона педвуза во Владикавказе. Но бюро Кубано-Черноморского обкома РКП(б) решило категорически настаивать на сохранении педвуза на Кубани, и 19 сентября 1924 года пединститут в Краснодаре был окончательно утвержден Большим Совнаркомом, на заседании которого А.В. Луначарский одобрительно отозвался о деятельности педагогического вуза Краснодара.

В апреле 1923 года они стали мужем и женой, а в феврале 1924 года у них родилась дочь – моя мать – Ангелина Анатольевна Кириченко.

В связи с трудностями, возникшими после рождения дочери, им пришлось покинуть Краснодар и приехать в станицу Уманскую, где они прожили до 1927 года в доме матери Евдокии Александровны и моей прабабушки Ксении Григорьевны Галенко.

С этого периода и все последующие годы, вплоть до выхода на пенсию, их трудовая деятельность была связана с образованием: Евдокия Александровна посвятила свою жизнь педагогической деятельности в качестве преподавателя математики неполной средней школы, а Анатолий Самойлович – подготовке квалифицированных рабочих кадров в системе профессионально-технического образования.

Массовой формой профессиональной подготовки молодёжи в первые годы Советской власти оставалось индивидуальное ученичество на производстве с низким общеобразовательным уровнем, что никак не устраивало государство.

В июле 1920 года В.И. Ленин подписал декрет «Об учебной профессионально-технической повинности». В целях ликвидации технической безграмотности широких масс рабочих и удовлетворения острой нужды промышленности в квалифицированной рабочей силе было введено обязательное профессионально-техническое обучение для всех рабочих в возрасте от 18 до 40 лет (за исключением лиц, имеющих подготовку не ниже бывших ремесленных училищ или же обучающихся в технических учебных заведениях).

Этот декрет послужил мощным толчком к развитию профессионально-технического образования. В системе профессионального образования были созданы   учебно-показательные   мастерские  по подготовке рабочих различных специальностей: водопроводчиков, токарей, слесарей, кузнецов, плотников, столяров и т.д. Выпускники мастерских славились как высококвалифицированные работники.

В одной из таких учебно-показательных мастерских начал работать в качестве преподавателя спец. предметов мой дед после приезда в станицу Уманская.

Первый выпуск квалифицированных рабочих был произведён 19 июня 1926 года.

Живя и работая в Уманской, он, не являясь членом партии, был председателем ревкомиссии союза «Рабпрос» (союз работников просвещения СССР существовал с 1922 по 1934 гг. и объединял педагогов образовательных и политико-просветительных учреждений) Уманского района; участвовал в проведении 2-й Уманской районной конференции Рабпроса в ноябре 1924 года, был участником 1-го Северо-Кавказского краевого съезда по рабочему образованию в августе 1925 года в г. Ростове-на-Дону, 2-й краевой конференции Северо-Кавказского края по профтехническому образованию в сентябре 1926 года, 3-й краевой конференции Северо-Кавказского края по рабочему и индустриальному образованию в августе 1927 года в г. Ростове-на-Дону.

В 1927 году семья моей матери переехала из станицы Уманской в Воронцово-Александровку (ныне это город Зеленокумск Ставропольского края). Там мой дед работал в Воронцово-Александровской профессионально-технической школе им. тов. Красина, которая в то время выпускала рабочих специалистов по ремонту сельхозмашин и сельхозоборудования.

История Зеленокумской (Воронцово-Александровской)  профессионально технической школы, самой старейшей в Ставропольском крае, начинается в  1898 году, с «Высочайшего утверждённого чтения Государственного совета: об открытии низшей ремесленной школы в селении Воронцово-Александровском Ставропольской губернии».  В ней обучали слесарному делу.

В 1921 году на базе её создана профессионально-техническая школа с 4-х годичным сроком обучения.

В 1923 году при школе было организовано отделение по подготовке трактористов, тем самым были заложены основы для подготовки механизаторских кадров.

В ноябре 1923 года на базе профессионально-технической школы была организована Воронцово-Александровская школа механизации сельского хозяйства, с подведомственным подчинением сельскохозяйственным органам.

В 1953 году, школа механизации сельского хозяйства была переименована в училище механизации сельского хозяйства №6 и приравнивалась к городским ремесленным училищам.

В 1962 году училище переименовано в Воронцово-Александровское профтехучилище №6, а в 1984 году, Приказом Краевого управления профессионально-технического образования от №96, переименовано в среднее профессиональное техническое училище №39.

В 1929 году был произведён 9-й выпуск рабочих специалистов для нужд сельского хозяйства. Руководителем этого выпуска был мой дед.

Во время нахождения семьи в Воронцово-Александровке моя бабушка Евдокия Александровна работала в школе преподавателем математики.

В этом же 1929 году начался период раскулачивания и расказачивания Кубанских станиц.

В середине 80-х годов прошлого, двадцатого, века я с моей бабушкой Евдокией Александровной проходя мимо молитвенного  дома  ст. Уманской (Ленинградской) по улице Торговой №33 (переименованной в ул. им. Жлобы), увидели сидящей на скамейке у ворот старую женщину, которая предложила нам присесть рядом с ней для отдыха. Мы действительно были уставшими и с удовольствием приняли её предложение. Сидя на скамейке в тени фруктового дерева, мы завели с новой знакомой разговор о годах молодости её и моей бабушки, проведённых в станице. Их воспоминания коснулись и периода репрессий. Как оказалось, эта пожилая  женщина родилась, как сказала она сама, «ещё при царе, в шестнадцатом году» и она, будучи молодой девушкой, хорошо помнит, как их выселяли из родной станицы.

Новая знакомая рассказала, что её семью вместе со всеми другими семьями в одну ночь выгнали из дома, практически не дав ничего забрать с собой, согнали на станцию, посадили в «теплушки» и отправили в Сибирь.  До конечной станции доехали не все – многие, не выдержав длительной дороги и ужасающих условий в переполненных вагонах, умерли в пути следования состава. Умерших охранники даже не давали достойно похоронить, а просто вытаскивали из вагонов на полустанках и закапывали в ямах без каких-либо опознавательных знаков. На одном из полустанков, где-то в Сибири всех оставшихся в живых высадили из «теплушек» и повели на «поселение» в тайгу. Первое время жили в бараках, а кому не хватило места в бараках – в землянках. Работали на лесоповале. Вернуться в родную станицу разрешили только через тридцать с лишним лет.

Проводимая властями репрессивная акция не могла не коснуться и моей прабабушки, которая к этому времени жила только за счёт имеющейся в доме лавки товаров первой необходимости.

Чувствуя, что со дня на день будет произведено массовое выселение станицы, многие жители стали покидать свои дома и прорываться через выставленные кордоны ОГПУ, надеясь спасти свои семьи от репрессивных мер.

В числе таких смельчаков была и моя прабабушка Ксения Григорьевна, которая за несколько дней до массовой депортации, собрала самое необходимое и ценное (самым ценным была ножная швейная машинка фирмы «Зингер»), погрузила ночью на подводу, запряжённую волами, и выехала за пределы станицы, благополучно миновав все выставленные посты охраны. Весь скарб, который оставался в доме, она вынесла во двор, облила керосином и подожгла. Сжечь свой дом у неё не хватило сил: ещё теплилась надежда, что уезжает не навсегда и можно будет вернуться назад. Однако этим надеждам не суждено было сбыться ни у неё, ни у её потомков.

Покинув родную станицу, она направилась сначала к дочери в Воронцово-Александровку, а затем – в Среднюю Азию, к сыну в город Ашхабад, где он жил с женой и её родителями, семьёй мещанина Ивана Гавро, которые также были уроженцами станицы Уманской.

В Ашхабаде она прожила 30 лет, пережила страшнейшее землетрясение, случившееся в 1948 году, во время которого погибло более 60 тысяч жителей этого города, и умерла в 1961 году в возрасте 81 года.

Дом моей прабабушки после отъезда из станицы был передан под нужды Советской власти и долгое время использовался как административное здание и даже как детские ясли. И только в конце 60-х годов прошлого века был снесён в связи с постройкой 3-х этажного жилого дома на месте, где росли садовые деревья. В принципе, сам дом не мешал новостройке, но по окончанию строительства он всё же был снесён и теперь на его месте расположен двор жильцов многоквартирного дома.

Так закончилась моя родословная связь со станицей Уманской со времён переселения Запорожских казаков на Кубань и до расказачивания Советской властью в 30-х годах 20-го века.

 

 

1930 – 1940 гг.

 

Дальнейший период моей семейной хроники характерен эпохи советского периода нашего государства, отображённого словами песни А. Пахмутовой и  Л. Ошанина, 1958 г.:

 

«Забота у нас простая,

Забота у нас такая:

Жила бы страна родная, –

И нету других забот».

 

Развитие советской промышленности с начала 30-х годов требовало новых рабочих рук. Это были годы создания индустриальной мощи, когда ценой огромного напряжения сил была осуществлена подлинная модернизация страны. «Без непрерывного пополнения состава рабочего класса невозможно успешное развитие нашей промышленности», – констатировало советское руководство.

Государство считало необходимым на тот момент пополнять рабочие силы на 800 тысяч – 1 миллион вновь подготовленных рабочих ежегодно. Для подготовки рабочих угольной, горнорудной, металлургической, нефтяной промышленности, строительства и других отраслей организовывались школы фабрично-заводского обучения (ФЗО); квалифицированных специалистов, металлургов, химиков, нефтяников и др, а также рабочих для различных видов транспорта готовили ремесленные училища.

Для подготовки квалифицированных рабочих железнодорожного транспорта создавались специальные железнодорожные училища. В профессионально-технические учебные заведения мобилизовалась городская и сельская молодежь. Государство устанавливало, что профессиональное образование в данных типах учебных заведений предоставляется бесплатно, а выпускники обязаны были отработать 4 года на государственных предприятиях по указанию Главного управления трудовых резервов.

Реальные плоды только что созданной системы профессионально-технического образования страна получила очень скоро: первый выпуск из школ ФЗО дал стремительно развивавшейся экономике четверть миллиона молодых рабочих.

Для страны остро стоял вопрос об обеспечении образовательных учреждений системы трудовых ресурсов педагогами.

В системе профтехобразования были, в частности, воспитатели, следившие за организацией дня учащихся, их свободного времени и даже за соблюдением правил гигиены. Следует подчеркнуть, что, обучая рабочей специальности и образовывая учащихся, система стремилась как можно к более широкому воспитанию личности. Отсюда обычное для советского времени привлечение воспитанников к работе кружков, к спорту.

Об уровне выпускников системы профессионально-технического образования тех лет великолепное представление даёт простое перечисление её воспитанников, ставших гордостью страны. Во-первых, это целая плеяда легендарных героев Великой Отечественной войны: достаточно назвать имена Александра Матросова, А.И. Покрышкина, В.В. Талалихина, А.П. Маресьева. Ту же школу прошли С.П. Королёв, Ю.А. Гагарин, А.И. Микоян, В.В. Тихонов, К.М. Симонов...

Трудом рабочих, подготовленных системой профобразования, создавалась мощнейшая советская промышленность и после войны. Их руками возводились промышленные объекты и жилые дома, шло освоение целины, и во всём этом была немалая толика труда родителей моей матери.

Так, уже в 1930 году их направляют на работу по подготовке рабочих кадров в системе профтехобразования в город Кыштым Челябинской области.

До 1934 года Кыштым был заводским посёлком. Городом областного значения он стал в 1945 году. До начала 60-х годов в городе не было централизованного водопровода, канализации. Они появились только со строительством радиозавода, когда Кыштым стал приобретать по-настоящему городские черты.

Годом основания Кыштыма принято считать 1757-й – год выпуска первой продукции кыштымскими заводами: Нижне-Кыштымского – железоделательного и Верхне-Кыштымского – чугунолитейного.

В 60-е годы XIX века Кыштым стал центром горного округа, куда входили кроме кыштымских ещё Каслинский, Нязепетровский, Шемахинский и другие заводы, 10 железных рудников и 14 золотых приисков. Продукция округа была известна далеко за пределами России. Железом с маркой «Два соболя» покрывали крыши домов Лондона и других европейских городов. 

С установлением советской власти в Кыштыме впервые в России был налажен выпуск рафинированной меди, что позволило приступить к реализации плана ГОЭЛРО. Позже, уже в 70-х годах 20-го века, здесь же впервые в СССР начато крупномасштабное производство медной электролитической фольги. В настоящее время ЗАО «Кыштымский медеэлектролитный завод» – бывший демидовский железоделательный – входит в число лучших в мире предприятий по производству высокочистой катодной меди.

К сожалению, о подготовке рабочих кадров в системе профессионально-технического образования в Кыштыме 30-х годов в литературных источниках найти чрезвычайно трудно. Известно только то, что в 1925 году в Кыштыме была создана и начала работать районная школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Располагалась она в двухэтажном краснокирпичном здании на берегу речки Кыштымки. В школе готовили токарей, слесарей, металлургов, кузнецов, горняков, формовщиков, электрослесарей. В июле 1926 годасостоялся первый выпуск – 70 человек.

За годы существования из стен школы ФЗУ вышло немало квалифицированных рабочих, заслужившие почёт и уважение в нашей стране. К таковым можно отнести хотя бы такие фамилии, как:

– Терёхин Василий Александрович – техник-геологоразведчик по рудным месторождениям. Старший топограф Баженовской геофизической экспедиции. Участник войны с Японией 1945 г. Родился в с. Григорьевское Нытвенского района Пермской области в крестьянской семье. В 1926-1929 гг. обучался в школе ФЗУ (фабрично-заводского ученичества) г. Кыштым, работал в течение года (1929-1930) пробщиком на руднике "Калата". В 1930 г. поступил на учебу в Уральский геологоразведочный техникум, через три года (1933)  окончил  его по геологоразведочной специальности.

– Юркин Пётр Иванович–организатор производства, советский руководитель. Звание Почётного гражданина присвоено 28 октября 1976 года решением №426 исполкома Златоустовского городского Совета депутатов трудящихся. Родился в семье крестьянина 1 сентября 1906 года в селе Кузьминском Зарайского уезда Рязанской губернии. В 1922-1926 годах учился в школе ФЗУ в Кыштыме, по окончании – столяр-модельщик Златоустовского механического завода.

– Устинов  Владимир Яковлевич(1905-1943) окончилдевятилетку в Кыштыме, а затем ФЗУ, Пермский институт железнодорожного транспорта, строил железнодорожные мосты на западной Украине, в Великую Отечественную воевал в железнодорожных войсках. Был тяжело контужен под Смоленском. Вернулся и вскоре умер (апрель 1943г.) в г. Сухом Логу.

Петелин Александр Иванович – командующий 1-й флотилией подводных лодок Северного флота, контр-адмирал. Родился 22 октября 1913 года в селе Шурала ныне Невьянского района Свердловской области в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1940 года. В 1932 году окончил школу ФЗУ в городе Кыштым Челябинской области. В Военно-Морском Флоте с 1932 года.

В 1940-м году школа была преобразована в ремесленное училище №12. Ныне в этом здании находится профессиональный лицей №30, который на протяжении почти 90-летней истории готовил токарей, слесарей, металлургов, кузнецов, горняков, формовщиков, электрослесарей и других рабочих специалистов.

В этой школе ФЗУ работали родители моей матери по 1934 год.

Вместе с ними работала и Акинина Мария Васильевна 1909 г.р., машинистка школы ФЗУ  Кыштымского механического завода, которая была репрессирована в августе 1940 года и приговорена к высшей мере наказания (расстрелу).

За время работы в школе ФЗУ мой дед был участником 1-ой областной методической конференции по рабочему образованию при УОСНХ (Уральский областной Совнархоз), 22-26 июня 1930 года.

В 1934 годы Анатолий Самойлович с семьёй направляется в город Свердловск (Екатеринбург) для работы в школе ФЗУ завода Уралэлектромаша.

История школы ФЗУ берёт свое начало с  01 октября 1929 г., когда приказом по Управлению Уралмашинстроя от 06.10.1929 г. на базе профтехшколы деревообработчиков и металлистовбыла открыта  школа ФЗУ при строящемся на Урале заводе тяжёлого машиностроения (Уралэлектромаш), которая стала, по сути, «кузницей кадров» для Уралмашзавода.

В октябре 1940 г.  Указом Президиума Верховного Совета СССР «О государственных трудовых резервах» в стране создаётся новая система профессионально-технического образования, и в связи с этим  школа ФЗУ  при Уралмашзаводе преобразуется в  Ремесленное училище №1.

В сентябре 1981 г. училищу присвоено звание  Героя Советского Союза, лётчика, выпускника училища Владимира Михайловича Курочкина.

Курочкин  Владимир Михайлович.Родился в 1913 г. в городе Екатеринбург (Свердловск) в семье рабочего. Русский. Окончил 7 классов, школу ФЗУ №1, аэроклуб. Работал на заводе «Уралтяжмаш». В Советской Армии с 1935 г. В 1937 г. окончил Борисоглебскую военно-авиационную школу лётчиков. Участник боёв у озера Хасан в 1938 г. Участник советско-финляндской войны 1939-40 гг. Командир звена 7 истребительного авиационного полка ст. лейтенант Курочкин произвёл 60 боевых вылетов на штурмовку наземных войск, в воздушных боях сбил 3 самолета противника.

21.03.40 г. В.М. Курочкину присвоено звание Героя Советского Союза.

Кроме Курочкина В.М., во время работы моих дедушки и бабушки в этой школе ФЗУ учились  Герои Советского Союза:

Коровин  Кесарь Михайлович;

– Сысоев  Василий Романович;

– Чухарев  Вячеслав Федорович.  

Эту же школы ФЗУ окончили Герои Социалистического Труда:

– Партина Надежда Ефимовна (выпуск 1933 г.);

– Храмцов Александр Иванович (выпуск 1937 г.). Родился 10 мая 1921 г. в селе Аверино Сысертского района Свердловской области. Работал на Уральском заводе тяжёлого машиностроения (1937-1984 г). Руководитель бригады зуборезчиков – инициаторов движения «Выполним пятилетку за четыре года». Почётный гражданин города Свердловска (1967 г.), Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР. Депутат Верховного Совета СССР созывов 1958 и 1964 гг. Автор биографической повести о нелёгком трудовом пути рабочего человека, почти 40 лет отдавшего родному заводу.

В 1935 году мой дед был участником совещания работников школ ФЗУ Свердловской области по профтехобразованию.

Моя мать, Ангелина Анатольевна, в этот период училась в средней школе №147 города Свердловска.

В 1938 году – новое назначение, теперь в город Ташкент. И вновь работа по подготовке квалифицированных рабочих кадров в системе профтехобразования.

Профессионально-техническое образование в Узбекистане.

В развивающейся индустрии Узбекистана к концу 20-х годов складывалась напряжённая кадровая ситуация. Чтобы строить новые промышленные предприятия, вводить их в строй и эффективно эксплуатировать, нужны были кадры, имеющие производственный опыт. Массовая неграмотность среди рабочих местных национальностей серьёзно препятствовала подготовке местных специалистов. Органами труда  республики  была разработана система  фабрично-заводского  ученичества (ФЗУ), но она была в основном ориентирована на подростков. Поскольку «должна была попутно решать вопросы социального воспитания». Поэтому в школах ФЗУ к концу 20-х годов учащихся старше 22 лет  не было.

К 1940 году в  Узбекистане была создана система Государственных трудовых резервов, в которой работали 1 железнодорожное училище и 14 школ ФЗО.

Школы фабрично-заводского обучения(ФЗО) – профессионально-технические учебные заведения созданы в октябре 1940 года вместо  школ  фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) одновременно с ремесленными училищами.

Школы ФЗО готовили  рабочих  массовых профессий низшей квалификации: плотников, каменщиков, штукатуров, забойщиков-крепильщиков и т. д. Срок обучения 6 мес.

В  школы  ФЗО принималась в основном сельская молодёжь в возрасте 16-17  лет, имеющая начальное образование. Основное количество учебного времени отводилось на производственное обучение, общеобразовательная  подготовка  не осуществлялась. Учащихся знакомили с общеполитехническими принципами производства, общетехническими сведениями, основными понятиями технологических процессов, чтением чертежей и т. д.

 

 

1941 – 1944 гг.

 

В годы Великой Отечественной войны в предельно сжатый срок промышленность республики была перестроена на военный лад. В Узбекистане  было размещено более 90 крупных промышленных предприятий, эвакуированных из прифронтовых районов.

В эти суровые годы в республике были созданы новые отрасли промышленности – станкостроение, тяжёлое машиностроение, электротехническая промышленность, цветная и черная металлургия и др.

Перебазирование в республику крупных промышленных предприятий оказывало положительное влияние на рост квалифицированных рабочих кадров из узбеков.

Важнейшим источником пополнения промышленных предприятий квалифицированной рабочей силой в годы войны явились  школы   фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища Государственных трудовых резервов, созданные еще в 1940 г.

Сокращая учебное время на теоретическое обучение, и сохраняя полностью программу производственной практики, школы ФЗО осуществляли ускоренные выпуски учащихся за 2-3 месяца, готовили  рабочие   кадры  для оборонной промышленности.

В годы войны  школы  трудовых резервов Узбекистана дали народному хозяйству свыше 70 тыс. квалифицированных рабочих.

Школы ФЗО предоставляли учащимся полное государственное содержание, что было особенно важно в условиях военного времени. В процессе производственной практики юноши и девушки изготовляли боеприпасы, режущий и измерительный инструмент для фронта, ремонтировали боевую технику, участвовали в восстановлении разрушенного хозяйства.

Вот воспоминания одного из выпускников школы ФЗО г. Ташкента Виталия Львовича Мелкомини (в дальнейшем профессор Ташкентской Консерватории): «В 1939-м году пришлось уйти из музыкальной школы – репрессировали отца. Отца всё же выпустили из застенков, но измученным инвалидом. Он умер за неделю до начала войны. Старший брат ушёл на фронт добровольцем и там погиб. А дома – нужда. Я пошёл работать на завод чугунно-хозяйственной посуды, а вскоре был мобилизован на 77-й оборонный завод. Там поступил в  школу   фабрично-заводского   обучения  – ФЗО и через полгода встал за станок токарем третьего разряда. Завод (в последствии – экскаваторный) производил авиабомбы. Смены длились по двенадцать часов, без выходных.  В 1943 году начальник цеха назначил меня наладчиком оборудования и поручил («тебе уже шестнадцать») заняться воспитанием пацанов.  

Далее была консерватория. Пришёл сюда с медалью «За доблестный труд» в военные 1941-1945 годы. С 1953 года педагог консерватории, профессор, присвоено звание «Заслуженный наставник Республики  Узбекистан».

26 декабря 1941 года был издан Указ, по которому все рабочие и служащие предприятий военной промышленности, а также предприятий других отраслей, обслуживающих военную промышленность по принципу кооперации, были объявлены мобилизованными и до конца войны закреплёнными за фабриками и заводами, на которых они работали. Данный Указ распространялся и на школы ФЗО.

В Ташкенте моя бабушка, Евдокия Александровна, работала преподавательницей математики 5-7 классов полной средней школы №121 им. С.М. Кирова, а моя мать заканчивала обучение в средней общеобразовательной школе.

Данный факт можно было бы не упоминать, если не учитывать, что с 26 октября 1940 года было введено постановление №638 «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначений стипендий». Вот его содержание:

«Учитывая возросший уровень материального благосостояния трудящихся и значительные расходы Советского государства на строительство, оборудование и содержание непрерывно возрастающей сети средних и высших учебных заведений, Совет Народных Комиссаров СССР признаёт необходимым возложить часть расходов по обучению в средних школах и высших учебных заведениях СССР на самих трудящихся и в связи с этим постановляет:

1.Ввести с 1 сентября 1940 года в 8, 9, и 10 классах средних школ и высших учебных заведениях плату за обучение.

2.Установить для учащихся 8-10 классов средних школ следующие размеры платы за обучение:

а) в школах Москвы и Ленинграда, а также столичных городов союзных республик – 200 рублей в год;

б) во всех остальных городах, а также сёлах – 150 рублей в год.

Примечание. Указанную плату за обучение в 8-10 классах средних школ распространить на учащихся техникумов, педагогических училищ, сельскохозяйственных и других специальных средних заведений.

1.Установить следующие размеры платы за обучение в высших учебных заведениях СССР:

а) в высших учебных заведениях, находящихся в городах Москве и Ленинграде и столицах союзных республик, – 400 рублей в год;

б) в высших учебных заведениях, находящихся в других городах, – 300 рублей в год…

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР                     В. Молотов

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР                 М. Холмов

Москва, Кремль. 2 октября 1940г. №1860».

Советская власть сознательно добивалась ограничения количества людей со средним, среднеспециальным и высшим образованием. Стране нужны были люди у станка. И этого добивались мерами экономического характера: за учёбу устанавливалась плата.

Фактически Сталин в то время начал формирование новой сословности. Те же крестьяне не могли «выбиться в люди» даже через учёбу в техникуме, а рабочие – через вуз.

Учитывая, что в семьях того времени нормой было по 5-7 детей у крестьян и по 3-4 – у рабочих, платить за обучение 2-3 детей было для них непосильной ношей.

Тогда же, в конце 1940-го появилось положение «О государственных трудовых резервах СССР». Совет Народных Комиссаров получил право ежегодно призывать от 800 тысяч до 1 млн. человек городской и колхозной молодежи, начиная с 14 лет, в училища и школы фабрично-заводского обучения (ФЗО). Выпускники получали направления на предприятия, где обязаны были проработать 4 года. А позже появился Указ об уголовной ответственности сроком до 1 года «за самовольный уход или за систематическое и грубое нарушение школьной дисциплины, повлёкшее исключение» из училища (школы)». Фактически государство прикрепляло учащихся ФЗО.

В результате проведённых реформ за годы войны количество выпускников средних школ (8-10 классы), средних специальных учебных заведений и вузов сократилось вдвое. Во время войны ЦК ВКП(б) провёл консультации с правительствами союзных республик и решил отменить плату за обучение по национальному признаку для учащихся 8-10 классов средних школ, техникумов и высших учебных заведений. В 1943 году СНК СССР принял Постановление №213, которым освобождались от платы за обучение:

– в Казахской ССР – казахи, уйгуры, узбеки, татары (постановление СНК СССР от 5 января 1943 года №5);

– в Узбекской ССР – узбеки, каракалпаки, таджики, киргизы, казахи, местные евреи (постановление СНК СССР от 27 февраля 1943 года №212);

– в Туркменской ССР – туркмены, узбеки, казахи (постановление СНК СССР от 19 марта 1943 года №302);

 – в Кабардинской АССР освобождены от платы за обучение кабардинцы и балкарцы, обучающиеся в педагогическом институте (постановление СНК СССР от 15 мая 1943 года №528).

24 декабря 1958 года был принят закон «Об укреплении связи школы с жизнью», вводивший обязательное восьмилетнее образование. Но при этом учащиеся 9-10-го классов должны были по 2 дня в неделю работать на производстве или в сельском хозяйстве – всё, что они производили за эти 2 дня работы на заводе или в поле, шло в оплату школьного образования. Для поступления в вуз теперь требовался стаж работы не менее двух лет после окончания школы. Эта «школьная реформа» была отменена сразу после смещения Хрущёва, а окончательно современный вид школьное образование приняло лишь при Брежневе, в 1966 году.

Моя мать в 1944 году окончила исторический факультет учительского института и получила дипломом, который давал ей право преподавать в 1-7 классах средней общеобразовательной школы.

В результате наступательных операций 1944 года вся территория СССР была освобождена от фашистских захватчиков. Государственная граница СССР на всем протяжении была полностью восстановлена.

 

 

1945 -1993 гг.

 

На разрушенной немецкими оккупантами территории необходимо было поднимать из руин заводы, фабрики, строить новые дома, восстанавливать шоссейные и железные дороги.

Для восстановления народного хозяйства временно оккупированных немецкими войсками территорий, а также с перестройкой промышленности на мирный лад и расширением гражданского производства в стране ощущалась огромная потребность в квалифицированных кадрах. В этой связи в семье родителей моей матери было принято решение о переезде из Ташкента в город Нальчик. Тем более, по сложившимся жизненным обстоятельствам, в 1944 году там находились вернувшиеся из эвакуации ближайшие родственники моего деда: мать Кириченко Наталия Анисимовна, сестра Кириченко Раиса Самуиловна, а также невестка Вера с дочерями Инной и Раисой – жена его старшего брата военного ветеринарного фельдшера, Кириченко Леонида Самуиловича, репрессированного в 1940 году.   

С 28 октября 1942 года по 3 января 1943 года город Нальчик был оккупирован немецко-фашистскими захватчиками, нанесшими большой ущерб.

Так, по приказу военного коменданта офицерами промышленного отдела германской армии «Викадо» было изъято имущество, а затем взорваны и сожжены предприятия, учреждения, жилые дома, школы, театры, библиотеки, больницы, магазины. В городе было полностью уничтожено 117 крупных зданий (не считая большого количества мелких), среди них база Тырныаузского комбината, гидротурбинный завод, швейная фабрика, железнодорожная станция, обувная фабрика, элеватор, здание городского Совета, 9 школ, больница, поликлиника, драматический театр, Дворец пионеров, турбаза «Нальчик», республиканская библиотека имени Крупской, насчитывавшая более 70 тысяч томов, была сожжена вместе с книгами, кинотеатр, детские ясли, педагогическое училище, две гостиницы, Дом правительства и многое другое. Фашисты разрушили все кинотеатры и культурно-просветительские учреждения. В предместьях города были взорваны санатории и вырублен парк.

4 января 1943 года город Нальчик был освобождён.

Отступая, немцы взорвали в городе всё, что ещё не успели разрушить ранее. Город лежал в руинах. Чудом уцелевший фасад кинотеатра «Победа» – вход в Большой зал; на нём – две скульптуры: застывшие в исламее (кабардинский национальный танец) фигуры горца и горянки. Фасад с двумя застывшими фигурами да часть левой стены – вот и всё, что осталось от кинотеатра (после войны его здание было восстановлено одним из первых).

Сразу же после освобождения города началось его восстановление, вернее – был построен фактически новый город.

С приездом в Нальчик мой дед продолжил работу по подготовке рабочих кадров в системе ФЗО, моя бабушка, как и моя мать, стали работать в школе: бабушка Евдокия Александровна – учителем математики в школе №9, а затем в школе №5; моя мама, Ангелина Анатольевна, в это время работала учителем истории в средней мужской школе №16 (в те годы была такая школа).

В марте 1946 г. Верховный совет СССР утвердил план восстановления и развития народного хозяйства на 1946-1950 гг. Основная задача пятилетнего плана заключалась в том, чтобы восстановить районы страны, подвергавшиеся оккупации, достичь довоенного уровня развития промышленности и сельского хозяйства, а затем превзойти их.

Массовая  подготовка   рабочих  в школах  ФЗО  и училищах позволила уже к 1948 году полностью обеспечить предприятия рабочими таких специальностей как аппаратчики, операторы по переработке и добыче нефти, слесари-инструментальщики и др.

В результате принятых мер народное хозяйство страны получило пополнение  молодых  рабочих  таких специальностей, в которых остро нуждалось.

Указом Президиума Верховного Совета Кабардинской АССР от 6 октября 1945 года мой дед Кириченко Анатолий Самойлович был награждён Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Кабардинской АССР с формулировкой «За успешное проведение работы по выпуску молодых кадров для промышленности республики», а 29 апреля 1945 года ему была вручена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.».

Однако многие годы невзгод и лишений не могли положительно повлиять на состояние здоровья моих дедушки и бабушки. Особенно это касалось бабушки Евдокии Александровны, у которой отмечались все признаки язвенной болезни, что определило её досрочный выход на пенсию по выслуге лет. Врачи порекомендовали сменить место жительства, где она могла бы жить в более спокойной обстановке с обеспечением хорошего питания, включавшем в своём рационе обилие свежих овощей и фруктов. Таким местом стал город Мары Туркменской ССР, куда наша семья временно и выехала в 1954 году. Поправив здоровье бабушки, мы вновь вернулись в 1956 году в город Нальчик.

К этому времени были восстановлены промышленные предприятия и практически полностью все исторические достопримечательности города.

Настало время обустройства новым жильём городского населения.

Центр города смещается к бывшей улице Степной, переименованной в проспект Ленина. Город реконструируется по утверждённому в 1950 году перспективному плану, рассчитанному на 15 лет. В первую очередь застраиваются 3, 4 и 5-этажными домами проспект Ленина и улица Ногмова.

Развернувшееся в широких масштабах строительство потребовало увеличения  рабочих  строительных профессий.

Важной задачей государства стала подготовка  новых  рабочих  непосредственно на производстве, так как обучение на производстве обходилось дешевле, чем в школах  ФЗО  и училищах.

Срок обучения рабочего на предприятиях составлял, как правило, 3-6 месяцев, и процесс обучения был приближен к потребностям конкретного производства, что позволяло быстро включать вновь обученных в рабочий цикл. Именно благодаря широко поставленному обучению и повышению квалификации кадров непосредственно на производстве произошёл качественный рост рабочих кадров.

Вернувшись из Средней Азии, Анатолий Самойлович был сразу назначен директором учебного комбината Управления строительства и промышленности строительных материалов Кабардино-Балкарского Совнаркома. В этой должности он проработал до выхода на пенсию в 1964 году.

Умер мой дед в 1978 году в возрасте 82 лет, похоронен в г. Нальчике рядом с могилой его матери.

Бабушка, Евдокия Александровна, прожила после смерти мужа ещё 15 лет и умерла в 1993 году в возрасте 90 лет. Похоронена в г. Ашхабаде рядом с могилой её матери.

Моя мать, Ангелина Анатольевна, в ноябре 1945 года вышла замуж за моего отца, фронтовика Николая Петровича Митрофанова (уроженца семьи Миасских казаков южного Урала).

В сентябре 1946 года родился я.

К сожалению, брак между моей матерью и отцом был не долговременный – через два года он распался и дальнейшим моим воспитанием занимались дедушка Анатолий Самуилович и бабушка Евдокия Александровна. За что им моя благодарность и земной поклон.

В 1957 году моя мать окончила Нальчикский технологический техникум промысловой кооперации (Нальчикский технологический техникум Роспотребсоюза) по специальности техник-технолог холодной обработки металлов, и вся дальнейшая её трудовая деятельность была связана с заводским производством различных ведомств. Выйдя на пенсию, живёт на родине наших предков Кубанских казаков в городе Краснодаре.

Сам я женат на потомственной (по материнской линии) донской казачке села Михайловка Хопёрского округа Царицынской губернии (ныне Урюпинский район Волгоградской области), Ирине Ярославовне Гичко.

У нас дочь – Анастасия, уроженка г. Краснодара, провизор по специальности. У неё есть брат Станислав (мой сын от первого брака) у которого четверо детей - два сына (Владислав и Даниил) и две дочери (Алевтина и Эстер-Ангелина), все они живут в городе Одессе.

Моя жена, также как и я, окончила среднюю школу №5 в г. Нальчике, а затем педиатрический факультет Кубанского государственного медицинского института в г. Краснодаре.

Работали до 1989 года в системе здравоохранения в г. Краснодаре, а с 1989 по 2000 гг. – в г. Ашхабаде. Теперь живём и всё ещё продолжаем работать в г. Курске.

 

МОЯ РОДОСЛОВНАЯ.

 

1.               От Уманского казака Гаврилено:

 

Гавриленко Григорий – 1860 – 1907 гг.

Гавриленко Харитина Семёновна – 1862 – 1916 гг.

Галенко (Гавриленко) Ксения Григорьевна – 1880 – 1961 гг.

Галенко Александр Петрович – 1878 – 1920 гг.

Галенко Василий Александрович – 1905 – 1978 гг.

Галенко (Гавро) Алевтина Ивановна – 1906 – 2000 гг.

Галенко Станислав Васильевич – 1935 – 1964 гг.

Галенко (Бухенская) Людмила Феофановна – 1938 г.р.

Галенко Алексей Станиславович – 1962 г.р.

Галенко (Скотина) Наталия – 1962 г.р.

Галенко Дмитрий Алексеевич – 1987 г.р.

 

2.               От фамилии Киричено:

 

Кириченко Наталия Анисимовна - 1873 - 1958 гг.

Кириченко Самуил Терентьевич – 1870 – 1936 гг.

Кириченко Анатолий Самойлович – 1896 – 1978 гг.

Кириченко (Галенко) Евдокия Александровна – 1903 – 1993 гг.

Кириченко Ангелина Анатольевна – 1924 г.р.

Кириченко Юрий Николаевич – 1946 г.р.

Кириченко (Гичко) Ирина Ярославовна – 1961 г.р.

Кириченко Анастасия Юрьевна – 1984 г.р.

Кириченко Станислав Юрьевич – 1972 г.р.

Кириченко (Зорина) Оксана Степановна – 1978 г.р.

Кириченко Владислав Станиславович – 1997 г.р.

Кириченко Алевтина Станиславовна – 2000 г.р.

Кириченко Даниил Станиславович – 2002 г.р.

Кириченко Эстер-Ангелина Станиславовна – 2005 г.р.

Кириченко Раиса Самуиловна – 1898 – 1973 гг.

Кириченко Леонид Самуилович – 1894 – 1940 гг.

Кириченко Вера – 1897-1953 гг.

Ерпелёва (Кириченко) Раиса Леонидовна – 1921 – 1979 гг.

Плетнёва (Кириченко) Инна Леонидовна – 1919 – 2000 гг

Кириченко Аркадий Леонидович – 1917-1976 гг.

Кириченко Нина  1915 - 1978 гг.

Сидорова (Кириченко) Вера Аркадьевна – 1945 г.р.

 

 

Старая проводка не всегда справляется с напряжением, поскольку количество бытовой техники увеличилось в последнее время в разы. В квартирах и офисах, расположенных в зданиях, где проводка прокладывалась более двадцати лет назад, всегда существует угроза короткого замыкания и возгорания. Вот почему востребованы услуги электрика, ведь проще заменить проводку, пока ещё не случилось ничего страшного. В компании КИС расценки на электромонтажные работы вполне доступны для каждого. На сайте можно узнать также стоимость и сантехнических работ.

 

 
Комментарии
Валентин Степанович Кальной. Психиатр-нарколог, психотерапевт, врач высшей категории,К.М.Н., руководитель НУНЛЦ АГМА
2016/02/04, 19:13:47
В станице 50 генералов ,200 офицеров и т.д. Как понимать?20277
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2017
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.023853063583374 сек.