СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№40 Виталий ИВАНОВ (Россия, Невская Дубровка) Незабудка

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №40 Виталий ИВАНОВ (Россия, Невская Дубровка) Незабудка

Виталий Иванов - поэт-песенник, проживает в Ленинградской области, поэтическим творчеством занимается недавно. Песни на стихи В. Иванова исполняются ансамблем ВДВ "Голубые молнии". 

 

 

НезабудкаНезабудка

 

Ранним летним утром двухпалубный теплоход ”Витязь” пришвартовался у небольшой пристани на десятиминутную стоянку. Пассажиров было немного, с теплохода сошёл только один. Это был молодой человек в форме лейтенанта Морской Пехоты. Вещей при нём почти не было, только портфель. Он внимательно осмотрелся и уверенным шагом направился к автобусной остановке, прождал полчаса, но автобуса всё не было.

Из-за поворота вырулил ”молоковоз” и резко тормознул. Из кабины высунулся парень с рыжей шевелюрой на голове.

– Здорово, служивый! Зря дожидаешься, раньше одиннадцати часов автобуса не будет. А куда путь-то держишь?

– Привет. Да, тут где-то ещё со времён войны хутор Светлый был, знаешь?

– Знаю, конечно, на коньяк презентуешь?

– Не вопрос, считай, что договорились.

– Тогда порядок, садись.

Офицер сел в кабину, и ”рыжий” лихо рванул машину с места.

– Будем знакомы, лейтенант. Меня Михаилом зовут.

– А меня Степаном.

- Вот и добре, а то как-то не по-людски, когда не знаешь, как величать. Слышь, Степан, а ты к кому на хутор-то?

– К Цветковой Анне Егоровне. Правда, я даже не знаком с ней и никогда её не видел. Дело у меня одно есть.

– Опоздал ты, Стёпа, умерла Анна Егоровна, этой зимой умерла. Царствие ей небесное, душевным человеком она была.

– Вот как.

– А что за дело-то, если не секрет конечно.

– Не секрет. Там где-то, недалеко от хутора, могилка с войны должна быть, вот туда мне и надо. Дед мой завещал, чтобы после его смерти, я приехал сюда и прикрутил к памятнику на той могилке дощечку с его фамилией. Понимаешь, Миша, там лежат все ребята из его разведгруппы. Вот он и хотел, как бы это сказать, ну хоть таким образом, но быть вместе с ними.

– Вот оно что. Да, точно, есть недалеко от хутора такая могилка. Анна Егоровна всегда ухаживала за ней вместе с Зинаидой, это внучка её, она у нас учительствует в местной школе. Сегодня суббота, значит, после обеда Зинаида будет дома. Ух, и гарная дивчина, скажу я тебе. Любо-дорого, картинка. Я сам-то не здешний, на ”срочной” служил здесь, вот демобилизовался недавно, да так и остался в этих краях. А про наших разведчиков тут целые легенды ходят. Степан, а твой дед, что-то вспоминал о тех событиях?

– Конечно.

Лейтенант, расскажи, а. Жуть, как интересно. Да и дорога у нас с тобой не ближняя.

– Добро, слушай. Дед во время войны в разведке служил, а его начальник, полковник Соколов получил задание от командования – в связи с предстоящей операцией по высадке десанта в кратчайшие сроки добыть подробные данные о немецком укрепрайоне и фортификационных сооружениях. Для выполнения поставленной задачи, он должен был направить за линию фронта разведгруппу и через пять дней доложить о результатах. Всё коротко и ясно. Вызвал к себе моего деда, старшего лейтенанта Сереброва. Полковник знал его не первый год. Много раз дед ходил за линию фронта, выполнял различные задания, отлично владел немецким.

Мишка слушал своего попутчика очень внимательно, а перед его глазами, одна за другой вставали картинки из той военной поры…

 

– Здравия желаю, товарищ полковник! Старший лейтенант Серебров по вашему приказанию прибыл.

– Проходи, присаживайся, вот – читай. И полковник положил перед ним на стол только что полученную депешу. Старлей внимательно её прочитал.

– Понятно, товарищ полковник.

– Ну, если понятно, тогда срочно выезжай в расположение майора Пшеничникова. Людей для группы подберёшь на месте. Отправитесь на хутор Светлый. Хозяйствует там Егор Харитонович Цветков. Он ещё до войны заведовал тамошней пасекой и сейчас при ней. Оставлен был нами на оккупированной территории для связи с местным ”подпольем”, человек надёжный. У немцев на хорошем счету, вне подозрений, снабжает их медком. Скажешь ему пароль – ”привет от старика”. Отзыв – ”давно от него не было вестей”. Понимаю, что ты ещё толком не отдохнул, всего два дня прошло, как вернулся с очередного задания. Но здесь случай особый, нужен человек опытный, а ты именно из таких.

– Да всё нормально, товарищ полковник, отдохнём после Победы.

– Ну и добро. Значит, ровно через пять дней жду возвращения группы с разведданными.

– Есть, через пять дней. Разрешите идти?

– Иди, Володя, иди. Действуй там по обстоятельствам, данные о том районе ой как нужны. Собрать их в достаточном количестве за такой малый срок, будет не так то просто. Хорошо было бы взять ”языка”, да такого, чтобы знал побольше. Позывной-то свой, прежним оставишь – ”Незабудка”?

– Так точно, он у меня – счастливый.

Сборы были недолгими, и через четыре часа Серебров уже прибыл в расположение разведчиков майора Пшеничникова. Майор в это самое время распекал на все лады своих подопечных. На выражения не скупился и поливал их трёхэтажным матом, на чём свет стоит. Такого словесного колорита Сереброву ещё слышать не доводилось. Перед майором стояли на вытяжку по стойке смирно три разведчика. Один из них, здоровенный парень, пытался в чём-то оправдаться:

 – Товарищ майор, да кто же знал, что этот фриц окажется таким хлипким. Ведь и прижал-то его чуток, всего ничего. Почти до своих окопов донесли, а он, стервец, возьми да и помри.

– Таранец! Что ты мне байки травишь? Ты же не новичок в разведке, ну сколько раз я могу втемяшивать, что с ”языком” нужно обращаться бережно! А ты что творишь? Чуток он, видите ли, его прижал. Если бы чуток, то и немец сейчас бы живым был, а теперь что?

– Товарищ майор, да сегодня же в ночь снова сходим на ту сторону, возьмём ещё одного, всего и делов-то.

– Всё, устал я уже от вас и от ваших выходок. Выгоню к чёртовой бабушке из разведки, всех троих! Таранец, Крутов, Чайка! Напишите объяснительные, а потом лучше на глаза мне больше не попадайтесь! Понятно?

– Так точно!

– Всё, более не задерживаю. Исполнять. Кругом, шагом марш!

– Есть!

Серебров подошёл к майору, представился и показал свои документы.

– А, старший лейтенант, прибыл, значит. Мне уже звонили насчёт тебя. Нет, ты только посмотри на этих орлов. ”Языка” взяли, до наших позиций доволокли. Думаю, вот молодцы ребята, глянули, а фриц не дышит. «Чуть-чуть они его только прижали», смех, да и только.

– Товарищ майор, а мне бы вот эти ребята подошли.

– Эти? А вообще-то, боевые они хлопцы. Можно сказать, одна из лучших разведгрупп, ну коли глянулись они тебе, забирай. Майор окликнул:

– Таранец, Крутов, Чайка! Отставить! Ко мне!

Разведчики остановились, переглянулись между собой, и пошли обратно.

– Ладно, соколики, считайте, что пока гроза над вами миновала. Но это только пока. Вот знакомьтесь, старший лейтенант Серебров. Он возглавит разведгруппу, сегодня в ночь отправляетесь на ту сторону. Давайте готовьтесь и через три часа жду всех у себя. Уточним  детали, и как говорится, сверим часы. Задача ясна?

– Так точно, товарищ майор!

– Тогда чего стоим, Таранец? Я же русским языком сказал – готовиться! Старший лейтенант, давай с ребятами, получите всё необходимое и ко мне.

– Добро.

Пока суд да дело, познакомились. Присмотрелись друг к другу, да и на войне люди сходятся быстро. Каждого нутром своим чувствуешь. Когда подготовку закончили, вся группа прибыла к майору Пшеничникову. Поговорили и сделали намётку предстоящего рейда. Решили переправиться на ту сторону при помощи плавсредства. Река хоть и не очень широкая, но своенравная. Время шло быстро.

Майор сам провожал ребят. Пожелал удачи и скорого возвращения. Наказал Таранцу беречь старлея как зеницу ока. Но сказал так, чтобы Серебров этого не слышал. Лодка бесшумно заскользила по воде и быстро скрылась из вида. Примерно через двадцать минут уткнулись в противоположный берег. Лодку оттащили ещё выше по течению и замаскировали в камышовой заводи. До хутора Светлого было километра три с небольшим. В основном шли лесом, перед самым рассветом добрались до цели. Сразу на хутор не пошли, внимательно прислушались и осмотрелись, мало ли чего. Но всё было тихо, а это уже хорошо. Серебров посмотрел на часы.

– Ладно, ребята, действуем. Крутов и Чайка, займите позиции и наблюдайте за дорогой.

– Будет сделано, командир.

– Ну, а я со Степаном, к хозяину. Пора познакомиться.

Таранец и старший лейтенант бесшумно подошли к дому и осторожно заглянули в окна.

– Наверняка спят ещё, как думаешь, командир?

– Похоже на то, давай-ка Стёпа к двери.

– Понял.

Серебров немного подождал, убедился в том, что Таранец занял позицию у двери, и слегка постучал по оконному стеклу. Через некоторое время они услышали женский голос   

– Кто там?

– Свои, открывай, не бойся.

– Какие свои?

– А какие нужны? Да открывай, открывай, сказал же – не бойся.

– А я и не боюсь, отбоялась уже давно.

С внутренней стороны скрипнул засов, и дверь открылась. На крыльцо вышла молодая  девушка.

– Ну, заходите, коли свои.

Степан и Серебров вошли и осмотрелись, но кроме хозяйки никого в доме не было.

– Хозяюшка, а немцы-то часто на хуторе бывают – спросил Таранец.

– Иногда заезжают, а вот полицаи, так те почаще наведываются, да и то к отцу за медовухой.

– А отец сам-то, где будет? 

– С вечера в городе, скоро должен вернуться.

– Ты уж не серчай, что разбудили, нужен он нам очень.

– Не серчаю, всё равно уже вставать собиралась. Коровку подоить, да живность покормить нужно. Ну, располагайтесь гости, а я делами займусь.

– Как величать-то хоть тебя? – спросил Таранец.

– Анной.

– Так я это, помогу тебе.

– Думаешь, что сбегу и донесу полицаям о незваных гостях? Ошибаешься.

– Ну, вот и хорошо. Да, только бережёного и Бог бережёт.

– Ладно пошли, поможешь.

Таранец вопросительно посмотрел в сторону Сереброва. Тот в ответ чуть заметно кивнул головой. Степан вместе с Анной вышли из дома и направились к хозяйственным постройкам. Серебров положил свой автомат на скамью возле стола и присел сам. Много чего передумал старший лейтенант о выполнении задания, не забывая поглядывать в окно в сторону дороги, где на всякий случай засели его ребята – Крутов и Чайка. Война, есть война. Да и не на прогулку вышли. Вскоре вернулись Анна и Таранец. Хозяйка угостила ребят яичницей и парным молоком с хлебом да мёдом. Серебров поблагодарил Анну и чуть улыбнувшись, спросил о добавке.

– Не наелись? Сейчас быстренько ещё сделаю.

– Анна, я сыт, спасибо. Только мы не одни, с нами ещё есть ребята.

– Господи, а где же они? Зовите всех, конечно приготовлю.

– Степан, подмени парней, пусть идут, перекусят. Тем более и хозяюшка приглашает.

– Понял.

Пришли Крутов и Чайка. Анна быстро приготовила завтрак и для них.

От дороги Таранец подал сигнал – внимание. Разведчики схватили свои автоматы и на всякий случай заняли позиции возле окон.

На дороге показалась пролётка.

– Всё в порядке, это отец – сказала Анна и вышла.

– Батя, чего задержался?

– Надо было, по делам.

– У нас гости.

Егор Харитонович вопросительно посмотрел на дочь.

– Кто такие?

– Не говорят, думаю с той стороны они.

– Давно прибыли?

– Рано утром. Тебя спрашивали.

– Ну, пойдём, посмотрим, что за гости.

Хозяин и Анна вошли в дом. Егор Харитонович был уже в возрасте, невысокого роста, но крепкого телосложения. Он окинул пристальным взглядом двух незнакомцев, третьего не видел. Тот вышел из сеней и встал у него за спиной.

– Кто такие будете, господа хорошие?

Серебров улыбнулся:

– Поговорить бы надо, Егор Харитонович.   

– Анна – обратился тот к дочери – Поди-ка, напои коня.

– Сейчас.

– Ты, вот что, Аннушка, позови сюда Степана и за дорогой посматривай, пока мы тут наши дела обсудим. В случае чего, подашь сигнал какой-нибудь, просто платок сними с головы, мы поймём – сказал Серебров.

– Хорошо. 

Когда Анна вышла, Серебров назвал пароль:

– ”Привет от старика”.

Егор Харитонович ответил:

– ”Давно от него не было вестей”. Ну, Слава Богу, свои. Время лихое, военное. Разного люда полно, сами понимаете. Присаживайтесь, потолкуем.

Подошёл Степан Таранец.

– Вот что, Егор Харитонович, – начал разговор Серебров. Нас очень интересует укрепрайон на подступах к городу. Конкретно – огневые точки, их количество, заграждения, протяжённость и конфигурация линии обороны противника. Данные нужны срочно.

– У-у-у, молодцы! Трудна задачка, знаю, что строят они много, но туда не подступиться. Хотя, вот что, есть одна мыслишка. Был у меня перед самой войной один знакомый, сам выходец из немцев, по фамилии Краузе. Работал тут инженером по строительству. Потом его арестовали, был препровождён в местную тюрьму. Дело, скорее всего, закончилось бы для него плачевно, но тут война. В общем, при авианалёте немецкая бомба угодила прямо в тюремный корпус. Многие тогда погибли, а вот ему повезло. Скрывался где-то до самого прихода немцев, а потом объявился и пошёл к ним в служение. Дослужился до звания обер-лейтенанта инженерных войск. Вот он на тех объектах, которые вас интересуют, бывает частенько. Крепкую дружбу водит с начальником полиции Чугуновым из местной управы. Частенько вижу его вместе с тремя полицаями, они у него вроде охраны что ли, почти постоянно с ним. Встретился я с ним случайно, признали друг друга. Приезжал ко мне на хутор, спиной он много хворает. Как только не лечился, а толку никакого. А я ведь давно травками да пчёлками разного рода хвори изгоняю. Он знал об этом, ну и обратился ко мне. Помог я ему тогда. Сначала отвары сделал, венички в них замочил, да в баньке его попарил. Потом пчёлок к больному месту приложил, компрессик медовый, и полегчало бедолаге. Так вот, время от времени наведывается он сюда, в баньке попариться и для процедурок. Смекаете, хлопцы?

– Смекать-то смекаем, да вот только времени у нас нет, Егор Харитонович, дожидаться, пока у него снова спина разболится.  

– Так, а нам и дожидаться не нужно. Я ведь ему пчёлок для профилактики нередко ставлю. Приглашу в гости, в баньке попариться. Да ещё скажу, что у Аннушки моей именины нынче, мол, тоже приглашает. А Краузе давно за ней ухаживать пытается, приедет, обязательно приедет. Правда, один он никогда не приезжает, обычно вместе с теми полицаями. Я их всегда медовухой своей потчую. Так, что сынки, рискнём?

– А вот это уже дело, Егор Харитонович – сказал Серебров.

– Ну, и хорошо. Значит, на том и порешим. Анна ещё лошадку не распрягла, сейчас и поеду до Краузе. В общем, примерно часа через три-четыре ждите гостей.

Егор Харитонович наказал Анне истопить баньку, да на стол собрать побогаче и для полицаев снеди с ”медовухой” приготовить. Чтобы всё выглядело правдиво. Сел в пролётку и уехал.

Серебров распределил разведчиков по местам, в пределах видимости друг друга. Чтобы по первому его сигналу начать действовать одновременно и желательно без стрельбы. Анна тем временем хлопотала по хозяйству. Делала всё, что наказал ей отец.

 

Егор Харитонович тем временем подъезжал к дому Краузе. Слава Богу, застал того. Пригласил в гости на именины к Анне, тот охотно согласился на его предложение. Они вместе вышли из дома и направились к пролётке. Во дворе Краузе приказал троим полицаям следовать за ними, благо лошадь уже была запряжена. А вот четвёртому он что-то сказал, но так, чтобы этого не слышал Цветков. Тот в ответ одобрительно кивнул. Когда все выехали со двора, Кузьма Лопатин (так звали этого полицая) закрыл ворота, взял велосипед и поехал в сторону полицейской управы. Но по пути решил заскочить к себе домой и немного опохмелиться, так как после вчерашней попойки у него жутко болела голова. Дома он с удовольствием, не спеша выпил пару рюмок самогоночки и закусил хрустящим солёным огурчиком. Поговорил со своей сожительницей о всяких пустяках. Та поинтересовалась, будет ли он сегодня ночевать дома? Соскучилась, мол, видит его крайне редко.

– Не знаю, Марфа. Сейчас вот нужно заехать в управу и взять там у Чугунова одну безделушку в качестве подарка Анне Цветковой от Краузе и доставить её на хутор.

– Что за безделушка?

– Да, колечко одно с камушком. Экспроприировали у Красовского на прошлой неделе, когда ”шлёпнули” его.

– А в связи с чем подарок? Уж, не свататься ли к Анне надумал Краузе?

– Нет, именины у неё нынче.

– С чего это ты взял, что у Анны сегодня именины?

– Так ведь Егор Харитонович специально приезжал сегодня и пригласил Краузе на именины, они на Светлый и поехали.

– Врёт твой Егор Харитонович. Ноне какой месяц и число?

– Ну, 28 мая и что из того?

– А то, что 28 мая – именины справляют все Анастасии, а Анны свой день всегда отмечают 26 июня. Так что, врёт Егор, не может у его дочки быть сегодня именин.

– А ты это точно знаешь, Марфа?

– Ещё бы, ведь дед-то мой священником был, я много чего знаю.

– Вот оно что! Ну и умная же ты у меня! Всё, мне пора!

И Лопатин выскочил из своего дома как ошпаренный, лихорадочно пытаясь понять нежданный визит Цветкова к Краузе и мнимые именины его дочери. С какой целью и для чего, Егор Харитонович всё это затеял? Эта мысль не давала ему покоя. Ох, не зря, не зря он всегда с подозрением относился к Цветкову, и если он сумеет вывести его на чистую воду, то повышение по службе от немецкого командования ему гарантировано. Кузьма с ещё большим усердием стал крутить педали своего велосипеда. Вот наконец показалась и управа. Но на месте он застал только заместителя начальника полиции Фомичёва. Пришлось поведать тому всю эту историю, включая и свой разговор с Марфой.

– И что ты, Лопатин, всё воду мутишь? Харитоныч давно своими пчёлками лечит Краузе от радикулита и все об этом знают. Эка невидаль, что поехали они на хутор.

– Ну, не скажи, господин начальник. А на кой тогда он наплёл Краузе про именины Анны? Нет, что-то тут не так, неувязочка получается. А не дай Бог, что случится там, кто отвечать-то будет? Ты ведь и будешь!

– Ох, и зануда же ты, Кузьма. Ладно, уговорил. Бери человек десять, и поезжайте на полуторке, если тебе уж так неймётся.

– Вот это другое дело.

 

Тем временем, события на хуторе разворачивались стремительно. Как только Егор Харитонович прибыл вместе с гостями, Анна встретила их и пригласила Краузе в дом, а сопровождавших его полицаев усадила за накрытый стол прямо во дворе. Не успели они ещё толком насладиться отменной медовухой и выпить вдоволь за именинницу, как оказались обезоруженными и связанными разведчиками. А Серебров прямо в доме ”спеленал” Краузе. Но в этот самый момент на окраину хутора въехала ”полуторка” с полицаями. Разведчики были вынуждены вступить с ними в бой. Во время боя Серебров получил ранение в плечо. Он понимал, что нужно любой ценой доставить Краузе на противоположный берег. Поэтому приказал Таранцу и Анне уходить вместе с ”языком” к спрятанной лодке, которую разведчики оставили в камышовой заводи. На что Степан ответил отказом. Не прекращая вести огня по полицаям, он сказал:

– Командир, сам подумай, ну какой из тебя сейчас боец? Ты ранен, уводи Анну и Краузе. Задание должно быть выполнено. Время дорого, сейчас сюда, на эту стрельбу слетится столько воронья, что мало не покажется. А мы с ребятами и Харитонычем постараемся подольше задержать этих сволочей. Давай, старшой, уходи! Уходи, Володя! Ты и так уже от кровопотери слабеешь прямо на глазах.

Стрельба на мгновение стихла, чтобы начаться с новой силой. Как и предполагал Таранец, на дороге к хутору действительно появились ещё и немцы на трёх мотоциклах. Это был дорожный немецкий патруль. Услышав стрельбу в районе хутора, они поспешили к месту боя.

Степана поддержали и остальные – ещё немного, и уже никому не удастся уйти незаметно из хутора, их просто окружат. Цветков наказал Анне вывести Сереброва и Краузе к камышовой заводи по тропинке со стороны огорода. Так до неё будет короче и быстрее. Анна уходила со слезами на глазах. Она и Серебров понимали, что давая возможность уйти им, все остальные обрекали себя на смерть.

Им удалось незаметно покинуть хутор и увести с собой Краузе. Когда они почти добрались до противоположного берега, услышали, что стрельба на хуторе прекратилась. Но через несколько минут эту тишину разорвал взрыв гранаты. Они тогда не знали, что к концу боя в живых оставался только Степан Таранец. Он был тяжело ранен и в последний момент, когда в дом ворвались уцелевшие во время боя два немца и полицай Кузьма Лопатин, Степан последней гранатой взорвал себя вместе с ними.

К тому месту, куда причалила лодка, в которой был старший лейтенант, Анна и связанный по рукам Краузе, вышли три красноармейца из числа дозорных. Серебров, теряя сознание, успел сказать им только одно слово – ”Незабудка”.

Его переправили в госпиталь, а Анну и Краузе доставили сначала к майору Пшеничникову, а от него к полковнику Соколову. Данные по немецкому укрепрайону были получены. Разведгруппа старшего лейтенанта Сереброва выполнила поставленную задачу. Благодаря полученным сведениям от обер-лейтенанта Краузе, сопротивление немцев в районе возводимого ими укрепрайона было сломлено с минимальными потерями для наших войск при наступлении на этом участке фронта.

 

– Вот такая история, Миша – этими словами закончил свой рассказ Степан Серебров.

– Да, братишка, какие люди были. Ну, вот и хутор Светлый, лейтенант.

Миша остановил свой ”молоковоз” прямо у крыльца. Из дома вышла хозяйка.

– А, это ты, Михаил?

– Я, Зинаида, я. Вот гостя к тебе привёз, знакомьтесь.

– Степан вышел из машины и подошёл к хозяйке, представился и вкратце изложил ей цель своего визита. Потом все вместе они сходили на могилку, в которой были похоронены наши разведчики. И Серебров-младший выполнил последнюю волю своего деда. Прикрепил к памятнику медную табличку, на которой было выбито: «Старший лейтенант – Владимир Серебров».

– Ну, вот, – сказала Зина. – Теперь они все вместе.

Сходили они ещё и на кладбище, где была похоронена Анна Егоровна.

А потом вернулись на хутор и помянули всех, как и подобает – по русскому обычаю.

Этим же вечером, Михаил отвёз Степана снова на пристань. Тот уезжал на Дальний Восток, к месту своей службы.

– Миша, чуть не забыл, держи на коньяк, как и договаривались.

– Знаешь что, Степан! Убери, а то рассерчаю. Ты лучше приезжай-ка на будущий год ко мне в гости.

– Добро, договорились. Обязательно приеду, даю слово!

И Степан сдержал его. Он приехал на будущий год, как и обещал Мишке. Но был у него и ещё один повод. Целый год он переписывался с Зинаидой, а когда снова приехал на хутор, сделал ей предложение, и они поженились. А Мишка был свидетелем на их свадьбе.

Потом Степан вместе с молодой женой уехали под Владивосток, где он продолжал служить в Морской Пехоте. Но это уже совсем другая история.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.024734020233154 сек.