СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

ДЕНЬ ПОБЕДЫ ИЛИ ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ?

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Актуально ДЕНЬ ПОБЕДЫ ИЛИ ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ?

Николай Блохин

 

 

Николай Блохин - член Союза журналистов России. Живёт в Ставрополе.

 

 

13.05.12. С Давидом Иосифовичем Ортенбергом я познакомился в Москве. Наше знакомство произошло 22 апреля 1996 года. Я ехал в Ленинград поработать в самом крупном газетном хранилище страны в Публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина. По пути остановился в Москве. Позвонил из телефонной будки на Белорусском вокзале. Ортенберг ждал моего звонка. Объяснил, как добраться на его квартиру.

…В годы Великой Отечественной войны по решению Государственного Комитета Обороны многие газеты были закрыты: бумаги не хватало. Оно не коснулось лишь таких изданий, как «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Красная звезда»… Тиражи, правда, урезали. У «Красной звезды», к примеру, тираж был триста тысяч экземпляров. Факт из отечественной журналистики малоизвестный.

Случайно я обнаружил, что к изданию самой главной военной газеты имел отношение и город Алчевск Луганской области (Украина). Её ответственный секретарь Давид Иосифович Ортенберг некоторое время жил и работал в этом городе. Помню, готовясь к 50-летию выхода первого номера городской газеты, мы, журналисты «Огней коммунизма», задумали встретиться с одним из первых редакторов «Бiльшовицького шляху»  (так называлась городская газета в тридцатые годы). Как мы установили, им оказался Д. И. Ортенберг. И такая встреча состоялась в Москве.

Давид Иосифович с удовольствием вспоминал о работе на Украине и, в частности, в Донбассе. Шестнадцатилетним юношей он участвовал в гражданской войне, в 1920 году вступил в комсомол, в 1922-м в Изюме его приняли в партию. После гражданской войны был на комсомольской работе. А с 1925 года стал газетчиком, редактировал окружную газету «Заря». Редактором «Бiльшовицького шляху» стал в 1930-м. Сожалел о том, что не запомнил фамилии своего предшественника по должности.

Мы тоже не смогли её установить. Дело в том, что в газетах того времени не принято было указывать фамилию главного редактора. Зачастую в выходных сведениях газеты стояли слова «Редакционная коллегия» или «Редколлегия».

Ортенберг редактировал городскую газету и писал, посылал свои материалы в республиканские газеты, печатался даже в «Правде».

Уже потом, когда редактировал «Красную звезду», в своей дневниковой книге «Год 1942» откровенно признался читателям, что его очень тронул очерк Василия Гроссмана, который тот привёз с Юго-Западного фронта. Корреспондент писал о том, что войска идут по освобожденной украинской земле… Ортенберга буквально  в сердце ударила последняя строка очерка: «Залиман, Савинцы, Кунье, Красный Оскол…»

Для Давида Иосифовича многое значили эти названия, ведь эти края он считал своей второй родиной.

«Не трудно понять, как я обрадовался, получив сообщения об освобождении этих мест от немецких оккупантов», - напишет Ортенберг.

Но я отвлёкся. Потом Давида Иосифовича пригласили в «Правду». Он работал собственным корреспондентом этой газеты по Украине. А в 1938-м Ортенберг был назначен заместителем ответственного редактора «Красной звезды». В этой должности он встретил известие о начале войны. Но опыт выпуска газеты во фронтовых условиях приобрёл раньше, когда редактировал газету «Героическая красноармейская» (она выходила на Халхин-Голе). Он очень пригодился потом в сорок первом…

Когда Ортенберга спрашивали: «Ты на войну когда ушёл?», он твёрдо отвечал: «Двадцать первого июня». Да, это было так. Утром 21 июня его вызвали в Наркомат обороны и сказали, что группа работников Наркомата во главе с маршалом С.К. Тимошенко выезжает в Минск. Предупредили, что вместе с группой уезжает и он. Ждали отъезда долго: до пяти часов утра 22 июня. Нарком вернулся из Кремля и сказал: «Немцы начали войну. Наша поездка в Минск отменяется. А вы поезжайте в «Красную звезду» и выпускайте газету…»

Первый военный номер «Красной звезды». Перед Ортенбергом стояла трудная задача: как его делать? Каким должен быть первый военный номер? Да, у него был опыт «Героической красноармейской» на Халхин-Голе. Таким опытом обладали и другие краснозвёздовцы. Но эта война с Гитлером и его окружением отличалась от той. Да и масштабы несравнимые.

Окружным собкорам посланы материалы: шлите материалы о первых боях! Но, увы, материалов не было. И потому с первых же дней редактор стал собирать писательские силы. В редакции узнали, что в Москве находится Всеволод Вишневский. Разыскали его в Доме творчества «Переделкино». Попросили статью. Пообещал, утром, 23 будет в редакции. Пришёл с готовой статьёй, в которой речь шла о многовековой борьбе нашего народа  с немецкими агрессорами: в XIII веке – на Чудском озере, в XV – под Танненбергом, в XVI веке – в Ливонии. Биты русскими войсками немецкие легионы из наполеоновской армии в 1812 году. Биты кайзеровские войска в первую мировую войну. Биты они же под Нарвой и Псковом в феврале 1918 года…

Ортенберг радовался: первую статью для военного номера редакция добыла. Но нужны были стихи. Во фронтовых газетах «Героическая красноармейская» и «Героический поход» (она выходила  во время войны с белофиннами) не бывало ни одного номера без стихов. На фронте стихи пользуются всеобщей любовью.

Редактор пригласил журналиста Льва Соловейчика и поручил ему добыть срочно стихи. 22 июня – день воскресный. Удалось разыскать Лебедева-Кумача. С ним состоялся краткий диалог:

- Василий Иванович, газете нужны стихи…

- Когда?

- Не позже завтрашнего утра.

- Ну, что же, сделаю…

На следующий день к Ортенбергу зашёл человек среднего роста, светлоглазый, с золотистой шевелюрой. Это был Василий Лебедев-Кумач. Стихи, которые он принёс, начинались так:

 

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой.

С фашистской силой тёмною,

С проклятою ордой!

 

Стихи пошли в набор.

Вторая страница «Красной звезды» за 24 июня открывалась корреспонденцией с митинга в Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. И называлась она «Великая Отечественная».

Вспоминая об этом эпизоде, Ортенберг писал: «Теперь невозможно, пожалуй, установить, кто именно дал корреспонденции такое название. Война с фашистской Германией, вошедшая в историю советского народа как Великая Отечественная, в последующих номерах газеты, а тем паче в официальных документах, именовалась иначе. Её называли Отечественной, называли Священной. А название «Великая Отечественная война» появилось гораздо позже: впервые в приказе Верховного главнокомандующего 7 ноября 1944 года».

Но немного ранее 13 января 1944 года нарком социального обеспечения РСФСР А. Н. Сухов, отвечая на вопросы «Красной звезды» о трудовом устройстве инвалидов Отечественной войны, скажет: «За годы великой Отечественной войны органы социального обеспечения, находящиеся в ведении Наркомсобеса РСФСР, проделали большую работу по трудовому устройству инвалидов Отечественной войны. Около 94 процентов ограниченно нетрудоспособных инвалидов Отечественной войны заняты полезным производительным трудом в промышленности и в сельском хозяйстве».

Здесь слово «великой» ещё пишется со строчной буквы и не является официальным наименованием той разрушительной войны, которую вынес советский народ.

В Приказах Верховного Главнокомандующего о выражении благодарности войскам за освобождение городов и населённых пунктов, в Указах Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза, о награждении орденами и медалями СССР нет термина «Великая Отечественная война», писалось, как правило, «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство».

Нет его и в статье «Три года Отечественной войны», опубликованной «Красной звездой» 22 июня 1944 года. В ней были подведены военные и политические итоги трёхлетней борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками.

Окончательно наименование Великая Отечественная война было закреплено Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении 9 мая Праздником Победы».

 

Указ Президиума Верховного Совета СССР

Об объявлении 9 мая ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ

 

В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии, увенчавшихся полным разгромом гитлеровской Германии, заявившей о безоговорочной капитуляции, установить, что 9 мая является днём всенародного торжества – ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ.

9 мая считать нерабочим днем.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 8 мая 1945 года.

 

В номере «Красной звезды» за 9 мая 1945 года опубликована статья «Праздник Победы», которая начинается словами:

«Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков победоносно завершена.

Поверженный враг заявил о безоговорочной капитуляции. В своей покорённой столице – Берлине враг стал на колени.

1417 дней длилась беспримерная вооружённая борьба советского народа за честь, свободу и независимость нашей великой Родины. 1417 дней и ночей сыны и дочери Советского Союза, не щадя своей крови и самой жизни, сражались с наглыми захватчиками, ворвавшимися в наш светлый дом в тихое июньское утро. Советский человек встал во весь исполинский рост лицом к лицу с вооружёнными до зубов разбойниками германского империализма. Бессмертное знамя Ленина-Сталина осенило необозримую советскую рать. В чёрном дыму ожесточённых битв сияло оно, как неугасимая заря грядущей победы. Сквозь годы горя и годы борьбы пронесли его воины Красной Армии от Волги до Эльбы и водрузили победно над развалинами германской столицы».

25 мая 1945 года в Кремле состоялся приём военачальников, на котором Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. В. Сталин произнёс тост:

«Товарищи, разрешите мне поднять ещё один, последний тост.

Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа.

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только  потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…

За здоровье русского народа!»

Пожалуй, никто из государственных деятелей в последующие годы не говорил столь высоких слов в адрес русского народа!

У меня, сына фронтовика, до сих пор вызывает недоумение, почему Праздник Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов в средствах массовой информации именуют Днём Победы, почему его приравняли к дню какого-то профессионального работника. Самый главный праздник страны называют Днём Победы даже государственные и политические деятели России в своих официальных обращениях к народу. 

В Ставропольской государственной краевой универсальной научной библиотеке имени М.Ю. Лермонтова хранятся номера «Красной звезды» за 1944 и 1945 годы. Они уникальны. Они дороже всего того богатства, что хранится в фондах «Лермонтовки». Они немые и одновременно «говорящие», могут так много рассказать о той великой борьбе советского народа с врагом, как никто. Они бесценное достояние.

Перелистывая номер за номером, ясно видишь, что многое из того, что тогда торопливо писалось для завтрашнего номера газеты, сохранило живую силу до наших дней. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что постоянными корреспондентами газеты военной поры были такие крупные художники слова, как Алексей Толстой и Михаил Шолохов, Илья Эренбург и Константин Симонов, Александр Твардовский  и Николай Тихонов, Андрей Платонов и Василий Гроссман, Всеволод Вишневский и Борис Горбатов, Алексей Сурков и Александр Авдеенко, Александр Безыменский и Вадим Кожевников… Это благодаря им, газета пользовалась популярностью у читателей, и, благодаря им, была самой «литературной» газетой. Именно «Красная звезда» первой назвала войну 1941-1945 годов Великой Отечественной, а 9 мая – Праздником Победы…

 

***

 

Статью «Кто назвал войну Великой Отечественной?» я опубликовал 9 мая 1995 года в  юбилейном номере газеты, посвящённом 50-летию Великой Победы. Опубликовал и забыл, не заботясь о том, какую реакцию она вызвала у читателей.

Напомнила о ней Кима Семёновна Лейдерман, главный библиограф библиотеки города Алчевска Луганской области. Мы встретились с ней случайно на улице. Я возвращался домой пешком, так как не любил ездить в «часы пик» в переполненном троллейбусе. Кима Семёновна в тот вечерний час решила прогуляться. Она увидела меня и буквально огорошила: «Я читала Вашу статью. Вы буквально меня зарезали ею. Сколько лет живу, работаю в библиотеке, но такого не читала никогда».

Я насторожился: что же такого напечатала редактируемая мною газета, что из-за меня чуть не погиб человек. Когда выяснилось, что речь идёт о статье «Кто назвал войну Великой Отечественной?» и что Кима Семёновна никогда ранее не задумывалась о том, как родилось это определение, у меня отлегло на сердце. Словом, Кима Семёновна ввела мою статью в научную библиографию о Великой Отечественной войне, за что я ей благодарен всю жизнь.

 
Комментарии
Лорина Тодорова
2012/05/13, 15:44:43
Исключительно интересный материал! Такие материалы, должны стать доступными населению страны , представителям всех возрастов! Всех слоев общества! Огромное спасибо....
Геннадий Суздалев
2012/05/13, 14:38:01
Прочитал. Хорошо!
Николай Блохин.
2012/05/13, 14:18:38
Я тронут Вашим вниманием. Честно скажу, я не ожидал, что Вы опубликуете мои короткие записки о встрече с Д. И. Ортенбергом. О встрече с ним я рассказывал в статьях "Кто назвал войну Великой Отечественной"?, "Не могу не писать о войне". Еще была рецензия на книгу Давида Иосифовича "Сталин, Мехлис, Щербаков и другие". Остались в памяти наши телефонные разговоры. Однажды он прислал мне в большом конверте статью из "Красной звезды". А в ней его воспоминания о встречах с Маршалом Советского Союза, дважды Героем Советского Союза К. К. Рокоссовским. А потом мой последний ему телефонный звонок, когда он мне сказал: "Спасибо за звонок! Но я сейчас в таком состоянии, что уже не узнаю людей. Но благодарю Вас за то, что Вы помните меня". Вот и сейчас на моей книжной полке стоит его самая выдающаяся книга "Время не властно", а вот дипломная работа "Публицистика И. Г. Эренбурга в годы Великой Отечественной войны для зарубежной печати", Просматриваю записи в блокноте. Вопрос: "Боялись ли Вы Сталина?". И как он ответил на него. Помню его квартиру, где на стенах висели фотографии в рамках: Ортенберг с Жуковым, Ортенберг с Рокоссовским, Ортенберг на фронте... Я пришёл к нему на квартиру в не удобное для его время. В квартире слесаря меняли батареи. И когда они проносили очередную батарею, зацепили шкаф, дверца открылась, и слесаря увидели мундир генерал-майора. "Дед, а ты что, генерал?", - спросил один из рабочих. "Был генерал", - улыбнулся 90-летний Ортенберг. На лацкане военного мундира колодка из орденских планок и одна единственная медаль - медаль "К. Симонов". Сказал мне: "Других наград не ношу". Да, личность! Столько лет прошло. Но я всё помню. Время не властно. С уважением Николай Федорович Блохин.
Владимир Усманов
2012/05/13, 13:02:01
Сейчас всё это очень важно.....
Владимир Усманов
2012/05/13, 08:07:36
Мы щедро разбрасываем слова в минуты трагедий и триумфов и потом по крупицам собираем их в часы спокойствия и тишины.......
Что видно
2012/05/13, 05:39:58
В прошлом веке бедные евгеи уоллстрит вырастили партайгеноссе адика и товарища сталина.
Столкнули лбами России и Германию 2 раза.
И теперь пудрят нам глаза туманом.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.023393154144287 сек.