СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

СТВОЛ КАК МЕРИЛО ДЕМОКРАТИИ

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Актуально СТВОЛ КАК МЕРИЛО ДЕМОКРАТИИ

Михаил Корниенко 

 

 

Михаил Корниенко - корреспондент сетевой газеты From-ua

 

 

18.12.11. Недавно от нечего делать я перелистывал Конституцию Украины. Интересная все-таки штука. Многие вещи в ней написаны с точностью до наоборот тому, что происходит в реальной жизни. Вот, например, в статье 3-ей написано, что «человек, его жизнь, здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность считаются в Украине наивысшей социальной ценностью». А еще в Конституции написано, что у граждан Украины есть право «защищать свою жизнь и здоровье других людей от противоправных посягательств». Более конкретно об этом сказано в Уголовном кодексе в статье № 36, которая называется «Необходимая оборона». Вот небольшие выдержки из нее:

«Каждое лицо имеет право на необходимую оборону независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

«Не является превышением пределов необходимой обороны и не имеет своим следствием уголовную ответственность применение оружия или каких-либо других способов или предметов для защиты от нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилье или другое помещение, независимо от тяжести вреда, причиненного посягающему».


Законодательство не возбраняет применение оружия, в том числе огнестрельного, для защиты себя и окружающих. Вот только владение им у нас законодательно до сих пор не урегулировано, а регламентируется исключительно постановлениями Кабмина и ведомственными приказами Министерства внутренних дел, возраст некоторых из них даже превышает два десятка лет украинской независимости.

Для защиты жизни и здоровья граждане имеют право с разрешения милиции приобретать гладкоствольные и нарезные охотничьи огнестрелы, к которым отнесены и длинноствольные неавтоматические чисто самооборонного свойства. Для постоянного ношения они не пригодны, да и перевозить их можно исключительно в разобранном и разряженном виде. Без разрешения можно приобрести лишь пневматику и приравненное к ней чисто тренировочное оружие под патроны Флобера. Но даже пневматические пистолетно-револьверные «плевачки», пригодные для постоянного ношения, не дают гарантии защитить себя ввиду их маломощности.

Несколько более мощный, но тем не менее, убогий вариант, – это травматические резинострелы. У нас они официально называются спецсредствами, а право их иметь и носить имеет довольно ограниченный круг лиц – работники судов, правоохранительных органов, депутаты, военнослужащие (кроме срочников), госслужащие, журналисты и члены общественных формирований по охране госграницы и правопорядка. В руках иных граждан резинострел превращается в предлог для привлечения их к уголовной ответственности.

Сказать, что народные избранники все эти годы не озадачивались вопросами урегулирования оборота оружия, значит погрешить против истины. Но ни один из предложенных ими вариантов законов так и не прошел. И самое главное, что во всех них жителям Украины было отказано вправе владеть гражданскими, то есть менее мощными, чем военные, и предназначенными для самообороны нарезными пистолетами и револьверами, пригодными для скрытого ношения. Максимум, что предлагалось – разрешить их для организаций и охранных фирм. Но и это не прошло. До сих пор вооруженной может быть только охрана государственных объектов и милицейская Государственная служба охраны. Такой монополизм терять им, конечно же, не хочется. К слову, один мой знакомый, занимающийся перевозкой денег в коммерческом банке с резинострелом в кобуре, каждый раз, уходя на работу, крестится. Я его понимаю. Поверьте, когда тебя пытаются убить, приятного в этом мало. С настоящим, а не игрушечным оружием, я имел дело больше двух десятков лет. И если бы не оно, то мне никогда не довелось бы писать эти строки.

Противники доступа граждан к оружию традиционно говорят о том, что общество не готово. Не готово и все тут. Когда им задают вопросы, по каким критериям можно оценить его готовность или неготовность, они уводят разговор в сторону: оружие может попасть в руки террористов и маньяков, оно может быть использовано против мирных граждан и государства, посмотрите, какое огромное количество оружия ежегодно изымается из незаконного оборота! В качестве аргумента они могут привести пример какого-нибудь маньяка или разбойника с обрезом, сообщения о разгуле терроризма в мире, новости о съехавших с катушек американских школьниках, расстреливающих своих одноклассников. Мысль, что криминализация владения оружия, как ни странно, приводит, прежде всего, к тому, что им владеют именно криминальные элементы, приводит их в ступор. «Нашим людям дай только волю, и они друг друга перестреляют» – звучит в ответ.

«Господь создал людей сильными и слабыми, а Семюэль Кольт сделал их равными» – такие слова написаны на могиле творца первого капсюльного револьвера. В переводе на доступный депутатам язык это значит, что владение оружием уравнивает шансы преступника и жертвы, ведь чаще всего он выбирает того, кто не способен дать ему отпор.

Давайте посмотрим, как обстоит дело с оружием на родине великого оружейника.

В США на 256 миллионов граждан приходится 220 миллионов находящегося в законном владении оружия. Если сравнить это число с количеством насильственных преступлений, то на один ствол придется всего лишь 0,04 в год. В разных штатах отношение к оружию разное. Если в Вермонте и на Аляске разрешения на оружие не требуется, то в других штатах действуют разной степени жесткости ограничения либо оружие запрещено вообще. В среднем в год на 100 тысяч населения в Вермонте происходит два убийства, в Вирджинии, где действуют ограничения, – около 5-ти, а в Колумбии, где ограничения наиболее жесткие из всех американских штатов, – более 30-ти.

1987 год. В целом по стране количество совершенных преступлений выросло на 12 %. В связи с этим во Флориде, где иметь оружие было можно, а вот носить только при определенных условиях, например, при перевозке крупной суммы денег, такие ограничения были сняты. Всего через год уровень преступности там снизился на 21 %. Число убийств упало на 22 %, а с применением огнестрельного оружия – на 29 %. Примерно тогда же в соседней Канаде, где оружие можно было приобретать беспрепятственно, его даже не запретили, а лишь ввели жесткие ограничения. Результат не заставил себя долго ждать. Уровень преступности вырос на 45 %. Сейчас скрытое ношение оружия разрешено в 31 американском штате.

Если общество не в состоянии защитить личность, оно обязано предоставить ей право самостоятельно защищать себя. Это американцы усвоили прочно. Исследования Чикагского университета, основанные на статистике ФБР 1972-1992 годов, показывают, что в 3054 округах, где разрешено скрытое ношение оружия, снизилось число убийств на 8,5 %, изнасилований – на 5 %, нападений – на 7 %.

Кстати, лет пятнадцать назад в Одессе судьба свела меня со знакомым, уехавшим в США еще школьником. Он приехал навестить родственников. Он рассказал, как работает патрульным полицейским в Нью-Йорке. Помню, как меня поразил тогда его рассказ, что погони и перестрелки из американских боевиков ничего общего с действительностью не имеют, а за пять лет работы он ни разу не стрелял нигде, кроме тира, и оружие из кобуры на улице доставал всего лишь один раз.

А вот что происходит там, где идут на ограничение и даже запрет гражданского короткоствольного оружия.

В 1996 году в Австралии запретили короткоствольное огнестрельное оружие. Число вооруженных нападений возросло на 59 %, вторжений в жилища – на 21 %, убийств – на 19 %, количество грабежей в Сиднее – на 160 %.

В 1981 году в Бразилии была жестко ограничена свободная продажа оружия. В результате уровень смертности от применения стрелкового оружия стал неуклонно повышаться и в 2004 году достиг 20,3 человека на 100 тысяч жителей. После проведенного в 2005 году референдума, где большинство проголосовавших высказалось за отмену ограничений, уровень преступности резко пошел на спад.

После запрета в 1997 году в Великобритании владения огнестрельным оружием и ношения ножей с длиной лезвия более 4 сантиметров всего за 5 лет число преступлений с применением насилия выросло на 88 %, вооруженных ограблений – на 10 1%, изнасилований – на 105 %, убийств – на 24 %. Количество преступлений с применением огнестрельного оружия удвоилось. Это вынудило правительство пойти на либерализацию оружейного законодательства.

Не избежала проблем и соседняя Ирландия, где запрет на оружие появился в 1974 году. Количество убийств при этом выросло в 5 раз.

А вот в Германии, где на руках находится более 10 миллионов только легального оружия, несмотря на постоянное увеличение его количества, с 1971-го по 1994-й год общее число преступлений с применением и законных и незаконных стволов сократилось на 60 %.

Отмечается снижение количества тяжких преступлений и уровня преступности в целом в Италии, где пистолеты и револьверы разрешили в 2006 году. То же самое в Венгрии, Румынии, Финляндии, Дании, постсоветских Латвии и Литве. В Эстонии оружие легализовано еще в 1992 году. Уже в 1999-м уровень насилия в ней уменьшился в 5 раз. В Молдове, где пистолеты стало можно легально приобретать в 1997 году, к 2005 году уровень насилия снизился в 2 раза. И в Эстонии, и в Молдове убивать стали на 20 % меньше. Но самым вооруженным в мире государством, наряду с США, Францией, Германией и Финляндией, по праву считается Швейцария, где на 6 миллионов жителей приходится 600 тысяч автоматических винтовок и 500 тысяч пистолетов. Иметь оружие швейцарцев обязывает закон. Каждый призывник получает винтовку и боеприпасы для хранения дома, а переходя в резерв, он обменивает ее на помповое ружье. Помимо этого можно иметь и любое другое оружие. И хотя женщины не должны быть вооруженными, правительство поощряет их приобретать пистолеты и винтовки. При этом уровень преступлений с применением огнестрельного оружия в Швейцарии крайне низок.

Противники гражданского оружия в качестве антипримера могут упомянуть Турцию, где свободно продается любое оружие – вплоть до автоматических винтовок, и уровень преступности считается одним из самых высоких в Европе. Но причина не в этом, а в низком уровне жизни и высоком уровне миграции. Не стоит забывать и о том, что при этом в стране самый низкий уровень насилия в средиземноморском регионе.

Когда-то современник Кольта – немецкий правовед Роберт фон Моль – написал: «В некоторых государствах вопрос о владении оружием разрешался в обратном смысле, то есть установлено было общее запрещение держать у себя оружие, а право иметь оружие было исключением». Он сравнил это с тем, что граждане некоей страны поголовно сидят в тюрьме, а пребывание на свободе рассматривается как нечто экстраординарное. Один из первых президентов и идеологов США Томас Джефферсон писал: «Самая главная причина для граждан владеть оружием и носить его, есть, в конечном счете, необходимость защищаться от тирании правительства». Гораздо раньше подобную мысль высказал и Николо Макиавелли: «Разоружая народ, власть таким образом оскорбляет его недоверием, и это говорит о трусости и подозрительности правительства».

Уровень демократии в государстве можно оценить по степени доступа его граждан к оружию. Как бы ни кричали о демократичности Украины, исходя из этого, таковой она не является. И вряд ли когда-нибудь станет.

 
Комментарии
Лорина Тодорова
2011/12/23, 19:52:45
Вся эта информация может быть и важна, но есть и другая сторона! Готов ли каждый, имеющий оружие, выстрелить в нападателя? Я НЕТ... Но могу выстрелить в себя! Чтобы выстрелить в нападателя, лично для меня нужен МОТИВ: защитить жизнь другого человека.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.021275997161865 сек.