СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№31 Ирина ШАТЫРЁНОК (Беларусь, Гродно) Детки в клетке

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №31 Ирина ШАТЫРЁНОК (Беларусь, Гродно) Детки в клетке

Ирина Шатырёнок - прозаик, публицист, член Союза писателей Беларуси.

 

 

Детки в клеткеДетки в клетке

 

В любом мебельном магазине большой выбор шкафов, гарнитуров, диванов, кресел. Все сделано добротно, есть классика, hi-tech, дорого-дешево и на любой вкус.

Сейчас много строится жилья, среди покупателей, как правило, люди молодые, семейные, выбирают, заказываю, покупают. Обставить квартиру дело не так хлопотное, как недешевое, но молодые семьи не ждут, берут кредиты и быстро решают свои квартирные вопросы.

Почти повсеместно жилища обустроены одинаково, с минималистскими идеями, белые стены, шкафы-командоры, встроенные кухни и тому подобное. Квартиры у многих напоминают, как бы это сказать поточнее, жилье без истории, то есть без прошлого. Прошлое, это значит старое, нам в молодой современной жизни ненужное.

Но вот какая наметилась тенденция – любыми путями угнаться за модой, изо всех сил, пусть из последних, но соответствовать стилю, быть на одной волне со всеми и как все, это касается не только дорогой мебели, автомобилей, одежды, но и путешествий, курортного отдыха, престижных школ, образования, лечения.

Какая-то массовая гонка за вещами, и в этой безудержной иллюзорной гонке, набирающей все большие скорости и обороты, как-то выпадают из поля приложения родительских усилий дети. Да, да, дети, как маленькие растения, они требуют особого внимания, заботы и любви. Деревце в начале его жизни подрезают, поливают, прививают плодоносный подвой, делают все, чтобы ствол не скривился, не напала какая-то болезнь, добрый хозяин всегда поможет, подправит и молодое растение обязательно выровняется.

С детьми почти то же самое, но кроме традиционного – одеть-накормить, ребенку требуется пища духовная. С ранних лет жизни малыша мама, а хорошо бы и папа, начали прививать ему интерес к книге, не назойливо, но с любовью и мягкой настойчивостью. Взять за привычку заканчивать день сказкой. Вначале можно и без книжки, проговаривая с ребенком все события дня, даже если и событий особенных не было. Вот зеленое лето сменяется желтой осенью, время яблок и прохладных вечеров. Мама найдет достаточно примеров для познания мира.

Но что-то происходит в обществе, как какая-то мелкая, незначительная поломка, ждем, вот придет мастер, все починит, и заживем как прежде. Но вот никак не складывается, как прежде. Что-то угасает, меркнет безвозвратно в суетном проживании будничных дней, и чем больше усилий и действенности, тем меньше в них смысла. Со всех сторон только и слышен ропот: дети не хотят, не любят читать, они не готовы освоить и малой доли того сокровища, что накоплено литературой за долгую историю.

Термин vita active – жизнь действенная присущ не только городской жизни, все это может происходить и в деревенских буднях, там тоже можно превратиться в некое устройство по автоматическому обслуживанию подворья, огорода и домашней живности.

В начале статьи неслучайно для примера приведено приобретение мебели в новый дом. Конечно, дело хорошее, обустройство и налаживание домашнего очага, но смущает другое. В торопливой спешке по начинке дома современной бытовой техникой, отделке в стиле пресловутого евроремонта, требуется прорва времени и немалые денежные издержки. И часто хочу и могу вступают в противоречие, но здесь на помощь приходят многочисленные банки. Они зазывают к себе, дразнят, искушают скорыми и легкими кредитными деньгами.

Сегодня трудно жить в мире потребления, который предлагает намного больше, чем того требуется в обыкновенной жизни. И тридцать лет назад был вещизм, блат, дефицит и мещанство. Но книги стояли на полках почти в каждой квартире. У кого-то книги просто стояли, как дополнение, украшение к цвету обоев и мебели, а многие их читали, зачитывая страницы до дыр.

Но вот примета наших дней, в красиво обставленных интерьерах почти повсеместно скучают дети. Пока их родителя озабочены добыванием хлеба насущного, строят кооперативные квартиры, загородные дома, дачи, наполняют их турецкими шторами, китайскими светильниками, итальянской сантехникой, польскими подвесными потолками, дети неприютно слоняются в четырех стенах. Усталая мама, намаявшись в дневном марафоне выбором чешского унитаза или мозаики из отделочного камня для прихожей, вечером шипит на ребенка, как усталая кошка, и раздражено отсылает его к компьютеру или телевизору. Будто там, у светящегося монитора, он получит все радости мира.

Дети также меняются в переменчивом мире, они становятся замкнутыми, одинокими, в их душах вызревают зерна холодной эмоциональности. Окружение из стеклянных шкафов и мягких диванов, с таким трудом добытые родителями, не вкладывают в их маленькие головки и сердца добрые чувства, не взращивают ростки отзывчивости. С взрослением детей родителям все труднее  достучаться до их сердец, найти в них каплю сострадания, любви и жалости к близким и дальним людям. За круглыми обеденными столами ежевечерне и тесно не собираются сразу и два поколения семьи. Круглые столы, как дань моде, сиротливо пустуют, а замороженные пельмени из магазина легко можно сварить самому, проглотив их у компьютера. Теперь уже подросток платит той мерой любви, которая досталась ему от взрослых.

Ребенок словно хилое деревце требует непрестанного терпения и труда души, и здесь на помощь обязательно придут книги, не только мудрые и сложные, но и веселые, познавательные, полные геройской отваги, загадок, приключений, детской игры и фантазий.

Как пытливы, безудержно любопытны были товарищи по играм моих детей, родители уставали от их настойчивых вопросов что, где, почему, приходилось тянуться к книгам, учебникам, заглядывать в энциклопедии, искать ответы на их вечные вопросы.

Наши родители, детей послевоенного поколения, трудились на производстве не меньше нынешних. Мы все жили тогда одинаково бедно, в тесных коммуналках, но никогда не променяли бы дерзкие, опасные дворовые игры на чердаках, улице, катке, стадионе на просиживание на домашних диванах. Хотя было время школы, но оставалось и золотое время для двора, и никто из родителей на него не посягался. Как и время библиотек, обмена книгами и их жаркое обсуждение. Оно приходилось на летние каникулы, ведь задавался большой список литературы для обязательного прочтения. Но мы одинаково зачитывались и другими книгами, раньше времени шли по следам старших подруг и сестер. Примеры приключений Шерлок Холмса, мужества Саньки Григорьева из «Двух капитанов», романтическая любовь в «Трех мушкетерах». Над романом «Сестра Кери» девочки рыдали, переписывали в тетрадки и знали наизусть стихи Николая Асеева, Сергея Есенина, Эдуарда Багрицкого. Не читать было стыдно.

Внучка моей приятельницы, соседский внук, многие дети по песочнице не любопытны, на вопросы отвечают односложно: не хочу, не буду, не знаю. Вот семилетняя девочка идет завтра в школу, она рослая, красивая, хвастает передо мною своими блестящими заколками-бабочками в волосах, новым платьем, золотыми сережками. Хочу поддержать с ней разговор, перевести на детскую книжку, она тут же упирается, отмалчивается, и вновь оживает, как только разговор переводится на одежду и обновки. Ей недавно купили новый костюм, новые красные сапожки.

Маленькие принцесы сегодня носят миниатюрную обувь, точную копию взрослых сапог, украшенных стразами, замочками, пряжками, как у старших барышень чуть ли не с пяти лет. Обувь сплошь завозная, импортная, с ближнего рынка. Невдомек родителям, что за такой внешне привлекательной модной обувью скрываются свои тайны. Отечественный производитель ни на строчку не отступится от требований гостов, где в  изготовлении детского башмачка заложены все операции сложного технологического процесса, не сэкономит ни на одной проклейке или прошивки. Модель рассчитана на растущую детскую стопу, обувь должна дышать, быть максимально удобной, пошитой из натуральных материалов, выдерживать нагрузку и так далее.

Неудобные, из искуственной кожи, но такие красивые, совсем как у взрослых, сапоги с каблучком намного привлекательнее для любой маленькой девочки. Родители становятся заложниками ситуации, и сами идут на поводу детсадовских капризов. Потрафление требованиям детей теперь начинается рано, с невинных новогодних праздников или выпускных балов в детском саду. Здесь же впервые применяется детская косметика, украшения. Не успев насладиться ребячьими забавами, родители покупают детям вечерние туалеты, лаковые туфли, акссесуары, в мельчайших подробностях копирующие взрослые.

Сложно тягаться родителям со скромными дохадами или многодетным с возможностями успешных, богатых. Они берут долги, из кожи вон лезут, чтобы их дети в блестках и перьях смотрелись не хуже других на всеобщем празднике жизни. Уж не знаю, что слышат те дети, и на каких тонах ведутся за стенами этих семей разговоры, но уверена, они рано приобщаются к изнаночной и парадной сторонам жизни.

В дальнейшем им будет нечем защититься, выстроить собственные взаимоотношения со сложным миром людей и вещей. Внутренняя пустота, потребительский эгоизм, лишенный тихой созерцательности, духовной гармонии с огромной силой приведут в действие многие новые и новые желания, непременно соответствовать стандартам жадного общества потребления, алчущего все новых и новых адептов своей новой религии.

Потреблять и спрашивать, спрашивать и потреблять. В обществе потребления есть все мыслимое и немыслимое, что можно предложить клиентам. Гигантские возможности жадного чудовища, смущающего, соблазняющего и искушающего бедного человека, вернее потребителя мира вещей и услуг. С каждым часом его непомерный аппетит будет расти, увлекая в свою черную воронку земные богатства, недра, леса, воду, воздух. Прожигателям жизни все больше и больше требуется самых новых, самых модных, самых лучших в этом сезоне товаров! (Доверяйте рекламе!).

Но чем больше отчаянного движения овладеть всеми этими несравненными брендами, марками, торговыми знаками и стилями, тем меньше смысла. Сама жизнь подсказывает нам формулу: с увеличением действия уменьшается его смысл.

Бессмысленное движение рождает нового человека, бездушного и черствого, скрывающего за красивыми одеждами внутреннюю пустоту. Он обрыдается, пустит сопли, искренне заплачет, если сотни и сотни счастливых потребителей в этом сезоне будут ходить в клеточку, а он несчастный – в горошек. Трагедия потребителя.

Ему легко существовать с фирменным лейблом, не замечая ускоренного движения бытия, что несет его, как пустую былинку. Ему хорошо дышать в одежде от кутюр в надвигающемся, нераспознанном унифицированном мире. За ним не стоят сотни томов прочитанной классики, научающей с младенческих лет любить и беречь все сущее, живое и слабое, хранить всякую травинку, букашку, птенцов и ежей, уметь разглядеть в немощной старости на скамейке свое непременное будущее, не закоснеть бесчувственным чурбаном, а сострадать чужой боли, чужому несчастию и радоваться чужому успеху.

Стать человеком самодостаточным, не завистливым, внутренне свободным, самокритичным и независимым от мира потребления можно. Здесь не последнюю роль играет багаж из прочитанных книг, и будем надеяться, что движение по жизненному пути человека начитанного, не распылится в тщете дней на второстепенное приобретение массы ненужных товаров, а со временем приобретет все более осмысленный вектор самодостаточной жизни.

Выбор есть всегда. Не спешите свозить на чердаки и подвалы старые, истрепанные, зачитанные книги, пусть они продолжат свои жизни в домах без истории. Присутствие старых книг – это надежда, что у вашего дома обязательно появится своя, неповторимая история, вырос-то он не на пустом месте. Со старыми вещами, альбомами, фотографиями и книгами, к которым прикасались руки давно ушедших людей, не всегда с образцовыми судьбами, а как раз наоборот, перемолотыми войнами, революциями, житейскими бедами и страданиями, наши дети обретут собственные традиции, уважение к прошлому и устойчивую нравственную опору.

Ничего не меняется в жизни, хотя за порогом двадцать первый век. Мамы и папы, может пора остановить бессмысленную гонку вооружения вещами, домами, машинами и приблизиться к ребенку со старой книгой добрых сказок. Вечерами наступает особенный час, когда в домах, где живут брошенные одинокие дети, собираются присмотреть за ними мудрые феи, щедрые волшебники и ангелы-хранители, невидимые взрослому глазу. Может из сказочных книг, а может из прошлой жизни. Тогда ваша неотступная старость не будет так дурна и уродлива, и холодные дни скрасятся чувствами умных и понимающих вас детей. Ваших взрослых детей. Так обязательно будет.

На этом многотрудном  пути надо приложить силы и терпение, чтобы откорректировать рост, отклонение, взросление и другие будущие потребности пищей духовной.

В домах со старыми книгами вырастают просвещенные, пытливые, неравнодушные, талантливые люди.

В стерильных, пустых домах в богатых интерьерах обитают развращенные потребители с хладными сердцами и сильно развитым хватательным рефлексом.

Уметь надо не только брать, но и отдавать, без сожаления. 

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.020735025405884 сек.