СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№31 Сергей СМОЛЯННИКОВ (Украина, Киев) «Прощайте, родные! Прощайте, семья! Гренада, Гренада, Гренада моя…»

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Мы и они №31 Сергей СМОЛЯННИКОВ (Украина, Киев) «Прощайте, родные! Прощайте, семья! Гренада, Гренада, Гренада моя…»

Сергей Смолянников - историк, писатель, публицист, член Всеукраинского Союза писателей-маринистов, живёт в Киеве. 

 

 

 

Гренада«Прощайте, родные! Прощайте, семья! Гренада, Гренада, Гренада моя…»

 

Известная песня Михаила Светлова и Виктора Берковского стала хитом значительно позже событий в Испании, поскольку прозвучала она весной 1965-го. Она была столь любима в советском обществе, особенно среди студентов и молодежи, что стала участником практически всех патриотических концертов. Оказалась она востребованной в 1973-м, после хунты в Чили, но, наиболее активно проявилась ее сила осенью 1983-го, когда в одноименной стране Карибского бассейна (не имеющей к ней отношения), произошел переворот, закончившийся американским военным вторжением.

До октября 1983 года немного людей на планете, исключая, конечно, самих жителей, знали о его существовании Гренады. Тоненькая полоска  островов, расположенных в Карибском море, мало кого могла заинтересовать даже из специалистов, оставаясь всего лишь колонией Великобритании, получившей в 1974-м независимость. Предыстория конфликта крохотного островного государства (54 километра в длину и 31 в ширину) такова, что  Гренада, после мирного смещения в 1979-м прежнего руководителя Эрика Меттью Гейри, стала интересна сначала Кубе, а там и Советскому Союзу. Интересна она была, как своим географическим расположением, так и возможностью контролировать самое уязвимое для США место – «Карибское подбрюшье».

Тема Гренады осени 1983-го неразрывно связана с именами двух латиноамериканских лидеров – Фиделя Кастро и Мориса Бишопа.

         

                                Бишоп и Кастро

 

Фото 1: Бишоп и Кастро

 

Морис Бишоп стал премьером Гренады после «мирной революции» 1979-го, когда был смещен прежний проамериканский руководитель (находящийся, кстати, в момент свержения в США и там оставшийся), а страна выбрала путь тесного сотрудничества с Кубой и, соответственно, социалистическую направленность.

Интересна в этом контексте личность гренадского руководителя, получившего после своей смерти политический титул «латиноамериканского Лумумбы».

Морис Руперт Бишоп был в Гренаде своим человеком, связав с ней свою жизнь с середины 50-х годов прошлого столетия. Следует отметить, что он имел высокую популярность среди населения, был великолепным оратором. Большинство его публичных выступлений сопровождались шутками, в том числе и в адрес его оппонентов. А благодаря своей внешности (высокий, статный и красивый, с ярко оточенной бородой) он нравился всему населению.

 

                                    Гренада

 

Фото 2: Гренада

 

А курс на национализацию табачной промышленности и развитие собственной промышленности, с упором на советско-кубинскую помощь и ликвидацию статуса «банановой республики», мягко говоря, не понравился не только США, но и соседям по архипелагам Карибского бассейна.

С учетом резкого изменения курса, выходу из сферы штатовского влияния и при активной поддержке бывшего соратника Бишопа и старого друга Бернарда Уинстона Коарда, переметнувшегося на проамериканские позиции, 12 октября 1983-го произошел переворот, в результате которого погибло до ста жителей острова, а Бишоп сотоварищи оказался под арестом.

Дальнейшая судьба Бишопа действительно очень напоминает судьбу африканского лидера Патриса Лумумбы - свергнут своим соратником, арестован, а затем с группой единомышленников расстрелян.

Устранение команды Бишопа и самого лидера сопровождалось формированием нового военного правительства, которое 19 октября  ввело круглосуточный комендантский час с расстрелом за его нарушение. Новое военное правительство с целью исключения насилия со стороны местного населения заперло в медицинской школе неподалеку от аэропорта Перлз 600 американских юношей-медиков (под гарантии их полной безопасности). Этот факт, который никоим образом не грозил их жизням, стал катализатором американского военного вмешательства, что и явилось поводом к военным действиям  США. Лишь спустя время сами же американские политики (даже Рональд Рейган) сознались, что жизни американских студентов ничто не угрожало. Новые власти Гренады и не собирались брать в заложники студентов, а, наоборот, предоставили охрану, поскольку начались  столкновения в стране. Да и медколледж, где учились американские студенты, был единственным источником получения иностранной валюты и требовал особой защиты. Но, 20 октября Президент США Рейган заявил: «Гренаду надо спасать». Чтобы хоть как-то оправдать применение военной силы, он заявил, что в Гренаде сложилась ситуация, в которой «на карту поставлены жизни проживающих в этой стране тысячи американцев».

Но уже в мемуарах он честно признался: «Нельзя было позволить, чтобы призрак Вьетнама вечно витал над страной и препятствовал нам защищать законные интересы национальной безопасности. Я подозревал, что, если мы даже под строжайшим секретом сообщим о готовящийся акции лидерам конгресса, среди них всегда найдется человек, который сообщит о ней средствам массовой информации. Мы не стали ни у кого спрашивать разрешения, а поступили так, как считали нужным».

Начиная с утра 21 октября, была развернута широкая пропагандистская кампания, в которой участвовали высокопоставленные лица военно-политического руководства США. Рейган задолго до агрессии неоднократно заявлял, что под видом международного аэропорта на Гренаде сооружается «стратегическая советско-кубинская военная база», которая несет угрозу безопасности США. При этом акцентировалось внимание на участии кубинских специалистов в строительстве аэродрома. Однако замалчивалось то обстоятельство, что там работали и гражданские специалисты из различных стран Европы, в.т. Восточной и Западной, Латинской Америки, Западной Африки, да и США.

На самом деле, на юге острова строился новый аэропорт, с удлиненной  взлетно-посадочной полосой, что и вызывало беспокойство руководства США. По их мнению, эта полоса позволила бы действовать советской военной авиации (в 1985-м новый аэропорт был достроен американцами и функционирует по настоящее время). Еще одной особенностью такого решения США и остальных стран Карибского бассейна (за исключением Кубы и Мексики) было нахождение кубинского воинского контингента (официально приглашенного правительством Гренады) и строительных отрядов с Кубы, состоящих, в основном, из молодых мужчин…

Наступил день 21 октября, когда Президент США после обсуждения положения на Гренаде с ближайшими помощниками принял окончательное решение о вооруженном вторжении.

Время высадки было назначено на утро 25 октября. Это была не просто высадка «ограниченного контингента», это была самая настоящая военная операция с применением практически всей военной мощи США.

Достаточно сказать, что, кроме непосредственных сил высадки, а это 10 тысяч морских пехотинцев, среди которых отряд небезызвестных «Морских котиков», в состав группировки входили 11 боевых кораблей ВМС США (включая авианосцы и крейсера), амфибийные средства, вертолеты, танки, тяжелая артиллерия. И все это против гренадской армии, насчитывающей, всего пять тысяч человек и вооруженной лишь стрелковым оружием и легкой техникой, и батальона кубинской армии из 800 человек.

Несмотря на значительные амфибийные силы, вторжение в Гренаду было проведено, как воздушно-морская десантная операция, в которой более 30% войск высаживались с воздуха. Но, даже с учетом внезапности нападения с воздуха (гренадские военные и кубинские добровольцы ждали именно морского десанта) потери от противодействия защитников превысили все предположения американских военно-политических кругов.

Несмотря на то, что боевые действия на острове продолжались более недели, главные объекты были заняты интервентами уже в первый день вооруженного вторжения. Это стало возможно благодаря внезапности, удачно выбранным районам высадки морских и воздушных десантов, и относительной близости Гренады к США.

Только официальные данные, предоставленные 29 октября Пентагоном, гласили, что за время операции в Гренаде американский контингент потерял 18 военнослужащих убитыми и 116 ранеными, из которых трое скончались в госпитале. Также огнем с земли было сбито семь вертолетов, три из которых - огневой поддержки. Неофициальные источники в США говорят о 36 погибших и 227 раненых, что более всего вероятно, с учетом потерь авиации. Потерь среди вооруженного контингента карибских стран (общая численность 400 человек) вообще не было, поскольку в боевых действиях они участия не принимали.

Также стоит рассмотреть и потери сил обороны Гренады. Опять же, по официальным источникам Пентагона они составляют 400 убитых и раненых. Но, по возвращению на Кубу «строителей и добровольцев» выяснилось, что среди кубинцев было 25 погибших и 39 раненых. 647 человек были захвачены в плен, в основном после того, как просто кончились боеприпасы. Сама же Гренада потеряла 45 своих воинов и 24 мирных жителя. Колоссальный урон был нанесен всей инфраструктуре «второго Острова Свободы». Также во время операции, получившей в США кодовое имя «Вспышка ярости», дважды американскими силами вторжения было «ошибочно» обстреляно советское посольство, при этом, дин из сотрудников был тяжело ранен.

Особое внимание стоит уделить сопротивлению кубинцев, которые защищали Гренаду, как свой остров. Дело в том, что воинский контингент Кубы на Гренаде активного участия не принимал, поскольку роты отдельного батальона находились на всем побережье, на т.н. десантно-опасных участках. Зато всю силу американской мощи пришлось взять на себя кубинским строителям, у которых «случайно, т.е. по случаю» оказалось легкое стрелковое оружие (автоматы советского и болгарского производства и несколько ручных пулеметов).

А попавшие в плен кубинские строители, в одночасье превратившиеся в военнопленных (со всеми вытекающими из этого последствиями), вели себя за колючей проволокой и под стволами пулеметов, мужественно и стойко, как и подобало детям кубинской революции.

Именно поэтому после возвращения из плена (через Мексику) их на Родине встречали, как героев. И лично сам Фидель пожал руку каждому борцу за бои на «втором Острове Свободы».

Но даже сегодня, спустя четверть века, они остаются героями, как на Кубе, так и в самой Гренаде, где уже вспоминают лучшие годы гренадско-кубинской дружбы, да и самого Мориса Бишопа вспоминают «незлым тихим словом», как говаривал классик украинской культуры.

Несмотря на огромное превосходство, анализ потерь сторон показывает, что кубинские воины и добровольцы смогли активно противостоять силам вторжения за счет своего высокого воинского духа и боевой подготовки. Данный факт нейтрализовал дальнейшие поползновения администрации Рейгана касательно проведения подобных действий против самой Кубы.

Возникает вопрос, а как собственно реагировали на американское вторжение «силы мира». Позволю себе привести некоторые выдержки из сообщений того периода.

 

СЕНТ-ДЖОРДЖЕС, 25. (ТАСС). Сегодня на рассвете против революционной Гренады развязана иностранная вооруженная интервенция, направляемая администрацией США. Между десантниками и защитниками острова идет ожесточенная перестрелка. Одновременно вблизи побережья Гренады появилось несколько американских военных кораблей. Вторжению на Гренаду предшествовал совещание глав правительств Карибского сообщества, на котором под нажимом США правительство Ямайки, Барбадоса, Сент-Люсии и Антигуа дали согласие включить свои воинские контингенты в состав интервенционистского корпуса. Войска интервентов были сосредоточены на Барбадосе, куда вчера были переброшены также из США части американской морской пехоты. Как передала радиостанция «Свободная Гренада», корпус вторжения возглавляют части американской морской пехоты, которые при поддержке артиллерийского огня с кораблей ВМС ведут наступление в районе аэропорта. На аэродроме приземлились три тяжелых военно-транспортных самолета с американскими десантниками.

 

ГАВАНА, 25. (ТАСС). Заявление Революционного правительства Кубы, в котором указывается, что от кубинского представительства в Сент-Джорджесе получены следующие сведения: сегодня на рассвете парашютисты Соединенных Штатов начали высадку в районе строительства нового аэропорта на Гренаде. Высадка производилась недалеко от лагерей, где находятся кубинские строители, которым были даны указания, защищаться в случае нападения на них. По последним данным, американские силы, высадившиеся на острове, атаковали лагеря и места работы кубинского персонала.

 

«РУССКАЯ МЫСЛЬ», 25. Почти двухтысячная гренадская армия не оказала никакого сопротивления. Сопротивлялись лишь отдельные спецчасти кубинских вооруженных сил, насчитывающих, в общей сложности до 1200 человек, и отдельные гренадские спецчасти: в пятницу 28 (октября), укрепившись в тюрьме Ричмонд-Хилл и объявив заложниками политических заключенных, они оставались последними защитниками кубинской оккупации. Но кубинские солдаты и офицеры быстро разобрались в создавшейся ситуации и сделали соответствующие выводы: потеряв немногим более 30 человек убитыми и ранеными, сдались в плен более 600 человек во главе с кубинским полковником, остальные успели скрыться в зданиях кубинского и советского посольств. Из более двух сотен советских военных специалистов, офицеров КГБ и техников в руки многонациональных сил попали 30 человек, а также 6 военных специалистов из ГДР, остальные успели найти убежище в здании своего или союзных посольств. Америка вышла из летаргического сна. Освобождение этого маленького острова - яркий символ: переходя от слов к делу, Соединенные Штаты действенно воспротивились тоталитарной экспансии. Вьетнамское «самопоражение»  ушло в прошлое, несмотря на то, что многие американские газеты и журналы продолжают заниматься реабилитацией этого исторического трупа: согласно последним опросам общественного мнения, 60% американцев приветствовало освобождение Гренады американцами».

Как видно из приведенного, отношения разнополюсны, что говорит о своем понимании происшедшего каждым из двух непримиримых лагерей.

И логичен в этом аспекте второй вопрос, а какова же была реакция советской стороны. Привожу без купюр и комментариев.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ ТАСС.  25 октября против суверенного, независимого государства Гренада совершена вооруженная интервенция. При поддержке боевых кораблей США на острове высадились американские десантники. Вторжение предпринято под фальшивым предлогом обеспечения безопасности находящихся на Гренаде американских граждан, хотя хорошо известно, - и об этом было прямо заявлено гренадскими властями, - что им ничего не угрожает. Одновременно Вашингтон утверждает, будто его действия продиктованы заботой о «правах человека». Что может быть циничнее и лицемернее подобных заявлений, когда под предлогом заботы о «правах человека» пытаются потопить в крови право целого народа на свободное, суверенное существование! На самом деле речь идет о прямой вооруженной агрессии против миролюбивого народа малой, никому не угрожающей страны. Цель - свержение существующего там общественного строя, попытка при помощи силы навязать гренадскому народу порядки, угодные Вашингтону, запугать другие свободолюбивые народы Латинской Америки, да и не только их. Бандитское нападение на Гренаду со всей очевидностью показывает ту опасность, которую несет для дела мира и свободы народов курс, проводимый в международных делах нынешней американской администрацией. ТАСС уполномочен заявить, что Советский Союз решительно осуждает агрессию Соединенных Штатов против Гренады и клеймит ее как преступление против мира и человечества. Долг всех государств и народов твердо выступить против произвола и беззакония, чинимого Вашингтоном в защиту гренадского народа.  

И, совсем уж правильным, было бы узнать действия советской стороны в данном вопросе. Еще недавно все, что было связано с Гренадой, было в Советском Союзе, по причине секретности «за семью замками». Но, как известно, со временем, все тайное становится явным. Да ко всему прочему, еще недавно был жив человек, прошедший через Гренаду душой и телом. Имя ему Геннадий Иванович Саженев, должность Чрезвычайный и Полномочный посол Советского Союза в Гренаде.

Благодаря исследованиям редактора журнала «Мир Дипломатии» Юрия Кукушкина не только удалось добыть воспоминания Геннадия Ивановича, но и узнать о событиях конца октября 1983-го из первых уст. Именно поэтому, с позволения Юрия Кукушкина (к сожалению, самого Геннадия Ивановича уже нет в живых, он ушел от нас в «мир вечной памяти» 15 сентября прошлого года) привожу «рассказ от первого лица», но, с небольшой биографической справкой, иначе не будет понятно, откуда такое мужество у советского дипломата и стойкость в преодолении трудностей, как за рубежом, так и на Родине.

 

                                                        Г.И. Саженев

 

Фото 3: Посол Советского Союза. Геннадий Иванович и сегодня, находясь на заслуженном отдыхе,  гордится этим званием и должностью…

 

Геннадий Саженев с первых дней Великой Отечественной войны стал в ряды защитников Отечества. Судьбе было угодно так, что служил он в дальней бомбардировочной авиации, той самой, которая бомбила Берлин, организовывала спецперелеты советского руководства в Англию, Канаду и США, направляла разведгруппы в тыл врага, поддерживала партизанскую жизнь далеко за линией фронта… А после войны ему была предоставлена возможность поступить в юридический институт. И вот, уже Геннадий Иванович работает на ответственных постах в органах прокуратуры, где ему доводилось не только пересматривать дела, но и выявлять истину прошлого. Видимо это и стало началом нового этапа его биографии, когда молодой (но, не по возрасту) прокурорский работник стал слушателем высшей дипломатической школы. По ее окончанию, как специалиста по странам Латинской Америки, направляют Геннадия Ивановича на Кубу (как раз во время «Карибского кризиса»), в Колумбию, Аргентину. И везде его деятельность была не только востребованной, но и успешной. А после работы в центральном аппарате МИДа, Саженев стал первым и последним послом Советского Союза в Гренаде. Увы, события октября 1983-го несправедливо поставили крест на его дипломатической деятельности, но Генеральная Прокуратура СССР не разбрасывалась такими кадрами, где он и оставался до ухода на заслуженный отдых. Несмотря на «гренадские страдания» Геннадий Иванович сохранил к этому островному государству самые теплые воспоминания и в одни из последних дней своей плодотворной жизни успел оставить их и нам…

Рассказ Саженева приводится с небольшими сокращениями.

«Знали ли мы, что возможна агрессия или вторжение в Гренаду? Сказать, что знали, и да, и нет. Предполагали – да. Еще бы, единственная страна Карибского бассейна (без Кубы – прим. автора), признавшая СССР, Кубу и другие соцстраны, да еще и намеревавшаяся стать на кубинский путь вызывала у США только головную боль. А тут еще Рейган со своей «империей зла» (речь идет о высказываниях Рональда Рейгана в отношении СССР – прим. автора). До сих пор лишь единицы знали, почему США нанесли удар на Гренаде и по посольству самого Советского Союза. Это была тайна все дни, а сейчас, видимо, настало мое время раскрыть глаза на то, что было…

Так получилось, что я был первым послом Советского Союза, установившим советский флаг на островах Карибского бассейна. Из 13 стран Гренада была первой, кто установил с нами отношения.  Установил эти отношения, по советской терминологии, «прогрессивный премьер» - Морис Бишоп. Учением Маркса и Ленина он проникся, пока учился за границей, в Лондоне, а уже после посещения Польши и ГДР, стал, как тогда говорили, на социалистический путь руководства. В 1979 году он пришел к власти в результате бескровного переворота. И так на Карибах возникла «вторая Куба». Причем, как и сами США - англоязычная. То есть способная влиять на умы и в самой Америке.  А послом Гренады я стал в СССР… после встречи с Морисом Бишопом в Ленинграде во время «случайного» посещения крейсера «Аврора».

Но даже с первых дней работы за работниками советского посольства велась слежка, причем, как мы выяснили, спецслужбами США. А штат-то был маленький – посол, советник, первый секретарь и переводчик. Вот и все, да и страна-то, маленькая. Больше вопросов решалось через кубинских коллег…

Ну а я, по иронии судьбы, стал кровным врагом Рейгана. Произошло это так. Было принято правительством Бишопа решение о строительстве нового аэродрома. И решение было оправданным – старый аэродром мог принимать Ан-2 и Ан-24. Только такие и могли тогда приземляться на старом аэродроме. А для развития острова нужен был новый с большой полосой. Вот новый аэродром и строили строители с Кубы. Официально - для приема туристов. Но американцы в этих кубинских строителях видели кубинских военных резервистов. А меня их руководителем…  Уже позже, в Москве я узнал, что Рейган считал меня этим «директором» из-за моего прошлого. «Кубинцы, при советском финансировании, строят аэропорт с полосой в 10 тысяч футов. У них даже нет ВВС. Так для чего же он предназначен?» - Вопрошал американский президент Рональд Рейган.  Ответ ему подсказывала американская разведка. «Биография советского посла напрямую связана с этим аэродромом. Ведь он в годы Великой войны служил в советской дальней авиации».  Вроде бы и есть логика в том, чтобы иметь там эскадрилью дальней авиации. К 70-м советские «дальники» Ту-95, долетели уже и до Карибского бассейна, и до Кубы. Почему им было не долететь и до Гренады? Тем более что кубинский опыт учил: лучший способ сдержать американцев - обеспечить на таких дружественных Союзу островах зримое советское присутствие. И это уже однажды в 1982-м  спасло Бишопа, когда американское вторжение ожидалось впервые. «Бишоп меня вызвал и говорит, посол, у меня есть точные данные, что на нас в ближайшие дни будет интервенция военная. Я прошу у вас совет, в порту стоит ваш «Академик Вернадский». Я очень прошу, задержите на несколько дней его. Потому что присутствие вашего корабля их остановит». А после этого и кубинцы появились на острове, правда, хоть и с советской техникой (пять БТРов), но действительно без нашего участия. Кубинцы иногда проявляли политическую самодеятельность, особенно после Анголы. Гренада была нужна, в первую очередь им, но не нам. Мы то понимали, что «второй Остров Свободы» это головная боль и для нас, и для американцев. Ведь все прекрасно понимали, что Гренада – это аэродром подскока для кубинцев, но на пути в Африку, где как раз воевали кубинцы. Гренада могла стать запасным аэродромом в дополнение к полосе на Островах зеленого Мыса, которую, так же построили кубинцы. Вот теперь понятно, почему они так бились за этот аэродром?

Ну а нам действительно пришлось пережить немало неприятных минут, ведь из всех посольских, один я знал, что такое бомбежка. Бомбили они радиостанцию, построенную, кстати, кубинцами совместно с другими странами соц. лагеря. Да, видимо,  промахнулись и попали в расположенное рядом наше посольство.  Одного парня ранили. Когда приехали в Москву, сделали операцию ему, вытащили осколки: и сказали, если бы еще на 2 миллиметра, перебили бы вену и вас там бы никто не спас. Но сообщать о беде в Москву пришлось через... самих же американцев. У самого советского посольства на Гренаде мощного передатчика не было, что, кстати, американцев немало удивило. Они-то думали, что СССР на Гренаде - всесилен. Но, как я уже сказал, первую скрипку там играла совсем другая соцстрана.

На Гренаде самый серьезный урон американцам нанесло оружие советского производства, поставленное, похоже, кубинцами. Впрочем, и сами США совершили несколько чудовищных ляпов. Вместо гренадского военного штаба разбомбили сумасшедший дом. А по посольству СССР попали еще раз.  На рассвете 2 ноября посольство было подвергнуто беспорядочному обстрелу ракетами. В посольстве начался пожар. Тушили всем миром. Ведь в этот момент за забором советской дипмиссии нашли убежище не только советские граждане, но и граждане многих других соцстран. Это были граждане Кубы, ГДР, несколько северокорейцев, да и болгар немало. Всего более полутора сотен человек, в том числе и женщины.

А вот когда за всеми нами прилетел самолет «Аэрофлота», я не только потребовал всем обеспечить свободный проезд к аэродрому, но и обеспечить советское дипломатическое прикрытие гражданам других стран. Хотя, похоже, американцам эти люди еще более были интересны, чем кубинские строители с оружием в руках. Ну а уже на Кубе была встреча с Фиделем. Была не только теплая встреча, но воспоминая о днях «Карибского кризиса». Ну и горячее кубинское спасибо, что ребят кубинских привез, не бросил. Вот и все».

По возвращении в Москве посол Саженев никаких благодарностей не дождался. Напротив, недруги даже пытались выставить его виновником крушения дружественного режима. К счастью, за него заступился сам министр Громыко. И наградой стало то, что не наказали. Но он никогда не обижался, а вот те, кого он спас, до сих пор считают, именно его настоящим героем. Он так и вошел в историю, как Посол-герой….

И, как последний вопрос. Почему же все-таки, Гренада? Ответов несколько. Во-первых, в силу своей политики США показали всему миру, что «политика канонерок» не ушла в прошлое, а снова оказалась востребованной.

Во-вторых, в ответ на советское военное присутствие в Афганистане США показал всему миру, кто на Карибах хозяин, зная, что СССР прочно увяз в дебрях «афганского излома».

В-третьих, в силу амбиций сверхдержавы, надо было и самим США провести «маленькую победоносную войну», а Гренада для этого, подходила на все сто.

В-четвертых, чтобы повлиять на режимы Никарагуа, и Панамы (что в принципе и произошло, но значительно позже).

А о событиях в Гренаде, забывшихся очень быстро напоминал лишь советский танкер с именем Мориса Бишопа на борту. Помнит ли кто-нибудь сегодня о событиях осени 1983-го в далеких островах Карибского моря или лишь песня напоминает о том, что «Прощайте, родные! Прощайте, семья! Гренада, Гренада, Гренада моя…»

 
Комментарии
турченко вован
2013/02/02, 23:04:37
да сдали гренаду а надо было навалять янкам вместе с кубой мы им вломили по самое небалуй
Ростислав
2011/12/12, 11:06:34
Спасибо за хорошую статью, не только вскрывающую настоящую историю, но и доказывающую, что состояние войны - перманентно. Жаль, что руководство СССР после 1956 года стояло на предательских, капитулянтских позициях, что и привело к временному поражению, посредством расшатывания (как признался Клинтон) идеологических основ СССР. Но в этом временном поражении - наглядный урок Сталинской правоты, основанной на ДИКТАТУРЕ ПРОЛЕТАРИАТА. Сегодня, когда всем очевиден тупик в который завела весь мир буржуазия, единственным выходом в будущее является восстановление и укрепление идеологических основ и восстановление посредством этого СТАЛИНСКОГО СССР.

Долой диктатуру буржуазии (сионистов)!
Да здравствует Диктатура Пролетариата!

Да здравствует наша Родина - СССР!
"Пролетарии ВСЕХ стран, соединяйтесь!"
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.021455049514771 сек.