СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№29 Сергей ГЛАВАЦКИЙ (Украина, Одесса) Поэтическая подборка

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №29 Сергей ГЛАВАЦКИЙ (Украина, Одесса) Поэтическая подборка

Поэт, драматург, музыкант. Председатель Южнорусского Союза Писателей и Одесской областной организации Конгресса литераторов Украины. Главный редактор литературного интернет-проекта «Авророполис». Составитель Одесской антологии поэзии «Кайнозойские Сумерки» и Одесской литературной антологии «Солнечное Сплетение». Организатор Международного поэтического фестиваля «Межгород», соорганизатор Международного литературного фестиваля «Славянские Традиции» (2009, 2010, Крым) и Международного Гриновского фестиваля «Алые Паруса» (2010, Одесса). Произведения опубликованы в многих изданиях Одессы, Украины, России. Автор книги стихотворений «Неоновые Пожары».

 

 

«Начнём с того»

 

подборка стихотворений

 

 

Начнём с того

 

Начнём с того, что Осень – будет,

И будут – лунные удары,

И принца Золушка забудет,

И смоет призраков отары

 

В саванну пегое цунами,

Мы завальсируем, как цапли,

Нас забросает пыль – камнями,

Но их подточат с неба капли,

 

И чресла осени остынут,

И будет душным с ней соседство,

И неродившемуся сыну

Оставит Золушка наследство

 

Из сизых призраков эпохи,

Ютящихся по рубиконам,

Неоперившиеся вздохи

И выдохи сродни драконам…

 

Начнём с того, что Осень – будет,

Смерть оросит наш можжевельник,

И мы останемся – без судеб,

Как будто выйдя из котельной.

 

 

Угроблено под ЗАМКАД

 

Генофонд, геноцид, геномор, геноцирк…

Золотые тельцы нас берут под уздцы.

Кто был ночью убит, тот сто лет уже спит.

За Садовым кольцом обретается спирт,

Под Садовым кольцом пьют коллекторы СПИД,

И за крепкое здравие пьёт инвалид,

И скорбят по нам – Киев, Одесса и Минск…

Поминать уже некого – чёрный помин.

 

Мы – обрубки без ног, мы – культяпки без рук,

(Девятнадцатый год в наших генах – хоругвь),

Ходим в чёрном – сто лет и не знаем, что так –

Поминаем царя, что мы всё ещё – там,

И морально мы – трупы – уже – навсегда

(С девяностых душа наша стынет во льдах),

И нам снится, что вместо царя мы лежим

На постели его, что – постельный режим.

 

Это княжество катится в тартарары –

В состоянье искусственной чёрной икры,

И никто никогда не поможет ему,

И на нём – нефтяной чёрной метки хомут,

И славяне ему, будто валенки, жмут,

Все замкадыши молча шагают в тюрьму,

Под замкад, под замок, под кладбищ телеса…

Улетайте, славяне, в свои небеса!

 

 

Звёздные часы (3,14)

 

Ты – дочь числа π, марта спутница,

Сансары лицо подставное,

От жизни со мной лжеотступница

С мембраной души водяною,

 

Из всех дочерей – русых, мартовских

Летающих рыб, вместе с дичью

Слетевшихся на гонорар тоски,

Ты – самая, самая птичья!

 

Где прячется Высь твоя, рысь – твоя?

Века отстают за тобою,

И ты, не дыша, не бытийствуя,

В веках остаёшься – Судьбою…

 

В созвездие Рыб – моя лестница,

Но кто ты, раз небо – хмелеет?

Кометы Галлея предвестница?

Сама ли – комета Галлея?

 

Триумф ты мой или проклятие?

Как быть, если снова вертиго

Толкнёт нас в чужие объятия?

Прости меня, тайная книга! –

 

Запутавшись с сердцебиеньями,

Твои я прочёл – слишком поздно,

Сдружившись со всеми затменьями,

Стал тенью стотелою звёздной,

 

И звёздные эти часы мои –

Раскосей, чем солнечный пращур,

Страшней в моей памяти вымоин,

Фасеточным глазом глядящих.

 

Ты – дочь числа π, и ты знаешь – всё

О круговороте сверхновых…

Ответь же мне: где повстречаешься?

Когда мы увидимся снова?

 

Пока же я буду, как памятник,

Стоять здесь, у Грековки*, молча,

Где были – друг другом неправедны,

Где стали – опасней всех волчьих,

 

Тебя ожидая рассеяно

С занятий, с зачётов, где – рядом,

Где было – такое затеяно,

Где стало такое – распято.

 

Пока я не вспомню всё светлое,

Что в памяти выудить нечем,

Я буду стоять здесь, под петлями,

До следующей нашей встречи.

 

Пока ты не выйдешь из здания,

Пока на горе рак не свистнет,

Я буду стоять здесь – заранее,

До следующей моей жизни.

 

* Грековка – Одесское художественное училище им. М.Б. Грекова

 

 

Подноготная

 

(обращение к Родине)

 

Честно ли Ты отслужила, Россия,

Богу и людям, Земле и светилу?

Все предсказатели ждали мессию,

Освободителя мира от бед –

 

Только в Тебе, от Тебя и с Тобою.

Мир обречён, да и Ты – угодила,

Не оправдала надежд, став рабою…

Жаль, что пророки ошиблись в Тебе!

 

Голая степь, ни следа от державы,

В жёлтой тайге – азиаты – толпою…

Где же мессия Твой, Родина, Авель?

Помощь Тебе и самой – не во вред.

 

В миг, когда мир стал – исчадием гнева,

Выкидыш или аборт был с Тобою?

Из твоего многотрудного чрева

Лишь плевела могут выскользнуть впредь.

 

Ты не избавила Землю от скверны,

Ты не исполнила предназначенья,

Битву свою и триумф эфемерный

Спящей красавицей Ты проспала.

 

Полчеловечества верило в силу

Правды Твоей, Твоего излеченья

Мира всего от влеченья в могилу…

Полчеловечества Ты предала.

 

Светлое будущее невозможно,

Шанс был один лишь и он был утерян.

Где Ты была, когда мир стал – истошным

Криком о помощи в адской гульбе?

 

Ты не спасла никого. Осторожно! –

В царство Его закрываются двери

Всем, кто любил Тебя так непреложно –

Нам и, увы, без сомненья – Тебе.

 

 

Я знаю – мы лежим

 

Я знаю день, когда Земля сойдёт с пути

И нас заткнёт за пояс чёрту,

Я знаю час, когда пространство отлетит

И приведёт Судьбу к аборту!

 

Я знаю миг, когда сойдёт с орбиты – нуль,

И воздух станет – сгусток грязи,

Как домик карточный, падут в его плену

Причинно-следственные связи!

 

Я знаю лик миров, упавших за корму.

Там мой девиз: «Китай – для русских!»

Смешон, как китч, и непонятен никому,

Где мы – закуска для закуски.

 

Цветки пожарных лестниц меркнут в том дыму,

Считай сезоны сна в рассрочку –

Там сонмы мёртвых лет под локти нас возьмут,

И Третий Рим сожмётся в точку!

 

И что с того, что в энной эре жили мы,

Сражались с Истиной достойно? –

Янтарной комнате недолго до тюрьмы,

Где мы лежим, утопши в войнах.

 

 

Кси, пси, фита, ижица…

 

Мы увидим, бросая параличный взгляд,

Обитаемый мир – под плитою надгробной.

Но какие костяшки у Бога болят,

Если жизнь во Вселенной – нежизнеспособна?

 

Беспокойная оледенелость, Земля,

Дом родной для случайностей, круговоротов! –

Ты считаешь до ста, но тебя – обнулят.

Нам с тобой не покажут дорогу – в обход и

 

Светофоры небесные испепелят

(Во спасенье дорога – бикфордова лента)…

Обречённая опламенелость, Земля,

Голограммы Вселенной кочующий центр! –

 

Атмосферы забрало лежит на полях,

Как сражённая тьмой допотопная падаль.

Герметичность Ковчега – не больше, чем кляп,

В корабле даже трещины дышат на ладан.

 

Жизнь, как крыса, бежит с твоего корабля –

В никуда, в небытьё, всем пустотам за ворот.

Невесомая окаменелость, Земля,

Никому дела нет до того, что бог – Ворон,

 

И слетаются стаи его ангелят,

Чтоб вкушать наши осоловевшие толпы,

Что Вселенная – это божественный ляп,

Что она – холодна и пуста, будто колба,

 

Никому дела нет, что потом, за чертой,

После ада – в пустынной и мёртвой Вселенной –

Никого, кто нашёл бы в ней наше гнездо,

Ничего, что могло быть столь быстрым и тленным,

 

И на дне её нет ничего – ни от нас,

Ни от тех, кто ещё, после нас, мог родиться,

Ни чего-то того, из чего бы – со дна

Удалось новой жизни возникнуть – в темнице.

 

 

Кощею…

 

Слоны, черепахи – не ищут опоры,

И рыбы не ищут живых – над собой,

И всё Мироздание прячется в нору,

Но – всё Мироздание спорит с тобой.

 

Крадут конец света божки по кусочкам,

Слоны, черепахи и рыбы – вразбег.

Душа мировая, изнанкою – точка,

Что нужно ещё от Вселенной – тебе?

 

Найдя себя в каждом мерцающем пазле

Последнего Дня, мироточа – толпой,

Пусть всё Мироздание пятится в ясли

И – всё Мирозданье воюет с тобой.

 

Истёрли в салат шестерёнки галактик

Слонов, черепах и – тем более – рыб,

И в каждой галактике, как катаракте

Небесной – твои умирают миры.

 

А в яслях бездонных находит удача –

Атлантов обглоданный хворост костей.

Твой трюк – убежать в Никуда – был прозрачен

Для всех, кто осел до тебя в пустоте.

 

Что тешиться счастьем «сбежавших» с Дома

И – Будущим Светлым в свинцовом гробу?

Душа мировая, изнанкою – кома,

Что нужно тебе от постигших судьбу?

 

 

Фиаско

 

Всем состарившимся детям индиго

 

Какая камерная блажь,

Конструктор суеты, химера блажи!.. –

Где раньше, робость, ты была

И где пила экстракт пропажи?

 

Как в бездну, падая в капкан,

Мы останавливаем ноги,

Где в полуметре – облака,

Где в полушаге – крах дороги,

 

Где Свет – уже рукой подать…

Заносим ноги над спасеньем,

Но замираем – Здесь, тогда,

Когда лишь миг – до Воскресенья,

 

Чтоб Белый Свет – не раздавить,

Как насекомое – случайно…

Должно быть, как глупы на вид

Мы здесь, в преддверьи Вечной Тайны!

 

Какой чудовищный пассаж

Всех нас, стареющих индиго –

Не вспыхнуть чудом в небесах,

А сажей стать на божьих ликах!

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.023621082305908 сек.