СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

ПАМЯТЬ СТРАСТОТЕРПЦА ДУЛЫ ЕГИПЕТСКОГО

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Актуально ПАМЯТЬ СТРАСТОТЕРПЦА ДУЛЫ ЕГИПЕТСКОГО

Ольга Камрыш

 

 

28.06.11. Сегодня день памяти Преподобного Дулы, страстотерпца египетского. В отличие от мучеников, страдавших за свидетельство веры во Христа, страстоте́рпцами  называются в Православной Церкви святые, которые претерпели страдания за исполнение Заповедей Божьих. При этом смиренно терпеть зло им нередко приходилось от самых близких и родных людей. Подвиг их заключался в непротивлении насилию,  и принятию всех невзгод как воздаяние за грехи. Страстотерпцами именует наша Церковь и святых мучеников Бориса и Глеба, и святого Димитрия Угличского, и царскую семью Романовых. Последний русский царь так и ушел в мир иной оболганным. Даже в наши дни находятся такие, которые продолжают поливать его грязью.

История с египетским монахом менее жестокая, хотя и произошла в более суровые времена. Жил он примерно в III-VI веках и был иноком одного из киновий Египта.  За свой незлобивый нрав и смиренное послушание Дула с самого начала стал для монахов объектом травли и насмешек. То ли из зависти, то ли из-за неверия в искренние добродетели нового инока, его невзлюбили некоторые из братии монастыря. В течение долгих 20 лет преподобный терпел оскорбления и злословия от тех, с кем жил бок о бок. Нелегко давался этот подвиг кротости. Бедный инок проводил большую часть времени в молитвенном уединении. Смиряя свой гнев и обиды, он достиг такой степени святости, что не только без гнева стал принимать издевательства, но и всем сердцем жалел своих обидчиков и молился за них.  

К концу земной жизни преподобного постигло новое испытание. Один инок, из числа братии, похитил и спрятал кое-что из церковной утвари. Игумен и старцы монастыря начали расследование. Недоброжелатели Дулы стали утверждать, что именно он и является вором, поскольку в тот день не появился на вечерней службе. Святого действительно не было на полуношнице по причине болезни. Было бесспорным, что совершил кражу кто-то из своих, а раз все улики падали на Дулу, он и оказался единственным подозреваемым. Преподобного привели к старцам, которые начали допрос с пристрастием. Святой инок был удивлен, с какой легкостью те, кто знали его столько лет, поверили в клевету. Он отрицал все обвинения. Но его враги стали утверждать, что были свидетелями этой кражи. Ни один из монахов не встал на защиту бедного старца. Видя, что эта ситуация нарушила покой и мир в монастыре, и понимая, что среди клеветников находится сам вор, страстотерпец решил смириться с обвинениями, надеясь, что это заставит мошенника признаться в своем грехе и тем самым сберечь свою душу. Преподобный Дула перестал спорить и промолвил: «Простите меня, отцы святые, я грешен». Все приняли это как признание в воровстве. Действительный же вор трусливо молчал. Допрос продолжился. Старца стали пытать, куда он спрятал украденное. Что на это мог сказать несчастный? Он только повторял: «У меня нет пропавших сосудов». Разгневанный игумен приказал снять с преподобного иноческие одежды и облечь в мирское платье. Горько зарыдав, святой Дула стал молиться: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, ради Твоего святого Имени я облекся в образ сей, но ныне, по грехам моим, он совлечен с меня». Долго допрашивали инока, а он лишь повторял: «Простите, согрешил я». Тогда «вора» предали на суд гражданским властям и подвергли страшным пыткам, чтобы добиться признания о местонахождении украденных церковных ценностей. Ноги забили в колоды, тело жгли углями, нещадно били, но всё бесполезно. Подсудимый произносил лишь одно: «У меня нет ни серебра, ни пропавших сосудов». Поскольку Дула был несветским человеком, городской епарх спросил монахов, что с ним делать, на что те ответили: «Сделай с ним  то, что повелевают законы». Воровство считалось страшным грехом, и наказание было суровым. Святой был приговорен к отсечению обеих рук. Невинный Дула сокрушался лишь о том, что не смог помочь вору раскаяться в своем грехе. Перед выполнением приговора правитель в последний раз обратился к преподобному: «Скажи нам, где сосуды, и ты освободишься от казни». Святой, понимая, что пришли последние часы его жизни, скорбно ответил: «Хочешь ли ты, правитель, чтоб я сказал то, что не делал? Не хочу лгать на себя, ибо всякая ложь от диавола». Безвинного страдальца повели на место казни. Только тогда, действительный виновник кражи почувствовал угрызения совести и пришел к игумену с раскаянием, прося остановить казнь.

Дулу тотчас освободили и привели обратно в монастырь. Монахи молили у него прощения. Но святой не только не злобился на них, но и благодарил, что ему дали возможность безвинным страданием изгладить совершенные им все жизненные прегрешения. Ведь то, что он не вор, было известно Тому, перед Кем мы всегда держим ответ за свою жизнь. А раз монахи ополчились против Дулы, значит, то ему вменяется наказанием за другие грехи. Именно так рассуждал кроткий старец и просил Господа простить его и своих обидчиков.  

Через три дня после этой трогательной сцены его нашли в келье мертвым: он покинул этот мир, когда молился, стоя на коленях.  Погребение было отложено до прихода игумена и братии соседней лавры, а тело святого оставили в соборе под замком. Когда же собравшиеся на погребение вошли в храм, то нашли лишь одежду Дулы. Господь забрал к себе праведного старца. Люди, столько лет жившие рядом с Дулой и с такой легкостью поверившие в его непорядочность, оказались недостойными проводить святого в последний путь.

Сегодня стало этической нормой где-то схитрить, где-то умолчать, а потому мы перестали доверять людям. Обманывают политики и чиновники, на работе и на приеме у врача, в магазинах и на экранах телевизоров. Мы даже обманываем своих близких, самых родных нам людей. А уж если есть возможность где-то что-то получить «на халяву», здесь даже не обсуждается – надо брать. Когда же мы сталкиваемся с честным человеком, то начинаем дружно удивляться – оказывается, не перевелись еще таковые. Конечно, не перевелись, и их не мало. Своим же недоверием и подозрительностью, мы утверждаем негласный закон о том, что ложь и мошенничество – норма. К тому же, не лучше ли обратиться на себя – ведь, если я не доверяю людям, значит, сам не искренен.

 

 

15 июня (28 июня ): Прор. Амоса (VIII до Р.Х.). Свт. Ионы, митр. Московского, всея России чудотворца (1461). Сщмч. Амоса пресвитера (1919). Мчч. Вита, Модеста и Крискентии питательницы (ок. 303). Мч. Дулы Киликийского (ок. 305-313). Иеронима Блаженного,Стридонского (419-420). Августина Блаженного, еп. Иппонийского (430). Перенесение мощей прп. Феодора Сикеота, еп. Анастасиупольского (ок. IX). Мч. Лазаря, блгв. кн. Сербского (1389). Свт. Ефрема II, патриарха Сербского (после 1399). Обретение мощей прмчч. Григория и Кассиана Авнежских (1524). Прп. Дулы страстотерпца, Египетского (III – VI).

 
Комментарии
Дмитрий Нечаенко
2011/07/15, 12:16:49
Замечательная и поучительная публикация, Ольга. Спасибо. Многие из нас, неофитов христианства, кичатся своей "истинной" верой и тем, что пришли всё-таки за правдой ко Христу, а не к "колену Иудину", исповедующему человеконенавистнический Талмуд. Но как же мы в своём "неофитстве" подчас самонадеянны и глупы! Сколько ещё не знаем мы о горькой и кровавой истории нашей веры, наших мучеников и страстотерпцев.... Спасибо за науку!
Сергий
2011/06/28, 20:11:40
Гонимые и гонители... Емко, поучительно. Пристальный взгляд через житие святого из прошлого в настоящее. Многое ли изменилось в человеческих взаимоотношениях спустя столетия? Увы...
"Своим же недоверием и подозрительностью, мы утверждаем негласный закон о том, что ложь и мошенничество – норма. К тому же, не лучше ли обратиться на себя – ведь, если я не доверяю людям, значит, сам не искренен".
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.021061182022095 сек.