СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

ДЕЛО ПАХНЕТ ШОВИНИЗМОМ…

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Актуально ДЕЛО ПАХНЕТ ШОВИНИЗМОМ…

Б. МарианБорис Мариан

 

 

Борис Мариан - советский, молдавский поэт, член писательских союзов России и Молдовы, член ССП с 1973 г.

 

 

27.06.11. В конце минувшего года в Москве вышла отлично изданная книга  с загадочно-многообещающим названием – «Берега России» (Антология писателей русского зарубежья). Руководителем проекта заявлен М.А.Замшев (он же автор предисловия), редактором и составителем – И.Ю.Голубничий (он же автор послесловия).

 

За дефицитом времени опускаю полагающиеся в подобных случаях комплименты и благодарности, ограничившись замечанием, что книга полезна и необходима, поскольку весьма познавательна и географически широкоохватна (от Австралии до Австрии), и сразу перехожу к тому, что в рецензиях обычно следует после слова однако

Однако в отношении Республики Молдова незнакомый мне господин Замшев и давний знакомец, я бы сказал даже, уважаемый товарищ по перу, секретарь Правления СПР   Иван   Голубничий  совершили преступное деяние, которое  иначе как литературно-политической провокацией я не могу квалифицировать. И вот почему: в данной антологии,  где под одной крышей собраны русскоязычные литераторы одиннадцати стран, Молдова представлена одним единственным прозаиком Георгием Каюровым (рассказ «Макарова семья»), тогда как ее пятая часть, а именно сепаратистское Приднестровье (никем не признанное в мире государственное образование под названием ПМР) представлено аж 17-тью литераторами (в основном,  пиитами), что составляет, между прочим, 70% авторского состава. Это несоизмеримо больше, нежели было допущено от каждой из остальных стран (даже огромная Россия  скромно представлена шестью писателями, а вся литературная Франция – одним). Такой гигантский перекос есть верх неприличия по отношению к литературам других стран. Что же касается фактически отсутствующей в антологии русскоязычной литературы Молдовы, начало которой положил сам Пушкин (ныне это не менее ста литераторов, два писательских объединения, три толстых русскоязычных литературных журнала и по 15-20 книг прозы и поэзии ежегодно), то я уже дал определение данной акции в первых строках моей заметки. Добавлю к сказанному: этот не просто провокация, но и открытый вызов официальной России, поддерживающей суверенитет и территориальную целостность Молдовы, не говоря уже о демонстрации презрения к руководству РМ. Дескать, вы не признаете ПМР, а мы вот утверждаем ее державность через предоставление ей литературного  суверенитета (а я бы уточнил – литературного сепаратизма).

Считаю, что таким образом издатели упомянутой антологии плюнули в лицо русским писателям Республики Молдова: старейшему поэту и публицисту Николаю Савостину, лауреату Премии имени князя Юрия Долгорукого, нередко издающемуся в Москве и в родной Сибири, поэту Александру Миляху, также лично известному  в Российской Федерации и отмеченному там несколькими литературными премиями, проникновенно лиричному поэту-москвичу Юрию Павлову, давно переселившемуся в Кишинев и издавшему здесь десяток прекрасных стихотворных сборников, известному прозаику и публицисту Лидии Латьевой, а также крепко утвердившимся в русскоязычной литературе поэтессам Олесе Рудягиной, Алле Коркиной, Валентине Костишар, организовавшим в молдавской столице профессиональное обучение молодых литераторов, да и автору этих строк – двуязычному писателю и переводчику, члену Союза писателей Молдовы и России, лауреату Национальной премии в области публицистики, которому в лютые годы разгула румынского национализма приходилось защищать  имя и честь Пушкина от местных Дантесов. Не нашлось места в «Берегах России» и многим другим, более молодым талантливым бессарабским литераторам. Как видно, нас вытеснили те 17 литературных казаков и казачек (кстати, лишь трое из них уроженцы Приднестровья), которых составители отобрали, судя по стихам, по признаку русско-приднестровского показного патриотизма.

Я вовсе не против того, чтобы Москва, Кишинев и любые другие столицы печатали приднестровских литераторов, но против того, чтобы их использовали скопом в политических играх, как в данном случае, закрывая глаза на явную художественную беспомощность творимых ими опусов. Например, на такие альбомные стишки: Не ради славы и карьеры/

Берем в поэзии барьеры/ И в нашем городе Бендеры/ Мы как Овидии, Гомеры… (А.Козбинов). Есть в этом же стихотворении примечательная строчка: От скромной гордости шалея, которую можно было бы выставить эпиграфом ко всей приднестровской подборке.

 

Увы, большинство из представленных поэтов по мастерству своему не поднимается выше провинциально-районного уровня. Однако представив эту литературную лилипутию как великую литературную державу, издатели сильно снизили художественную ценность антологии в целом. Потому что подчинили критерии талантливости и профессиональной чести собственной  политической философии, сильно попахивающей великодержавным шовинизмом. К сожалению, в современной России есть такая прослойка творческой интеллигенции, которая хотя и не берет в руки дубинку, чтобы избивать «инородцев», но философски обосновывает необходимость такой акции, пробуждая в массах и в политиках захватнические инстинкты. Да ведь г-н Замшев в своем предисловии к  «Берегам» и не скрывает этой имперской философии: «Очень крупно в книге представлено Приднестровье – подлинная колыбель русского духа, наш первый форпост перед Западом»,- пишет он. Во как загнул,– мол, русский дух, мол, здесь Русью пахнет! Не возвращать же такую землю молдаванам! Именно это и проповедуют приднестровские идеологи и руководители, пугая Россию потерей днестровского форпоста. А я, да будет вам известно, тоже приднестровец, причем коренной – мои деды–прапрадеды  здесь родились и жили. И ни от них, ни от кого другого я в жизни не слыхал про «колыбель русского духа»  в этих местах. Сказали бы украинского – это еще куда ни шло. Молдаване жили здесь испокон века рядом с украинцами. Да и современная статистика подтверждает: русских в ПМР не более 20, молдаван – 40, украинцев – примерно 35 процентов. На самом-то деле во все советские годы  Приднестровье в плановом прядке заселялось военными пенсионерами – вот откуда здешний русский дух милитаристского пошиба.

Итак, идеологически почва подготовлена, в том числе упомянутой  важной публикацией, шовинистам остается лишь направить события по северо-осетинскому либо абхазскому сценарию, с тем чтобы Россия признала Приднестровье как самостийное государство и устроилась на днестровском берегу с удочкой и со всей своей военной машиной на вечные времена…

Теперь,  я надеюсь, читатель поймет, зачем господам Голубничему и Замшеву понадобилась эта неприличная акция литературного сепаратизма  и унижения русскоязычных писателей Молдовы.

 

 
Комментарии
Андрей
2011/06/29, 15:02:26
"Теперь, я надеюсь, читатель поймет, зачем господам Голубничему и Замшеву понадобилась эта неприличная акция литературного сепаратизма и унижения русскоязычных писателей Молдовы".
А вот цитата из «Горе от ума» А. С. Грибоедова:
"Чацкий Да из чего, скажи, беснуетесь вы столько?
Репетилов Шумим, братец, шумим...".
Книга - для литературных междусобойчиков, а не для массового читателя. Поэтому обиженные при том или ином раскладе всегда были и будут. А читатель... читатель скорее всего просто не узнает о выходе этой и подобных книг.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0040979385375977 сек.