СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№27 Михаил ДМИТРУК (Россия, Москва) Испытание радиацией

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша история №27 Михаил ДМИТРУК (Россия, Москва) Испытание радиацией

Михаил Дмитрук - писатель, публицист, сотрудник журнала "Природа и человек XXI век".

 

 

Испытание радиациейИспытание радиацией

 

Через двадцать лет после взрыва реактора, в 2006 году на Украине был учреждён День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции – 14 декабря (в этот день в 1986 году в центральных изданиях было опубликовано сообщение о том, что завершено строительство «саркофага» над разрушенным энергоблоком). А 26 апреля (когда произошла трагедия в Чернобыле) отмечается Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф, учрежденный Генеральной Ассамблеей ООН в 2003 году.

 

Ликвидаторы поневоле

 

Но обе эти даты могут отмечать очень многие, потому что живут на земле, где уровень радиации значительно превышает предельно допустимые нормы в результате Чернобыльской и трёх Челябинских катастроф, сотен атомных взрывов в атмосфере и огромного количества неизвестных выбросов, устроенных на территории СССР. Миллионы людей невольно стали ликвидаторами последствий атомных катастроф, потому что были вынуждены как-то бороться с заражением их земли радионуклидами. Они похоронили своих родственников, ставших жертвами «мирного атома», умерших раньше времени от недугов, вызванных облучением, - рака крови и болезней сердца. А сами остались живы только потому, что имеют здоровую наследственность (заслуга благочестивых предков) или ведут правильный образ жизни. Свою наследственность мы изменить не можем, а образ жизни просто обязаны изменить, – если хотим охранить здоровье себе и своим потомкам. Но в какую сторону изменять? Чтобы ответить на этот вопрос, надо вернуться к истокам трагедии.

Почти четверть века минуло после катастрофы в Чернобыле, но до сих пор мало кто знает, что там произошло, а главное – как вести себя в новых условиях, в которых оказалась половина Европы, посыпанная чернобыльскими радионуклидами. А без этих знаний невозможна жизнь будущих поколений, потому что атомный «эксперимент» рассчитан надолго.

Основных чернобыльских загрязнителей - стронция-90 и цезия-137 - станет меньше наполовину только через 30 лет после их выброса, плутония-238 - через 90 лет, и так далее. На родине моих предков, где заканчивается река Жиздра, текущая из Брянской области, в первые годы после катастрофы радиация была такая, что зашкаливало измерительные приборы пролетавших над этими местами самолётов. И те, кто выжил в тех условиях, не потерял здоровье и не спился, рассказали мне немало полезного. Много лет я изучал изобретенные этими умельцами методы выживания на отравленной земле, тщательно проверял их на себе. И сейчас имею право поделиться опытом с читателями.  

Чтобы встать на верный путь, мы должны, прежде всего, узнать главную причину  Чернобыльской катастрофы. Она тщательно скрывалась от широких масс и только недавно о ней узнали православные журналисты журналисты и кинематографисты. Оказалось, что эта первопричина лежит в духовной области.

 

Шабаш атомщиков

 

В 2009 году на Международном фестивале экологических фильмов «Золотой витязь» получила главную награду - Золотую медаль имени Сергея Бондарчука - руководитель киностудии «Леннаучфильм» Валентина Ивановна Гуркаленко. Она сняла потрясающую ленту о Чернобыле, где показала, кто привел к катастрофе на атомной электростанции. 

«Для меня лично это был шоковый фильм, - рассказал в беседе с моим другом - московским журналистом Владимиром Филипповичем Смыком народный артист России Николай Петрович Бурляев, создатель и бессменный руководитель «Золотого витязя». - Там есть документальные кадры, запечатлевшие корпоративный шабаш учёных-атомщиков. Мы видим на экране парад-алле, шествие по стадиону атомщиков, разряженных в чертей, ведьм на помеле и прочей нечистой силы. В огромном котле, под которым как бы горит огонь, восседает главный «атомный бес» — полуголый академик с рогами. Котел тащат бесенята помельче, видать, младшие научные сотрудники, за ними аспирантки-ведьмы. И над всеми высится огромнейший транспарант: «Чёрт с нами!»

Шествию нечистой силы аплодирует академик Александров, олицетворявший в то время всю полноту ответственности за «мирный атом», но не предусмотревший элементарной защиты реакторов двух десятков атомных электростанций, понастроенных по всей стране на водах наших самых чистых рек.

А через несколько дней, после этого безумного корпоративного веселья происходит взрыв на Чернобыльской АЭС...».

До какой степени духовного одичания надо было дойти деятелям советской науки, чтобы устроить это дьявольское шоу! Они не верили в существование нечистой силы и высмеивали её в своём костюмированном представлении. Лихо перевоплощались в самых отвратительных обитателей инфернального мира, призывали бесов на помощь, братались с ними,  вселяли их в свои души. По сути, атомщики совершали магическое действо, «прорубали окно» в преисподнюю.

Вот как объяснил мне это сотрудник Миссионерского отдела Московского Патриархата протоиерей Сергий Попов:   

«Актёрство, само по себе, является некой такой медиумической деятельностью, когда человеку нужно вживаться в чужую роль, в чужую жизнь. Элементы такой игры бывают в жизни каждого человека, и в них нет ничего страшного, но если ты вживаешься в некую инфернальную область, где присутствует, я извиняюсь, бес или вампир, то наверняка призываешь эти силы на свою душу. И они наверняка действуют.».

Незнание духовных законов не освобождало атомщиков от ответственности. Расплата за это невежество была просто чудовищной: силы ада, приглашённые учёными, явились в Чернобыле…

Не подумайте, что речь идёт о неких метафорах, художественных образах. Насколько одержимыми были советские атомщики, можно судить по их руководителю – Президенту АН СССР Анатолию Петровичу Александрову, который рукоплескал костюмированному шествию бесов. Одна из его учениц – доктор физико-математических наук – со слезами рассказывала мне, как этот академик, руководивший её проектом, заставил её… в несколько раз уменьшить толщину бетонной «подушки» под атомным реактором, оправдывая своё решение брежневским лозунгом «экономика должна быть экономной». Эта «экономия» привела к тому, что во время аварии в Чернобыле атомная начинка прожгла тонкий слой бетона и протекла в нижнее помещение – получилась так называемая «слоновая нога», для охлаждения и обезвреживания которой потребовались колоссальные средства. А весь ущерб от Чернобыльской катастрофы трудно даже вообразить. Четверть века пол-Европы борется с её последствиями, на это уже потрачено в миллиарды раз больше средств, чем было сэкономлено на пресловутой «подушке».

Академик Александров лукаво уверял нас, что в результате Чернобыльской катастрофы погибло «всего» несколько человек. Но это были работники станции, которые умерли на глазах у всего мира. А сколько потом умерло неизвестными из 600 тысяч человек, участвовавших в ликвидации последствий катастрофы, из миллионов людей, живших на земле, которую заразили радионуклидами? Вот какой «экономной» оказалась советская экономика.

Я бы мог ещё долго рассказывать о «шалостях» советских атомщиков. Но думаю, что приведённых примеров достаточно для осознания главной причины атомных катастроф в России: вопиющие невежество в духовной области, воинствующее безбожие, «шутливое»  заигрывание с нечистой силой сделали учёных, конструкторов, инженеров поврежденными, одержимыми, не способными контролировать себя, давать отчёт в своих поступках. Это привело к чудовищным ошибкам в проектировании, строительстве и эксплуатации атомных станций, за которые будет сотни лет расплачиваться весь мир.

Но взрыв в Чернобыле был подобен звону набатного колокола, который пробудил уснувшую совесть атомщиков. При виде сотворённого ими бедствия, моря народного горя началось массовое покаяние учёных, инженеров, менеджеров, их обращение в православную веру, воцерковление. Ещё недавно это невозможно было даже вообразить: учёные мужи стали ходить в церковь, исповедоваться и причащаться, вести православный образ жизни. И жертвовать большие суммы на возрождение церквей.

 

Покаяние

 

Мне посчастливилось побывать в нескольких поездках с руководителем «Росэнергоатома» Эриком Николаевичем Поздышевым (ныне – главный инспектор этого концерна, объединяющего атомных энергетиков России) и экономом Троице-Сергиевой лавры архимандритом Георгием (ныне – архиепископ Нижегородский и Арзамасский). И с великим удивлением я узнал, что на собранные «Росэнергоатомом» средства была реставрирована колокольня лавры, отлиты и установлены не ней новые колокола (старые сбросили и разбили безбожники на заре советской власти), Стефано-Махришский женский монастырь за несколько лет из руин превратился в прекрасный монастырский комплекс, восстанавливаются храмы города атомщиков Сарова, где в XIX подвизался преподобный Серафим. Во многом благодаря помощи «Росэнергоатома» стало возможным великое торжество – возвращение мощей преподобного в Дивеевский монастырь в 2001 году.

Вызывало умиление то, что руководители автономных мусульманских республик, когда к ним приезжал Эрик Поздышев, в первую очередь везли его не на атомную станцию, а в  открытый недавно или отреставрированный православный храм. Они хорошо знали: от того, как в их республике относятся к Православию, будет зависеть успех переговоров с «Росэнергоатомом» о расконсервировании атомной станции, остановленной после Чернобыля по требованию зелёных, без которой у них катастрофически не хватает энергии. Поражало то, что делегация атомщиков в полном составе ходила молиться в местные храмы.  

Признаться, до знакомства с Эриком Николаевичем я представлял себе российских атомщиков чуть ли не исчадиями ада, похожими на тех персонажей, которые веселились на корпоративном шабаше незадолго до Чернобыльской катастрофы. А тут увидел православного подвижника в лице… руководителя «Росэнергоатома». И ему старались подражать подчинённые. Больше всего меня поразили их восторженные рассказы об Эрике Поздышеве.

Он был первым директором Чернобыльской АЭС после того, как на ней произошла катастрофа и сел в тюрьму её бывший директор. Руководители атомной отрасли, зная склонность Эрика Николаевича к самопожертвованию, строго наказали ему постоянно носить с собой дозиметр, который отмечал бы полученную им дозу радиации. И если она, не дай Бог, превысит максимально допустимые 50 рентген (за два года), то он положит на стол свой партбилет… Так вот, неисправимый Поздышев, прибыв на станцию, засунул свой индивидуальный дозиметр в бронированный сейф, куда почти не проникала радиация. И за годы ликвидации последствий аварии он изъездил, исходил, исползал всю заражённую опасную зону, самые опасные её места. Полученная им доза наверняка превышала предельно допустимую во много раз, потому что даже в бронированном сейфе показания дозиметра в конце его работы на станции приближались к отметке 50.

И рядом с ним было много таких героев, жертвовавших собой ради спасения миллионов людей (на разрушенном реакторе мог произойти не тепловой, а ядерный взрыв эквивалентный сотням Хиросим, который превратил бы в атомную пустыню пол-Европы). Потом некоторые из них заслуженно заняли руководящие должности в «Росэнергоатоме». И они рассказывали мне, какой образ жизни ведёт их любимый руководитель.

Эрик Поздышев вставал в три часа и старательно вычитывал все молитвы «утреннего правила». Потом выходил на улицу, делал гимнастическую зарядку и пробегал несколько километров. Затем обливание в душе, лёгкий завтрак – и в семь часов он уже был в концерне. А с работы он обычно уезжал… после 22. Дома общался с семьёй, читал, писал и молился далеко за полночь. И было непонятно, когда он спит. Прибавьте сюда соблюдение православных постов, частое посещение храмов, участие в таинствах… Узнав о его подвигах, медики удивлялись, как он вообще жив до сих пор. А он был не только жив, но и здоров душой и телом. И заражал своей энергией, жизнерадостностью и оптимизмом окружающих его людей.

 

Спасительность Православия

 

Вот тут мы и подошли к самому главному. Проверив на себе многие способы выживания моих земляков: употребление привозных, незаражённых продуктов питания, выпаривание радиоактивных «шлаков» в бане, вымывание их водкой и тому подобное – я убедился, что они дают лишь временный положительный эффект. И каждый раз на его получение надо тратить всё больше сил. Постепенно радиация разрушает организм, травмирует душу и грозит человеку мучительной смертью. И я понимал, что мои земляки никак не могут найти главного инструмента своего спасения, который дал бы им не отсрочку гибели, а победу над радиацией.

А когда познакомился с Эриком Николаевичем Поздышевым и его последователями, увидел, что такой инструмент найден. Это оружие спасения всегда было рядом с нами, только мы не видели его духовными очами, замутнёнными грехами. Святая вера Православная, веками спасавшая наших предков, спасает и сейчас, в совершенно новых условиях. Оказалось, что пост, молитва, воздержание, бдение, борьба с помыслами от врага всеваемыми, душеполезное чтение - весь православный образ жизни надёжно ограждает человека от разрушительного действия радиации, химии, отравленной информации и прочих «достижений» научно-технического прогресса. Давая людям эти средства для спасения, Бог видел на тысячи лет вперёд, как они им понадобятся.

Ярким примером спасительности Православия стала жизнь в радиоактивной зоне украинского иеромонаха Дионисия, интервью с которым лет десять назад опубликовал в журнале «Русский Дом» писатель Алексей Пряшников.          

Этого писателя (и его читателей) просто потрясло откровение высокого человека в тёмной монашеской одежде с бледным, одухотворенным лицом, которого Алексей встретил на земле моих предков, в Оптиной Пустыни. Он рассказал, что проходит послушание в Белой Руси, в Чернобыльской зоне, с самого начала, когда она стала - зоной. Служит в церкви святителя Николая, в древнем городе Брагине.

- Люди были очень напуганы катастрофой, - продолжал священник. - Они понимали одно: здесь находиться нельзя никому. А я им говорил, что надо жить с Богом, что тогда всё можно победить. Это вызывало удивление и возмущение. Как так?! На что можно здесь рассчитывать?! А еще священнослужитель...

Теперь, когда прошли годы, те люди, которые возвращаются, вспоминают мои слова.

Отец Дионисий рассказал, что люди возвращаются из Средней Азии, Казахстана, Азербайджана и со слезами рассказывают, что они там были никому не нужны и многие умерли от горя на чужбине. А оставшиеся на этом свете узнали, что на Родине их земляки живы и здоровы, зовут их вернуться… в Чернобыльскую зону. И беженцы решили убедиться в этом чуде. 

Они приезжают на Родину со слезами. Жалеют, что выехали. Благодарят Бога и земляков за то, что те остались и сохранили родной город, родную землю. Они со слезами целуют её.

Город Брагин находится в тридцати пяти километрах от реактора, недалеко от Чернобыльской зоны. Отец Дионисий часто бывает в сопровождении военных и в самой зоне.

- У нас идёт брань видимая и невидимая: дьявольская и атомная, - объяснял он. - Здесь люди только и держатся верой, Таинствами, богослужением. Ведь у каждого должна быть надежда, опора, чтобы бороться, противостоять. Опора одна - Господь наш Иисус Христос. Господь попустил. Значит, нужно все это победить. Испытание Богом даётся ведь по силам.

 

Безбожники удивляются

 

Пессимистам могут показаться кощунственными последние слова по отношению к чернобыльцам. Мол, никаких сил не хватит для постоянного питания радиоактивными продуктами. Но в том-то и чудо, что у православных эти продукты становятся… нерадиактивными! Это вызывало великое изумление у специалистов, проверявших своими датчиками местную пищу. 

- Экспедиций было много, - говорил с улыбкой отец Дионисий. - Замерят приборами продукты, есть завышение по радиации - совершим молебен, освятим те же продукты крещенской водой, и радиация исчезает… Я все годы питался от той земли. И в ту запретную зону постоянно ходил. И все мои прихожане от той земли питались. В зоне я и глухарей встречал, и кабанов. Рыбу кушал оттуда. Когда возвращался из зоны, прихожане спрашивали: "Батюшка, почему ты такой веселый?" Я отвечал: "На рыбалку сходил". Поверьте, я не юродствовал…

В Минске профессора брали у него кровь на анализы. А потом спрашивали: "Батюшка, а почему у вас все такое - нормальное?" Он отвечал: "Господь со мной". Да, болел, но его недуги были не от радиации, а от перенапряжения. Великие труды нёс отец Дионисий.

А главное, что победить радиацию оказалось по силам не только священнику, но и его прихожанам.

- Приходят молодые, просят: батюшка, благословите, и я их венчаю. Женщины в положении почаще причащаются. И деточки здоровенькие рождаются у тех, кто в церковь ходит, с Богом живет.

У них часто бывали молебны, акафисты. Люди исповедовались, причащались Тела и Крови Христовой. И когда иных потом врачи проверяли, то просто своим глазам не верили. К примеру, у маленького Володи ножки отказывали и было много других болезней. Но  мама стала часто приводить его в церковь. Батюшка его исповедовал, причащал. И мальчик выздоровел. Восстановились выпавшие волосы. Щитовидка пришла в норму. Ходить стал нормально. Все прихожане этому радовались. А врачи удивлялись.

- И теперь мы уже не боимся никаких последствий, - радостно говорит отец Дионисий. - Мы победили - радуемся, благодарим Господа Бога.

…Подвиг иеромонаха и его духовных чад просто потрясает. Ведь они доказали на практике, что можно снять радиацию с отравленных продуктов питания. Наука до сих пор не может понять, что при этом происходит: то ли распадаются радиоактивные изотопы и превращаются в нейтральные, то ли освящённая пища обретает  защитное поле с нейтрализующим излучением. В любом случае она становится не вредной для человека. А православным и не нужны научные объяснения, они верят Богу, который передал им через своих служителей спасительные знания.

Но самое потрясающее, что намоленные места бывают… свободны от радиации. Отец Дионисий бывал в сопровождении военных в храме Архистратига Михаила  в четырех километрах от чернобыльских реакторов. Они измерили уровень радиации в разных местах и в изумлении сказали священнику: "Батюшка, за оградой этого храма прибор зашкаливает, а внутри ограды и в самом храме ничего нет - чисто". Потом с их  слов об этом чуде рассказали многие газеты. Для тех, кто не верил в него, журналисты привели в подтверждение сообщения исследователей, которые измеряли уровни радиации в Киево-Печерской лавре. Оказалось, что рядом с мощами святых они очень низкие, а в проходах, где бывают тысячи туристов, эти уровни выше нормы.

 

Отзовитесь, победители!

 

А я нисколько не сомневаюсь в рассказе иеромонаха Дионисия, потому что нечто подобно происходит и на земле моих предков. В древнем селе Ильинское Перемышльского района Калужской области, где когда-то зашкаливало дозиметры военных, сейчас уровень радиации не превышает нормы. От многих соседних деревень остались одни названия, жителей там уже нет, а это село – расширяется и отстраивается, как будто не платили здесь «гробовых» ещё совсем недавно. А объясняется это чудо тем, что на месте разрушенного большевиками монастыря несколько лет назад удалось восстановить центральный храм. Там регулярно идут богослужения, совершаются Таинства. Батюшки и прихожане совершают крестные ходы, освящая землю и, как потом выяснилось, снимая радиацию. Те, кто постоянно ходит в храм, молится дома, постится, выполняет другие заповеди, живут здесь в добром здравии до глубокой старости. А безбожники уподобились… коровам и козам, которые после Чернобыльской катастрофы умирали в Ильинском от лейкемии, потому что поедали радиоактивную траву. Эти животные не могли помолиться, чтобы защитить себя от радиации.

Таким образом, происходил «сверхъестественный отбор», в результате которого неверующие (большей частью молодые) оказались на кладбище, а верующие, от младенцев до стариков, живут здоровой счастливой жизнью.         

- Чернобыльское испытание сплотило нас, как в войну, и победили с Господом Богом, - вдохновенно сказал в завершение отец Дионисий.

Его слова относятся и к тысячам других православных, которые прошли радиоактивное испытание во многих регионах России, Белоруссии и Украины. Я желаю этой победы и нашим читателям.

Еще десять лет, рассказывая об опыте своего прихода, отец Дионисий поделился с писателем заветной мечтой: он монах и на склоне лет ищет уединения. Лучшим местом для этого ему представляется… храм Архистратига Михаила недалеко от Чернобыля. Радиация в окрестностях просто бешеная, она лучше любых охранников оградит церковь от докучливых посетителей. Он хотел сохранить для потомков этот намоленный храм, где внутри церковной ограды нет смертоносного излучения, - наглядное подтверждение истинности и спасительности Православия, способного победить радиацию, против которой бессильны безбожники.

…Где Вы сейчас, отец Дионисий? Где Вы, его ученики и единомышленники? Если, по милости Божией, Вам попадётся на глаза эта моя публикация, то отзовитесь. Ради любви к ближним, которую нам заповедал Господь Иисус Христос, выйдите на связь и расскажите нашим читателям о продолжении Вашего опыта. Он поможет выжить в испытании радиацией и спасти свои души многим тысячам людей. Пусть они подражают Вам, познают на опыте спасительность Православия.

 

 
Комментарии
Виктор
2011/06/29, 21:18:14
"- Приходят молодые, просят: батюшка, благословите, и я их венчаю. Женщины в положении почаще причащаются. И деточки здоровенькие рождаются у тех, кто в церковь ходит, с Богом живет..."
СЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ!
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.022457838058472 сек.