СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№25 Александр ШУРИНОВ (Россия, Москва) Опередившие время. Император Павел I и механик Кулибин. К 210-летию гибели императора Павла I

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша история №25 Александр ШУРИНОВ (Россия, Москва) Опередившие время. Император Павел I и механик Кулибин. К 210-летию гибели императора Павла I

Александр Шуринов - Член-корреспондент Петровской Академии, член Совета РОО «Бородино-2012

 

 

Император Павел I. (худ. С. Щукин)Опередившие время. Император Павел I и механик  Кулибин. К 210-летию гибели императора Павла I

 

Сегодня историческая наука достаточно открыла короткую, но сложную эпоху правления Павла I, чтобы несколько скорректировать многочисленные претензии к нему современников. Год назад на телеканале «Звезда» была показана передача «Искатель», в которой ведущий - Заслуженный артист России,   режиссёр и писатель, Вице-президент Петровской Академии наук и искусств Валерий Александрович Иванов-Таганский, с исследователями историками-архивистами сняли с Павла Петровича обвинение в преследовании доверенного лица Екатерины II графа Александра Андреевича Безбородко (1746-1799, светлейший князь, канцлер Россиийской Империи), который по установившемуся мнению  имел на руках её завещание, согласно которому  она, якобы, отказывала Павлу I  в наследовании Российского престола. Выяснилась полная несостоятельность такого умозаключения. Добросовестные историки подтвердили  и подчеркнули рыцарский характер императора и нашли причины ранней смерти графа, которую прежде приписывали действиям Павла I.

Однако, далеко не все коллизии периода правления Павла I сегодня ясны и понятны. Иные анекдоты про царствование Павла I остаются живучими и по сей день. Это касается, в частности, истории с неудачным спуском на воду 130-пушечного корабля «Благодать» 1 августа 1800 года. В кругах современников, настроенных  враждебно по отношению к императору Павлу I, на этот эпизод отреагировали следующим образом:

 

«Всё противится уроду,

И «Благодать»*  не лезет в воду» (1).

 

«Благодать»—русский перевод древнееврейского имени Анна(Ханна), её же имя красовалось на знаменах гвардии. Название кораблю дал Е.И.В. Павел I в честь своей «дамы сердца» — Анны Петровны Лопухиной.

 

Что же случилось на Адмиралтейской верфи в действительности? 

Как отмечается в материалах исследования жизни и деятельности замечательного русского механика-изобретателя Ивана Петровича Кулибина (1735-1818), которые были проведены историками В.Н. Пипуныровым и Н.М. Раскиным и опубликованы в их труде в 1986 году(2), при спуске на воду таких кораблей часто происходили аварии.

Иван Петрович Кулибин обратил на это печальное обстоятельство своё «изобретательское» внимание. Вот как пишут исследователи об этом периоде работы Кулибина: «В 1800 г. Кулибин, часто бывая в главном здании Академии наук, заинтересовался постройкой и спуском на воду военных кораблей на Адмиралтейской верфи. Эта верфь находилась на левом берегу Б. Невы, напротив здания Академии наук. Поводом к изучению этого вопроса послужили довольно частые аварии кораблей при их спусках со стапелей на воду» (2, с.142).

Как известно из архивных источников, в начале мая 1800 года планировалось спустить на воду три военных корабля: два 75-пушечных корабля «Зачатие Святой Анны» и «Архистратиг Михаил» и 130-пушечный корабль «Благодать».

Однако, 2 мая 1800 года при спуске двух 75-пушечных кораблей «Зачатие Святой Анны» и «Архистратиг Михаил» случились неприятности. С кораблём «Архистратиг Михаил» случился очередной казус – корабль остановился и застыл в стапеле. Была явная опасность его опрокидывания и разрушения корпуса. К счастью, принятыми аварийными мерами корабль удалось удержать. Через три дня, то есть, 5 мая корабль удалось всё-таки спустить на воду. Обошлось без видимых разрушений. Но спуск более тяжёлого 130-пушечного корабля «Благодать» было решено перенести на конец лета. 

 Именно в этой связи появились шуточные стишки неизвестного автора, распространяемые в Петербурге:

 

 

«Анна  -

         сошла плавно,

Михаил -

           шёл, да зацепил,

А Благодать -

                      велела подождать».

  

Иван Петрович Кулибин интересовался техникой спуска кораблей на воду с адмиралтейских стапелей многие годы. Его рабочий кабинет в Академии наук смотрел окнами на Адмиралтейство и он наблюдал все проблемы спуска, так сказать, воочию. Обладая пытливым умом, он определил причины того, почему корабль, сдвинутый с места, при дальнейшем движении нередко останавливался и разработал проект организации спуска, предупреждавший аварии. События при спуске «Архистратига Михаила» 2-го мая ускорили его расчёты и подачу предложения с чертежом и описанием. 13 мая 1800 года, как свидетельствует приписка Кулибина на копии описания чертежа приспособлений для спуска кораблей, этот документ был подан адмиралу Г.Г. Кушелеву, который тогда был вице-президентом Адмиралтейств-коллегии. Суть предложения Кулибина  сводилась к  улучшению действий спускового устройства и сохранению возможности помогать движению корабля во всё время его продвижения по стапелю. Однако, предложение изобретателя не было вовремя рассмотрено и учтено, и спуск кораблей на воду продолжался по-старому. Очевидно, адмиралы полагали, что самоучка механик Кулибин никак не может сравниться в знаниях с нанятыми на службу в Российский флот английскими и голландскими специалистами. В результате при спуске самого крупного на тот момент российского корабля «Благодать» 1 августа 1800г. произошла очередная авария.

Корабль застрял на стапеле и никакими средствами не мог быть сдвинут в воду Невы. Судну грозило опрокидывание и поломка корпуса. На торжественной церемонии спуска присутствовал император Павел I, который был крайне возмущён головотяпством корабельщиков. Он обругал всех участников спуска, пригрозил Сибирью и в гневе уехал. При этом, как свидетельствует молва, за ботфорт его сапога кто-то умудрился засунуть пасквильные стихи, указанные в начале статьи. Пришлось императору очередной раз пережить крайнее унижение и осознать тайное преследование неизвестных ему лиц из близкого окружения.    

Через 8 месяцев это преследование завершилось его убийством и государственным переворотом. Организатором его предательства оказался ближайшее к нему, его доверенное лицо граф Пален из Остзейских немцев (Пётр-Лю́двиг Па́лен (нем. Peter Ludwig von der Pahlen, в России — Пётр Алексе́евич). Будучи в наибольшей доверенности у Павла I, этому авантюристу удалось разыграть карту взаимного недопонимания отца Павла I с одной стороны  и его сыновей Александра и Константина, а также супруги Марии Фёдоровны, с другой стороны. 

Пользуясь последовательным оговором и той и другой стороны, он принудил их к противостоянию и исключил возможность доверительного разговора и выяснения отношений. В результате Павел I   даже подписал некий документ по аресту членов семьи, который был затем показан графом Паленом семье императора. Для исключения внушённой опасности в отношении к себе, брату Константину и матери Марии Фёдоровны, Александром и всей семьёй было дано разрешение на проведение отрешения его отца Павла от власти, но отрешения только бескровного и благодатного. Пользуясь этим разрешением, заговорщики начали переворот, но при этом убили императора, что было их действительной и реальной целью. Причиной убийства было понимание неминуемого разоблачения заговорщиков перед лицом родственников убитого отца и мужа. Это подтверждается последующим после убийства противостоянием между Паленом и вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной.

 

Вот фрагмент справки о деятельности Палена из Википедии :

«С 1792 правитель Рижского наместничества, вёл переговоры о присоединении Курляндии, Семигалии и Пильтенского округа к Российской империи. С 1795 генерал-губернатор Курляндской губернии.

При Императоре Павле I 3 декабря 1796 года был назначен шефом Рижского кирасирского полка, стоявшего на квартирах в Риге, но вскоре одним из первых подвергся немилости за контакты с опальным князем П. А. Зубовым. В январе 1797 года был уволен от должности губернатора, а 26 февраля был отставлен от должности шефа Рижского кирасирского полка и исключён из службы. Однако, скоро вновь был принят на службу и назначен Инспектором кавалерии и командиром Лейб-гвардии Конного полка. Быстро приобрёл доверие Императора.

Пользуясь неограниченной милостью Павла I, в течение трех лет (1798—1801) был назначен военным губернатором Санкт-Петербурга и начальником остзейских губерний, инспектором 6 военных инспекций, великим канцлером Мальтийского ордена, главным директором почт, членом совета и коллегии иностранных дел.

Французский король Людовик XVIII пожаловал ему командорский крест ордена Святого Лазаря Иерусалимского.

Во время пребывания Палена в должности петербургского военного губернатора (1798—1801) утвержден Устав столичного города Санкт-Петербурга (1798). Завершено строительство Михайловского замка и здания Морского кадетского корпуса. Установлены памятники П. А. Румянцеву и А. В. Суворову на Марсовом поле. Из Кронштадта в Петербург переведен Чугунолитейный завод. Учреждена Российско-Американская компания для снабжения русских американских колоний товарами первой необходимости.

В августе 1800 года был уволен с должности губернатора, но 21 октября вновь был назначен военным губернатором столицы. Считая своё положение непрочным, стал одним из организаторов заговора, приведшего к убийству императора Павла. В заговоре играл двойную роль, стараясь в случае неудачи отойти от участия в нём. Добился от Императора Павла I письменного повеления арестовать наследника и показал его Александру Павловичу, чтобы побороть его колебания в заговоре.

После убийства Павла I приобрёл непримиримого врага в лице Императрицы Марии Фёдоровны, что не позволило занимать важные должности при Александре I. 1 апреля 1801 года был уволен от службы в отставку с приказанием немедленно выехать в своё курляндское имение Гросс-Экау».

Уже несколько столетий ведутся активные исследования деятельности этого «иуды» в непосредственной близости от Российского престола. И далеко не в его пользу. Имя же  Павла I постепенно реабилитируется мировой историей.

Однако вернёмся к событиям вокруг крупнейшего 130-пушечного военного корабля России - «Благодати».

В начале августа 1800 года адмиралтейские кораблестроители и чиновные адмиралы оказались в тяжёлом положении. Опасаясь быть сосланными в Сибирь, они вынуждены были спешно обратиться к  Ивану Петровичу Кулибину. Последний провёл за расчётами всю ночь, а утром расставил в необходимые места на стапеле систему канатных блоков с приводящими их машинами. По его сигналу блоки были приведены в действие в необходимой последовательности и корабль благополучно завершил спуск со стапеля в воду уже на следующий день.  Вот как писал сам Кулибин об этом в своём реестре: «37. Во время остановившегося при спуске 130-ти пушечного корабля «Благодати» призван я был в Адмиралтейство для совета во окончательном спуске, где, поосмотря, и помогал своим распоряжением обще с обыкновенно употребляемыми при том со стороны Адмиралтейства машинами к спуску оного корабля на воду, а каким образом – о том имеются чертежи и описание»(3).

Так разрешилась ситуация со спуском корабля в августе 1800 года. Император всё-таки нашёл виновных и отстранил от должности губернатора даже самого графа Палена. Но уже 21 октября вновь восстановил его в должности военного губернатора. Между тем, процессы дезавуирования имени императора Павла I были запущены и активно развивались. Этому помогали не только бывшие фавориты Екатерины II, но и офицерский корпус. Мы видим, как банальное событие, свидетельствующее о некомпетентности и безответственности чиновников Адмиралтейства, было поставлено в вину императору и послужило поводом для массовых спичей и анекдотов в российском обществе. Известно, что всем известный поэт и будущий герой-партизан  Денис Васильевич Давыдов в 16 лет также отдал сатирическую дань этому происшествию, за которое должны были бы нести ответственность высокие чины. Позже, когда молодому конногвардейцу было уже 19 лет, он также выражался в адрес императоров Павла I и Александра I не совсем корректно(4). Последнее свидетельствует о поощрении  подобных высказываний в армейской среде.

Кто бы мог подумать, что басни и анекдоты о царствующих особах являются частью спланированных акций придворной камарильи по дискредитации  обоих императоров и увеличению влияния на них. Особенно ярко это проявилось при  правлении  Павла I, который подвергался буквально негласной обструкции,  доходящей иногда до откровенного хамства. Чего стоят, например, истории передаваемые из уст в уста, касающиеся смелости пажей, дёргающих на спор императора за косичку во время обедов или церемоний (5).

Безусловно, работать с адмиралами и чиновниками, которые саботировали за глаза каждый приказ и  каждое распоряжение Павла I, разносили выдуманные истории, чтобы скрыть собственную некомпетентность и безответственность, было очень сложно. Всех в Сибирь не сошлёшь. И императору приходилось искать бескорыстных и преданных, ответственных и талантливых людей самому.  И иногда он их находил. В частности его стараниями был найден в сибирской глуши сатирический стихотворец и прокурор Иван Иванович Бахтин, который долгие годы служил в счётной палате при Павле I, а затем при Александре I, занимаясь проверками счетов помещиков, их обманами в части налогов и частными поручениями по расследованию жалоб крестьян или обедневших  помещиков, притесняемых жестокими, богатыми и бесчестными хозяевами жизни(6).

Павел I был человеком дела и требовал дела от своих подчинённых. Далеко не всем это нравилось. Он требовал исполнительности, доходя, действительно, до смешного. Например, когда кучер не отреагировал на приказ развернуть  карету и скакать обратно, ссылаясь на неудобства дороги, Павел I велел его тут же выпороть. Такой же чёткой исполнительности от требовал от военных на парадах и смотрах. Безусловно, иногда он хватал через край. Но делал это, как ему казалось, ради блага Отечества. В то же время история сохранила немало показательных случаев признания им своей вины и благородства(7).

Следует заметить, что Павел I ещё до 1796 года обратил внимание на талантливого механика Кулибина и в значительной мере улучшил жизнь механика Академии наук, придя к власти. Он периодически даёт ему особые поручения, как-то: ремонт астрономических  часов с показанием минут и боем, их установку над Зимним дворцом, а также их дальнейшее обслуживание; перенос часов с павлином из Таврического дворца в Эрмитаж, сборку их, установку, ремонт и обслуживание с помощью вольнонаёмных мастеров, которыми руководил Кулибин. В том же мае 1800 года, когда спускались на воду вышеупомянутые корабли, но без связи с  их спуском, Павел I назначил механику и изобретателю особое жалование в 1200 рублей в год, что соответствовало жалованию иного армейского полковника или даже генерала, и приказал срочно выдать его Кулибину за прошедшие 4 года его царствования. Отношение Ивана Петровича Кулибина к императору было вполне уважительное, преданное  и он готов был исполнить любое его поручение. Об этом свидетельствует конкретный случай, известный  историкам.  

В конце декабря 1800 года после сильной бури в Петербурге покосился шпиль колокольни Петропавловского собора. И Павел I поручил Кулибину и архитектору Д. Кваренги осмотреть и исправить шпиль. Заметим, что изобретателю в это время уже было около 65 лет. Поскольку Кваренги был толст и не мог влезть в шпиль, то все работы выполнил Кулибин. Он сам влез в колокольню и исправил её.

Вот как он сам описал это событие: «По высочайшему его величества блаженной памяти государя императора Павла Петровича персональному повелению послан я был обще с г. архитектором Гваренгием осмотреть примечаемую некоторыми во время сильного ветра наклонность шпиля, имеющегося на колокольне Петропавловского собора в крепости. Усердствуя я выполнять таковую высочайшую волю, входил уже без г. архитектора в фундаментальное основание того шпиля несколько раз и в день тихия погоды влезал выше того места между железных проволок по курантовым колоколам и молоткам за неимением тут лестниц. По усмотрению моему во основании подкрепил ослабевшие винты, заделал рассохшиеся в дереве между контрофорсами места и на некоторых стычных брусьях привинтил вновь железные полосы» (орфография сохранена, см. 2, с.143 со ссылкой на источник 11…..7, с.497). В приведённом тексте нельзя не заметить весьма уважительные слова Ивана Петровича, касающиеся императора Павла I и светлой памяти о нём.

После трагической гибели Павла I в ночь с 11/23 на 12/24 марта 1801 года от рук группы заговорщиков(8) и воцарении Александра Павловича отношение к бывшему окружению Павла I изменилось. Новый император  принял меры к тому, чтобы убрать из Петербурга тех, кто знал или догадывался о происшедших событиях, будучи с погибшим императором в коротком контакте. На этом, по-видимому, настаивали и активные участники убийства и переворота. Надо признать, что император Александр I  был в очень сложном моральном и общеполитическом положении, поэтому обвинять его в попустительстве заговорщикам или, тем более, в их каком-либо оправдании совершенно недопустимо. В его ситуации, когда отца и императора Павла I, было уже не вернуть, он поступал сообразно обстоятельствам и безусловной пользы России. Результатом его позитивной деятельности явилась полновесное сопротивление России агрессивной позиции наполеоновской Франции и затем наполеоновской Европы.  А победа России в Отечественной войне 1812 года и взятие Парижа в 1814 году являются вершиной его императорского служения. Недаром, к его имени было прибавлено почётное имя  «Благословенного».

Особый период развития пришлось пережить России после 1815 года, когда политико-экономическое влияние Европы на Россию было чрезвычайно огромным, но несоответствующим менталитету общинности, религиозности и государственности России. Император это прекрасно понимал, но, очевидно, не знал, как примирить и согласовать непримиримое и невозможное к согласованию. Быть игрушкой в руках придворной камарильи или агентов влияния Запада он не хотел. Видимо этим следует объяснить «загадку» ухода из императорской жизни Александра Павловича Романова и переход его в бытие Фёдора Кузьмича Томского. Этот факт подтверждается современными исследователями (9).      

Однако вернёмся к Ивану Петровичу Кулибину. Очевидно, по причине близких контактов Ивана Петровича Кулибина с покойным императором Павлом I, он  был уволен из Академии 24 августа 1801 года. Историки отмечают, что ни об отъезде из Петербурга, ни об истинных причинах этого отъезда нет нигде ни строчки. Указывают только, что «Александр I закрепил за ним в качестве пенсиона годовое жалованье в 3000 рублей: 2100 рублей — из кабинета, с Академии — 300, на квартиру 600 рублей; 6000 выдал ему для уплаты долгов, сделанных изобретателем во время производства опытов в Петербурге, и 6000 — в счет жалованья вперед, для предстоящих «опытов на Волге» (10). Такое щедрое вознаграждение за труды показывает, что отъезд Кулибина из Петербурга был весьма желателен. Очевидно, он слишком много знал, и повышенная пенсия была своеобразной и обычной для того времени платой за молчание. Это находит косвенное отражение в сохранившейся переписке Кулибина с сыновьями и другими родственниками, которую сегодня активно изучают специалисты.

Следует заметить, что по приезде в Нижний Новгород Иван Петрович Кулибин сделал немало изобретений. В частности он сделал разработки, позволяющие устранить труд бурлаков на Волге. Но развития эти проекты не получили, поскольку экономической заинтересованности пароходных кампаний в них не было. Рабский труд бурлаков был  дешёвым. 

Таким образом, более столетия в историографии, невольно поощряемой венценосными Романовыми, сохранялась легенда о своём родном отце, деде и прадеде как недалёком, жестоком и недальновидном тиране, каким представлялся Павел I и его краткая эпоха, якобы, тиранического правления. Это, конечно, своеобразный нонсенс, не украшающий его венценосных и других многочисленных потомков. Но, между прочим, значительная часть российской интеллигенции и авторитетнейших историков не разделяла этого мнения. В частности, Василий Осипович Ключевский в XIX веке отмечал: «Я не разделяю обычного пренебрежения к значению этого царствования»(11). 

Иван Матвеевич Муравьёв-Апостол говорил своим детям – будущим декабристам: Матвею, Сергею и Ипполиту, «о громадности переворота, совершившегося со вступлением Павла I на престол, - переворота столь резкого, что его не поймут потомки».

Российский военный и государственный деятель, герой Отечественной войны 1812 года, знаменитый наместник на Кавказе, генерал от инфантерии и генерал от артиллерии Алексей Петрович Ермолов (04.06.1777 года - 23.04.1861 года) также утверждал, что  «у покойного императора были великие черты, и исторический его характер ещё не определён у нас» (12). Может быть и поэтому последние годы  жизни Ермолов провёл в Орле, а не в сияющей и вечно разлагающейся столице. Впрочем, тут сработала общая традиция отсылать особо осведомлённых и проницательных мужей, познавших жизнь венценосного двора с их склоками и  «разборками», политиканством и хитростью, подальше от новых поколений честных, деятельных, но наивных патриотов, желающих действительно служить Государю и Отечеству, объединяя эти святые понятия. А долгая жизнь Алексея Петровича позволила увидеть и оценить правление пяти императоров Российской Империи! Надо полагать, Павел I был в этом ряду не последним по заслугам.

 

Примечания и источники:

 

1.Эйдельман Н.Я. Грань веков. М., 1982, с.168.

2.Пипуныров В.Н., Раскин Н.М. Иван Петрович Кулибин, Л.: «Наука», 1986.

3.Архив АН РФ: Рукописные материалы И.П. Кулибина, с.496. Научное описание с приложением текстов и чертежей. Сост. Н.М. Раскин и Б.А. Малькевич. Ред.кол. И.И. Артоболевский и др., Труды Архива АН СССР. Вып.11. М.: Л., 1953.

4.  Давыдов Д.В. Стихотворения. Проза. Дурова Н.А. Записки кавалерист-девицы./ Сост. В.П. Коркия; Послесловие Л.И. Емельянова; Прим. В.П. Коркия, Л.И. Емельянова; Вл.Б. Муравьёва. М.: Правда, 1987, с. 7-11.

5. Павел I и его сумасбродства. Черты.Свидетельства.Случаи.Выходки.Анекдоты. Автор-составитель А.Л. Александров- М.:Алконост, Александров, 2004, с. 178.

6. Кочеткова Н.Д. Бахтин Иван Иванович. Словарь русских писателей XVIII века. Л.: 1988, ч.1. с.70. См. РГАДА, ф. 286, № 808, л. 483; № 852, л. 133, 471; № 862, л. 115; № 889, л. 145.

7. Павел I и его сумасбродства. Черты.Свидетельства.Случаи.Выходки.Анекдоты. Автор-составитель А.Л. Александров- М.:Алконост, Александров, 2004, с. 186-187.

8.Цареубийство 11 марта 1801 года: Записки участников и современников, М.: ТЕРРА, «Книжная лавка – РТР», 1996.

9. ГромыкоМ.М.Святой праведный Фёдор Кузьмич – Александр I  Благословенный. Исследование и материалы к житию.М.: Паломник, 2007.

10. Оболенский Г.Л. Император Павел I: Исторический роман. Смоленск: Русич, 1996, с.3.

11. Там же.

12. Там же.

 
Комментарии
Татьяна
2011/04/01, 14:30:18
Статья очень интересная. Спасибо
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.024327993392944 сек.