СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№23 Леонид ЧИГРИН (Таджикистан, Душанбе) Свидетельства истории

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша история №23 Леонид ЧИГРИН (Таджикистан, Душанбе) Свидетельства истории

А.П. ФедченкоСвидетельства истории

 

Еще в юности ему предсказали раннюю гибель в горах. Он не был человеком суеверным и лишь посмеялся над этим гаданием. Но горы влекли его к себе, и он не мог противиться их зову.

Речь идет о видном зоологе-путешественнике Алексее Павловиче Федченко, имя которого носит крупнейший ледник Таджикистана. Главная заслуга ученого в том, что он являлся одним из первых и притом всесторонним и неутомимым исследователем Средней Азии.

Не так давно мы отметили знаменательную дату – 135-летие со дня гибели Федченко.

Он родился в Иркутске в 1844 году, там же закончил учебу в гимназии, а затем поступил в Московский университет. Помимо зоологии занимался антропологией, географией и геологией. Федченко был разносторонним специалистом и уже со студенческих лет показал себя увлеченным и многознающим исследователем.

Политические преобразования тех лет определили судьбу молодого талантливого ученого. В середине XIX века границы русского государства уже вплотную приблизились к Средней Азии, а в 60-х годах началось ее присоединение к России.

Это важное событие было вызвано рядом исторических и политических причин. Средняя Азия, с которой у России были давние экономические связи, была нужна развивающейся российской буржуазии как база сельскохозяйственного, главным образом, хлопкового сырья и как обширный рынок сбыта промышленной продукции. Помещики же хотели получить новые земли. Но была и другая важная причина: английские колонизаторы, укрепившиеся в Индии, стали распространять свои интересы и на Среднюю Азию. Над Россией нависла серьезная и реальная опасность иметь у своих границ алчного и сильного соседа.

Вне пределов русского государства оставался лишь Памир.

Сегодня по-разному трактуют присоединение Средней Азии к России, видя в этом только колонизаторские устремления громадной империи и не видя той обоюдной выгоды, которую извлекли обе стороны. Однако присоединение к России имело огромное прогрессивное значение для многонационального населения Средней Азии. Оно выводило народы этого региона из длительного экономического, политического и культурного застоя, способствовало образованию там промышленности и рабочего класса. Местное население вошло в тесное соприкосновение с передовой русской культурой.

Туркестанская администрация обратилось к российским ученым с просьбой принять участие в изучении среднеазиатских земель. Федченко готовился к исследованиям в Средней Азии, ему предложили воспользоваться случаем и таким образом осуществить свое заветное желание.

В 1868 году небольшой отряд Федченко вступил на территорию Средней Азии. Уже недалеко был древний город Самарканд, близ которого высились вершины хребтов горной страны, тогда еще незнакомой географам. Молодому ученому предстояло первому из исследователей найти путь в район высочайших вершин и ледников Средней Азии.

Научные работы Федченко начал в окрестностях Самарканда, где он провел зиму. Собранная им зоологическая коллекция насчитывала до восьми тысяч экземпляров. Ознакомившись с хозяйством местных жителей, Федченко приходит к мысли об устройстве в верхнем течении реки Зеравшан водохранилища, что позволило бы земледельцам значительно расширить орошаемые площади. Узнав, что население часто отравляется хлебом из пшеничной муки, он начинает тщательные исследования и вскоре находит реактивы, с помощью которых легко обнаруживаются вредные примеси. Федченко занимался также лечебной практикой, часто заходил в дома бедных жителей и оказывал им бесплатную медицинскую помощь.

В дальнейшем круг исследований талантливого ученого значительно расширился. В результате путешествия по Зеравшанской долине было собрано до десяти тысяч экземпляров различных животных и насекомых, большой гербарий степных и горных растений. Был найден загадочный для того времени сумбул, многолетнее лекарственное растение, применяющееся при неврастении. Большую ценность имела составленная участниками отряда Федченко карта на площадь более восьми тысяч квадратных верст.

Ученым были также собраны сведения о расселении  таджиков  и узбеков и данные о некоторых прилегающих к Зеравшанской долине землях. Очень ценными для хозяйства Туркестана оказались наблюдения Федченко за шелковичным червем и его болезнями. Занимался помимо этого он и паразитическими червями, вызывающими у людей тяжелые заболевания. Громадный неизученный регион понемногу открывал свои тайны. Круг исследований, проведенных Федченко в Средней Азии, невозможно охватить в небольшом повествовании. Для этого потребовался бы солидный том. Проводя изучения бассейна верхнего Зеравшана, Федченко побывал и на озере Искандеркуль. Это озеро интересовало ученого как водоем, с помощью которого, как он полагал, можно будет регулировать воды Зеравшана и таким образом расширить площадь поливных земель в низовьях реки.

Особенно сильное впечатление произвело на путешественников ущелье реки Фан-Дарьи. «Река течет в узкой щели, – писал Федченко, – обрывистые, скалистые берега прямо от реки поднимаются на громадную высоту. Дорога идет карнизами, или проложенными в мягких осыпях, или высеченными в скалах; местами же проходит по балконам, устроенным сбоку скал над рекой».

На Ягнобе было встречено, как он писал: «какое-то особое племя, говорящее на языке, не понятном таджикам». Позднее было выяснено, что это потомки согдийцев, составлявших население одного из древнейших государственных образований.

Один из важных результатов маршрутов Федченко в Туркестанском и Гиссарском хребтах состоял в том, что впервые были пройдены все зоны растительности до границы вечных снегов, и таким образом было положено начало изучению горной флоры и фауны Западной оконечности Памиро-Алайских горных хребтов.

Направляясь по долине реки Исфайрамсай, Федченко поднялся на заветный гребень Алайского хребта. Перед его глазами засверкал снегами хребет, служивший «северной границей Памирской выси». Федченко по праву первооткрывателя назвал этот хребет Заалайским, а его вершину (7134 метра) – именем Кауфмана. Позднее этот пик стал называться пиком Ленина.

Результаты работ Федченко явились большим вкладом в географическую науку. Путешественника притягивали к себе горы, расположенные к югу от Ферганской долины, манил неизвестный Памир. Свои впечатления от поездок по уникальному краю ученый изложил в книге «Путешествие в Туркестан».

Немало опасностей подстерегало смелого исследователя и его спутников. Неспокойно было в Средней Азии от междоусобиц и произвола местных правителей. Беки и ханы вели между собой непрерывную борьбу за власть, и приход нового правителя сопровождался резней и насилиями. Не раз жизнь Федченко висела на волоске.

Но, в основном, путешествие ученого по землям Средней Азии протекало спокойно. Местное население приветливо встречало небольшой отряд, и Федченко отмечал спокойный нрав и добродушие жителей этого горного региона.

Богатство природы Таджикистана изумляло ученого. Он называл его «уникальной природной лабораторией» и предсказывал большое будущее этому краю. «Обилие воды и природных ископаемых, – писал он, – благоприятный климат и урожайные земли, – все тут дано человеку, чтобы никогда не знать бедствий и жить в довольстве и покое».

В дальнейшем Федченко намеревался побывать в ущельях и долинах Заалайского хребта, а затем проникнуть далее на Памир, куда тянула его страсть исследователя. Но очередное путешествие не удалось, местный киргизский властитель не дал ему на это разрешение.

Он внимательно слушал рассказы киргизов о неведомых ему землях, о ведущих туда путях, о протекающих там реках. Так он узнал, что в июне Муксу, левая ветвь Сурхоба, становится полноводнее Кзылсу, правой его ветви. Следовательно, решил ученый, Муксу питает какой-то мощный водный источник.

Это предположение вскоре подтвердилось. В 1878 году, уже после смерти Федченко, его друг В.Ф. Ошанин, возглавлявший экспедицию на Памир, открыл один из самых высоких в Средней Азии хребтов – хребет Петра I и самый большой ледник средних и низких широт земного шара, который, как это было установлено позже, достигает семидесяти семи километров в длину. Этот ледник Ошанин назвал ледником Федченко.

«Я желал этим выразить, – писал Ошанин, – хоть в слабой степени, мое глубокое уважение к замечательным ученым трудам моего незабвенного товарища, которому мы обязаны разъяснением стольких темных вопросов в географии и естественной истории Средней Азии... Пусть «Федченский ледник» и в далеком будущем напоминает путешественникам имя одного из даровитейших и ценнейших исследователей Средней Азии».

В среднеазиатской коллекции флоры и фауны, собранной Федченко, было уже около двадцати тысяч экземпляров животных и тысячи экземпляров растений. Теперь исследователь хорошо знал, какой животный мир характерен для Средней Азии, какие там произрастают растения. Большой интерес представляют и геологические изыскания талантливого ученого.

Но побывать на Памире ему не удалось. Помешало много не зависящих от него обстоятельств. Обидно было трогаться в обратный путь от порога заветной «Крыши мира». Сколько труда и энергии было приложено, чтобы добраться сюда, сколько опасностей и трудностей осталось позади и такой горький финал. Но Федченко не расставался с надеждой побывать на Памире и связывал с ним планы дальнейших путешествий.

Но пора вернуться к началу нашего рассказа о судьбе знаменитого путешественника и исследователя и прояснить – насколько оправданным было предсказание о ранней гибели в горах. Сам Федченко относился к нему скептически. Но вот что интересно: горы делились с ним своими секретами, однако требовали за это непомерную плату – не меньше жизни.

Первый раз он едва не погиб в ущелье Фандарьи в Таджикистане. Поскользнулся на каменной осыпи и сорвался в провал. Спасла случайность: зацепился рюкзаком за скальный зубец и повис над пропастью. Внизу бесновалась река, горбатились валуны, и не было никакой надежды на спасение. Спутники спустили веревку, Федченко обвязался ею, потом снял лямки рюкзака с плеч и поднялся по отвесной скале. Рюкзак вытащили той же веревкой, привязав к ее концу металлический крюк.

Второй раз он едва избежал гибели в ущелье Заалайского хребта. Камень выскользнул из-под его ноги и ученый, потеряв опору, рухнул в глубокий провал. Пролетел около пятидесяти метров и упал на крону старой густой арчи, единственной, прижившейся в каменной расщелине. Ободравшись, весь в крови, с трудом выбрался на вершину гребня.

Казалось, нужно было бы перестать искушать судьбу, но Федченко полагал, что двух раз достаточно, все случайности исчерпаны. Оказалось, ошибался.

В 1872 году Федченко уехал за границу для обработки собранных в Туркестане материалов. В Швейцарии он посещал Альпийские ледники для сравнения их с ледниками Средней Азии, чтобы установить общие закономерности образования и развития. Федченко с двумя проводниками поднялся на один из ледников Монблана высоко в горах. Началась сильная буря. Страшный ветер, снег и холод пронизывали путешественников. Ученому стало плохо. Когда снизу пришла помощь, он уже был мертв. Ему было всего двадцать девять лет.

Над его могилой в Шамуни у подножия Монблана установлена глыба неотделанного гранита с мраморной доской. На доске надпись: «Ты спишь, но труды твои не будут забыты».

Пожалуй, точнее и не скажешь.

 
Комментарии
евгений
2011/08/08, 22:56:17
Леонид Алекс, Вас разыскивает Цыганок В. А. Украина г. Дружковка он читает все ваши статьи, жил на Памире в 60х годах.Напишите как с вами связаться.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0042431354522705 сек.