СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№22 Николай ПОЛЁХИН (Россия, Братск) Рассказы

Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Проба пера №22 Николай ПОЛЁХИН (Россия, Братск) Рассказы

Н. Полёхин

Николай Полёхин - родился 16 января 1991 года. Воспитанник литературного клуба «Братские роднички» при дворце детского и юношеского творчества» пос. Энергетик г. Братска. Руководитель клуба - Корнилов Владимир Васильевич – член Союза писателей России и Союза журналистов России, «Почётный работник общего образованияРФ». Лауреат VI Ввсероссийского праздника детского творчества «Мой Пушкин» (г. Псков, 2004), III Всероссийского фестиваля художественного творчества учащихся «Я вхожу в мир искусств» и Всероссийского конкурса литературного творчества учащихся «Самое главное» (Москва, 2007, 2009 гг.) – номинация «Искусство слова», а также дипломант фестивалей «Жемчужина Братска» (2004 г. – диплом I степени, в 2006 г. – награжден грамотой фестиваля, в 2008 г. – дипломом II степени). Рассказы публиковались: в международном альманахе «Литературная губерния» (г. Самара,  ноябрь 2010 г.); в газетах «Братский университет», «Знамя», «Твоя газета»; в журналах: «Истоки» (Красноярский край, 2009, 2010 гг.), «Северо-муйские огни» (Бурятия, Северомуйск, 2010 г.); в книгах «На солнечных полянах Лукоморья» (г. Псков,  2005 г.); «Вдали от богемы» (Иркутск, 2006 г.), в коллективном сборнике, опубликованном по итогам III Всероссийского фестиваля «Я вхожу в мир искусств», г. Москва, 2007г.) А также звучали по иркутскому областному радио в программе «Волшебное лукошко».

 

 

ПрохожиеПрохожие

 

«Мы в ответе за тех, кого приручили»

Антуан де Сент-Экзюпери

 

Виктор Иванович Прохоров был рядовым строителем. В середине пятидесятых работал на одной из комсомольских строек в Сибири, где его очень уважали за искренность, за чуткое участие к людям, когда беда приходила в их дом...

Проработав там много лет, вышел на пенсию. Провожали, как говорится, «всем миром».

Просидев несколько месяцев дома, без привычной работы, он заскучал по своей бригаде. Да и здоровье всё чаще стало пошаливать – сказывались годы тяжёлых работ. Лишь изредка выдавался день, когда ничего не болело – это для него было маленькое счастье...

Поднявшись, однажды, утром с постели и радуясь наступившему дню, Виктор Иванович вспомнил строчки из сти­хотворения, которое сам когда-то написал:

 

«Счастья мне в жизни, Господь, подари

И не отнимай ты его у меня.

Пусть оно вместе с рожденьем зари

Станет мелодией вешнего дня…»

 

И, мысленно, как молитву, прочитав их, он сказал сам себе:

– Вот и новый день настал! Дай, Бог, в согласии с душой, прожить его.

Собрав последние силы, мужчина, в очередной раз, отправился в поликлинику на приём к терапевту. По дороге Виктор Иванович внезапно почувствовал резкую боль в груди. Всё произошло так быстро, что он даже не успел дойти до ближайшей лавочки. В глазах потемнело, голова закружилась, ноги, словно окаменев, стали подкашиваться. Поте­ряв равновесие, мужчина упал на землю и стал звать на помощь, умоляя: «Товарищи, прошу Вас, помогите, пожалуй­ста!» Но люди, отчуждённо и торопливо, проходили мимо. Они будто не слышали его, а тем временем ему станови­лось всё хуже и хуже. Подняться самостоятельно мужчина не смог. Перед глазами молниеносно проноси­лись доро­гие ему эпизоды из жизни. Виктор Иванович знал, что это происходит перед самой смертью. И уже ни на что не наде­ясь, смирился с этим. Он вновь увидел свою деревню, где родился и рос, родителей, школу, любимую жену... всё это добав­ляло ещё больше нестерпимой боли.

Вдруг, словно молнией, его ослепил пленительно-белый свет. В голову закралась мысль: «А может это ангел спе­шит мне на помощь?» С трудом, открыв глаза и, немного приподняв голову, мужчина вдалеке увидел женщину в свет­лом осеннем пальто. Рядом с ней шёл мальчик лет шести, которого она держала за руку. Они приближались очень быстро, видно, куда-то торопились. Остановившись в нескольких шагах от Виктора Ивановича, мальчик, потере­бив женщину за рукав, сказал:

– Мама, давай поможем дедушке. Ему, наверно, плохо?

– Тебе это надо? – ответила она. – Будешь ещё всяким алкашам помогать. Пошли отсюда.

– Ну, нас в садике этому учат.

– Мало ли чему вас в садике учат! Я сказала, пошли отсюда, значит пошли. Нечего тут делать!

После этого они стали отдаляться. Но мальчик ещё долго оглядывался. На глазах у него были слёзы, он плакал. Вик­тору Ивановичу стало больно на это смотреть – сердце обливалось кровью и он просто, потеряв последнюю наде­жду, закрыл глаза. Он больше ничего не просил, даже не плакал. Вот так и умер человек, среди людей. Тихо, ни на что уже не надеясь

Совершив на глазах у ребёнка этот безнравственный поступок, мать своим поведением внесла в его трепетное непорочное сердечко боль и внезапно закравшееся смятение от вспыхнувшего в нём благородного порыва.

Да кто же мы такие? Хозяева новой жизни, перечеркнувшие основополагающие законы бытия или бездушные су­ще­ства, живущие в своём собственном безумном мире, где нет места людским чувствам? Ответить сложно.

 

 

Безответная любовьБезответная любовь    

 

Осень. Обычное сентябрьское утро. Виктория проснулась очень рано, точнее она почти не спала, всю ночь ду­мая о своих учениках. В школе девушка работала второй год. Семьи у неё не было, и поэтому всё свободное время Виктория уде­ляла своей любимой работе. Ей казалось, что она знает всё о каждом из своих учеников. В её классе, как и во всех ос­тальных, были те, кто стремился осваивать школьные знания и те, кто с прохладцей относился к ним, а то и вовсе редко по­сещал школу. Среди них был бесспорный лидер по прогулам – Витька Лебедев. В классе он слыл грозой для всех, кто там учился.

…Прозвенел будильник. «Пора собираться на работу, – подумала девушка». Поднявшись с постели, она по­зав­тракала, оде­лась, взяла сумку, кинула в неё стопку тетрадей, конспект с лекциями, пару учебников по русскому языку и литературе и отправилась в школу.

На улице было прохладно. В небе проплывали несколько туч, которые медленно превращались в узкие белые по­ло­сы. Ветер, безжалостно срывая с полуобнажённых деревьев листья, бросал их на землю. Виктория подняла один из них, ог­лядела его со всех сторон. Он был ещё не совсем жёлтый, местами, в виде небольших монеток, хао­тично раз­бросан­ных по листу, проглядывала зелень. Глядя на него, девушка вдруг вспомнила об одном из своих трудных учеников: «По­че­му же Лебедев такой злой и жестокий? – мысленно спросила она у себя. – Если сейчас он держит в страхе всю школу, что же будет потом? Страшно представить. Чья в этом вина, родителей или учителей? Я должна в этом разо­браться и по­мочь ему встать на верный путь. Ведь он, как и этот листок, одинок среди людей. Все его боятся, а ведь в нём есть что-то человеческое, чего мы, видимо, не замечаем». Задумавшись над этим, она отправилась дальше.

Со звонком войдя в класс и, бегло осмотрев ребят, Виктория, поздоровавшись, произнесла:

– Садитесь.

– Виктория Владимировна, – обратилась одна из учениц. – Лебедева нет.

– Ну, это не удивительно. – Ответила учительница.

– Его совсем нет! – произнёс кто-то из учеников.

– Как, что-то случилось? – с тревогой в голосе, спросила девушка.

Ей рассказали, что позавчера вечером он утопился в речке но, никто не знает из-за чего. Кто-то из ребят предло­жил: 

– А давайте соберём хоть немного денег и поможем Витиным родителям. 

Виктория одобрила такое предложение и тоже пообещала вложить свою долю в их общее благое дело.

…Весь день она думала над тем: «Почему же Лебедев решился на такой бессмысленный поступок? Ведь он ни­чего не бо­ялся, был ко всему равнодушен. Что же толкнуло его на этот необдуманный шаг?» 

После уроков она взяла у ребят деньги, собранные для Витиных родителей, и отправилась к ним.

Дом их стоял на окраине посёлка. Жили они не богато. Мать работала в местной котельной, отец грузчиком в ма­га­зи­не. Витя в семье был единственным ребёнком.

Подойдя к дому, девушка постучала в дверь и вскоре услышала хриплый женский голос.

– Зачем вы пришли? Уходите отсюда!

Учительница, растерявшись, ответила:

– Раиса Михайловна, я понимаю ваше горе и, искренне соболезнуя, мы с ребятами хотим помочь вам.

– Раньше надо было. Ишь, решила она помочь, – с осуждением произнесла женщина. – Поздно… Уходите.

Смутившись от услышанного, Виктория спустилась с крыльца. Вслед за этим она услышала протяжный скрип дверных пе­тель и голос, окликнувший её. Девушка оглянулась. На пороге стояла женщина худощавого телосложе­ния. Это была Ви­тина мать. Извинившись за сказанное, сгоряча, она пригласила Викторию пройти в дом. Та со­гла­си­лась, и они вместе про­шли внутрь.

Из-за плотно задёрнутых штор в комнате было сумрачно. Тусклый мерцающий свет восковых свечей слабо ос­вещал сто­яв­шую на тумбочке в переднем углу фотографию Виктора с траурной лентой, помещённую в рамку, за­навешенные тём­ной тканью зеркала и прилегающие к ним книжные шкафы. Посреди комнаты на табуретках стоял гроб с телом юно­ши, обитый красной материей. 

Преодолев страх от увиденного, девушка, робко, произнесла:

– Раиса Михайловна, я ещё раз искренне соболезную вам, – и, протянув женщине бумажный свёрток, продол­жила. – Мы вот, тут с ребятами собрали немного…

– Что это, деньги? – перебив её, спросила женщина. – Ничего нам от вас не нужно! Мы с мужем завтра уезжаем в го­род и Витеньку, сыночка нашего, похороним там.

Поправив на голове чёрный платок, Раиса Михайловна присела на стул, что стоял возле кровати, склонила го­лову на ко­лени и горько, безутешно заплакала. Виктории стало по-женски жаль её и она, решив больше не трево­жить своим при­сутствием мать Виктора, заторопилась уйти. Направившись к выходу, девушка услышала:

– Вы, наверное, хотите знать, почему всё так вышло?

Виктория, вздрогнув от неожиданности, резко развернулась. Тогда женщина продолжила:

– Любовь толкнула его на этот отчаянный поступок. Влюбился он.

– Но это же не повод. – Ответила девушка. – А кто она, вы знаете её?

Женщина, достала из кармана клочок бумаги и, резким недружелюбным жестом подала его Виктории со сло­вами:

– Хотите знать, кто была его возлюбленная? Вот, читайте.

Виктория развернула записку. Там, еле разборчивым почерком, было написано: «В моей смерти прошу никого не ви­нить. Я сам принял это решение. Влюбился я в свою учительницу, Викторию Владимировну, а она меня про­сто не заме­чает, и поэтому не вижу смысла дальше жить».

Прочитав эти слова, девушка не смогла сдержать слёз. Раиса Михайловна немного погодя произнесла:

– Вы всегда видели в моём сыне только плохого человека. Даже не пытались помочь ему разобраться в своих поступ­ках. Разве, вы, не замечали со стороны моего мальчика повышенного внимания к вам? Что молчите? При­шли вот тут, – по­мочь хотите, – поздно. Да я проклинаю вас, ненавижу. Уходите отсюда.

Виктории было больно это слышать. Она со слезами на глазах выскочила во двор и побежала в сторону леса. По до­роге девушка долго бежала, плакала, не понимая, в чём винит её мать Виктора, ведь она ни в чём не виновата. Де­вушка убе­гала всё дальше и дальше от посёлка. Волосы её развевались по ветру, капли слёз сиюминутно вы­сыхали на горящих от обиды щеках.

Обессилев от бега, девушка упала на землю и ещё горестнее заплакала. Сжимая в руках куски глины вместе с по­жух­лой травой, она сквозь слёзы твердила: «Не виновата я! Ни в чём не виновата! За что она так со мной? Ведь я же ни­че­го не знала. За что?»

Немного успокоившись и усталым жестом смахнув рукой капли еще не высохших слез, девушка услышала: «Викто­рия Владимировна, я Вас люблю!» Это был голос Виктора, который раздавался откуда-то издалека, заполняя всё окружаю­щее ее пространство. Но эти, внезапно вспыхнувшие из ниоткуда слова, не принесли ожидаемого успокоения. Они лишь усиливали в душе девушки и без того овладевший ею страх. Виктория, подняв­шись на ноги, закрыла уши ладонями, чтобы больше не слышать голос юноши. Лицо её было бледным. Сердце, готовое разо­рваться в любое мгновение от пережитых событий, глухим лихорадочным стуком напоминало о себе.

…Через несколько дней её бездыханное тело нашли грибники. Она просто не смогла или не захотела вернуться в по­сёлок, до самого последнего вздоха обвиняя себя в смерти Виктора. Вот так, трагически печально, закончилась исто­рия од­ной, безответной любви.

 

 

Моя мама (Худ. Джулия Шварц)Моя мама

 

Моя мама родилась в деревне Стенихе вскоре после войны. Время было тяжелое, голодное. Мамины родители, хотя и были старенькие и часто болели, все равно держали небольшое крестьянское хозяйство – поэтому не голодали. Но когда им приходилось особенно трудно, не хватало денег на обувку и одёжку, семья длительное время экономила на питании, и эти сбережённые припасы их старшая дочь Зина с моей мамой вывозили в соседнее село на рынок. На вырученные деньги от продажи продуктов покупали себе и детям обновки – недорогую одежду и обувь.

Дети, видя, как устают немощные родители, во всём помогали им. Зимой долбили лёд у колодца, чистили снег на подворье, носили корм скоту. Весной вывозили, накопившийся за зиму навоз, вскапывали огород, засаживали его картофелем и овощами. Летом следили за подрастающим урожаем. И чтобы он не погиб от засухи и сорной травы, поливали и пололи огород, окучивали картофель, помогали на сенокосе, так как семья держала корову и несколько овец… В августе они заготавливали на зиму грибы и ягоды, собирали урожай овощей, запасаясь на долгое время впрок соленьями и душистым вареньем… Да мало ли забот ложилось в то грозное время на их неокрепшие детские плечи…

После того как умерли мои дедушка и бабушка, маме стало ещё тяжелее: ведь некому было согреть её бедное сердечко своим приветом и лаской…

Позже, став уже взрослой и обзаведясь своей семьёй, мама в связи с новыми, выпавшими на её долю заботами по воспитанию детей, не смогла получить должного образования или приобрести какую-либо значимую для дальнейшей жизни квалификацию.

Сейчас она работает подсобной рабочей на хлебопекарне. Из-за того, что мамин труд низкооплачиваемый, наша семья испытывает постоянную нужду, так как мама воспитывает нас, троих детей, одна. Но мы понимаем это и стараемся бережливо относиться к купленной нам одежде и обуви, не требуем с мамы невозможных подарков и развлечений.

Во время летних каникул мы с братом Сашей, которому исполнилось 10 лет, работаем на озеленении и благоустройстве своего родного посёлка Осиновка, зарабатывая необходимые семье деньги, тем самым помогая маме укреплять наш бюджет.

И мама радуется этому. Он уверена в том, что мы никогда с братом не бросим её и нашу маленькую сестрёнку Наташу в трудную минуту. Будем и впредь любить и оберегать её – самого дорого нам человека даже в глубокой старости.

 

 

Коренные жители СибириКоренные жители Сибири

 

На улице идут затяжные осенние дожди. В воздухе стало промозгло и холодно. На дворе никого не видно. Деревья оголились. Ветер гоняет листья и скомканную бумагу по лужам. От этого на душе не весело…

В такое время одни птицы готовятся к отлёту на юг, другие утепляют свои гнёзда, чтобы пе­резимовать. Это коренные жители Сибири. Они никогда не покидают родных гнездовий, пытаясь сменить место обитания на более теплые края.

У жителей южных районов России, бывающих в студёную пору в наших  регионах, это часто вызывает недоумение:

–  Почему зимующие птицы не улетают отсюда?

…Видимо, потому, что родились здесь, выросли, научились летать, вывели свое пернатое потомство… и не смогли оборвать, как это делают часто люди, связующей нити с родителями. Для этих птиц тут – Родина, вскормившая и научившая их первому житейскому опыту.

Перезимовав не одну суровую и голодную зиму, они не покинули родных сибирских мест, а своим щебетанием наполняли и оживляли закуржавевшие  от инея улицы.

Чтобы добыть себе пропитание в такое неприветливое для них время, птицы часто шумными стайками налетают на опустевшие сады и дачные участки…

Дрозды, синицы, воробьи и другие мелкие птахи доклёвывают уцелевшие на верхних ветках гроздья рябины, ягоды ирги и облепихи… Более крупные птицы: сороки, вороны и голуби срывают с яблонь сохранившиеся еще от собранного людьми урожая оледеневшие плоды и, притаившись где-нибудь в дачном затишье, наслаждаются непродолжительным фруктовым пиршеством… Так они коротают сибирские зимы и первыми из пернатых шумно встречают весну…

Некоторые люди не понимают красоты и жизненной сути птиц… Но почему?.. Ведь они без­защитные – и им нужны наша забота и ласка.

Посмотрите, например, на голубей. Насколько разнообразна с лёгким отливом их окраска, и как они по-своему красивы и величавы. Прислушайтесь к их воркованию – это так они переговариваются друг с другом… Если голубь увидит накрошенный хлеб или рассыпанные на авто­бусных остановках семечки, то своим особым воркованием подаст знак своим пернатым дру­зь­ям, и они вместе склюют этот нехитрый завтрак, не оттесняя и не обижая при этом малень­ких птах. Да и птахи наши тоже не промах. Воробьи зачастую хватко выдёргивают из-под самого клюва голубей лакомые крошки, и те, смирившись, принимают их дерзкие выходки как должное…

Поэтому мы в лютые зимы должны заботиться о маленьких крылатых друзьях, строить им кормушки в своих дворах, подкармливать их остающимся у нас после еды хлебом…

А они за это в знак благодарности подарят нам радость общения и свои звонкие песни.                             

 
Комментарии
А. Шахов
2013/10/16, 16:49:13
Зацепило.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.10728788375854 сек.