СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№22 Галина ЗЕЛЕНКИНА (Россия, Кодинск) Поэтическая страница

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №22 Галина ЗЕЛЕНКИНА (Россия, Кодинск) Поэтическая страница

Галина  Зеленкина родилась 11 июля 1947 года в городе Бресте Беларусь. С 1960 года проживает в Сибири (до 1984 года в городе  Братске  Иркутской области, а с 1984 года и поныне в городе  Кодинске  Красноярского края). Окончила энергетический факультет Иркутского политехнического института в 1971 году. Специальность – инженер-электрик. Работала проектировщиком в Группе Рабочего Проектирования на строительстве Братской, Усть-Илимской и Богучанской ГЭС. С 1997 года занимается писательским трудом. Автор романов «Убийца неподсуден» (изд-во «Кларетианум» г. Красноярск) и «Звездочет» (изд-во «Буква» г.Красноярск), а также нескольких  сборников стихов. 

 

 

Сборник стихотворений «Осенний карнавал»

 

 

Теплит грусть мою

(песня)

 

Теплит грусть мою берёза

в желтом платье у пруда,

где в преддверие мороза

рябью сморщена вода.

 

Пахнет затхлостью и тиной

пруд нечищеный давно,

лет минувших паутиной

время падает на дно.

 

Припев:

Вы секунды и минуты

меркой вечности не мерьте –

неизвестны  нам маршруты

от рождения до смерти.

 

Словно в платье с кринолином

в копнах рожь среди полей,

и вбивает осень клином

в небо стаи журавлей.

 

Чтоб сшивали ровной  строчкой

птичьи стаи облака,

то тройным тире, то точкой

в небе пишется строка.

 

Припев:

Теплит грусть мою рябина

алой гроздью на крыльце,

лет минувших паутина

сохнет маской на лице.

 

Не смывается дождями

и колодезной водой

карта жизни, что годами

мне начертана судьбой.

 

 

Осенний   танец 

                                            

Легкий ветер между сосен

рвёт паучьи кружева,

и зовёт на танец осень,

та от счастья чуть жива.

 

Как звезда киноэкрана

в желтом платье с бахромой

осень  ― жизни панорама

между  летом и зимой.

 

Танец осени прекрасный ―

листопадом по душе.

Цвет зелёный, желтый, красный ―

лета бабьего клише.

  

 

Званый ужин

 

Я накину облако на плечи

и наряд свяжу из звёздной пряжи,

приглашу на ужин тихий вечер,

он на клумбу под окошком ляжет.

 

Буду петь ему простые песни

о своей любви сбежавшей в осень

и, чтоб слушать стало интересней,

я экран повешу между сосен.

 

Все года и все мои тревоги

на экране высветятся зримо.

Днём вчерашним по большой дороге

счастье жизни пробегает мимо.

 

Задержать его не удаётся,

время жизни не подвластно людям.  

Что-то мне сегодня не поётся…

Может быть, и ужинать не будем?

     

И ушел не солоно хлебавши

тихий вечер на свиданье с ночкой.

День вчерашний, в памяти пропавший,               

след в душе оставил длинной строчкой.

                

 

Осенний карнавал

 

Осенний карнавал

               мои  расстроил  мысли

и память всколыхнул

                 случайный разговор.

Так просто иногда

        в чужом увязнуть смысле

и жить чужим умом

                      судьбе наперекор.

 

Не думая о том,

                  что наступила осень

и время подводить

                      итоги жизни всей,

мы все чего-то ждём

                  и все чего-то просим,

а нет бы, чтоб пройти

                         по памяти своей.

   

Где капельки дождя

      на листьях пожелтевших,

и в речке утонул

                 рябиновый огонь,

где время за окном

           такое же, как прежде,

и плачет, как дитя,

             трехрядная гармонь.

 

Где юная весна

         гуляет с бабьим летом,

и сердце над душой

               порой имеет власть,

где каждый мнит себя

              певцом или поэтом,

и хочется любить

           и налюбиться всласть.

 

 

Осенний мотив

 

Осень от дождей промокла,

распахнула ветром  окна,

листья желтые, как письма,

разбросала по ковру.

 

И дрожат от страха стёкла,

шторы липнут, всюду мокро,

лета бабьего харизма

нам пришлась не ко двору.

 

Воробьи сидят под крышей,

не шуршат в амбаре мыши,

пёс дворовый  под крылечком

ждёт, когда  уйдут дожди.

                               

Ветер рябь в пруду колышет,

опустились тучи ниже.

Переброситься словечком

в гости ты меня не жди.

 

Не люблю ходить по лужам,

прохудился зонт, к тому же

надо щи сварить к обеду

и  испечь грибной пирог.

 

На свиданье с бывшим мужем

не пойду. Кому он  нужен?

Лучше позвоню  соседу,

чтобы с ужином помог.

 

 

Поговори со мною, дождь

 

Поговори со мною, дождь,
оконных стёкол слушать дрожь
душа устала.
На перекрестке двух дорог
я верный путь найти не смог,
мне жизни мало.

 

Мелькнет на небе чья-то тень,

то день ушедший ищет сень

под облаками.

А я ищу душе приют

в том доме, где мечты живут,

порой веками.

 

Там, не взирая на года,
по склону лет бегут всегда
любовь и жалость.
Кто в рай, кто в ад, кто в никуда,
не возвратятся никогда
те, с кем бежалось.

 

Там сердце рвётся от обид,

когда увидит зла гибрид

в сплетенье судеб.

Там вера силою крепка,

и друга верного рука

спасеньем будет.

 

Поговори со мною, дождь,
оконных стёкол слушать дрожь
душа устала.
На перекрестке двух дорог
я верный путь найти не смог,
мне жизни мало.

 

 

На осеннем балу

 

На осеннем балу

перламутрово светло,

радужный блеск вина.

Осень любит хвалу

и в объятиях ветра

от нежных слов пьяна.

 

Опавший лист

под вальс-бостон

над городом кружит,

осенний вальс,

волшебный сон,

в руке рука дрожит.

 

На прозрачном  крыле

перелетного ветра

день в облака  летит,

а внизу, на Земле,

звуки музыки «ретро»

память в ночи хранит. 

 

Закружит ветер облака,

на флейте зим фокстрот

сыграет ночь наверняка,

и, может быть, споёт.

 

В партитуре небес

хоровод дней осенних

в ярком сиянье нот.

Песнопением звёзд

на ладонях Вселенной

вечность хоронит год.

 

Опавший лист и зим фокстрот

навеют мыслей рой,

а чувств и лет круговорот

терзает ум порой.

              

 

Листопадом по судьбе

 

Листопадом по судьбе

без оглядки напрямик

осень сквозь сентябрь  пролетела.

Марш играл ей на трубе

ветер – лучший ученик,

нарушая ритм то и дело.

 

То свистел, то волком выл,

то взвивался к тучам,

то гулял по мере сил

по высоким кручам.

 

То на облако прилег,

то в широком поле

вырвал с корнем василёк,

чтоб не рос на воле.

 

Только я не василёк

и средь злаков не расту,

ветер перемен мне не страшен.

Коль в душе есть огонёк,

то увидишь за версту

верный путь к добру среди пашен.

 

То прыжками, то бегом,

по дороге жизни,

то обид глотаю ком,

то смеюсь излишне.

 

То гуляю в листопад

средь рябин и сосен,

где с небес роняет взгляд

золотая  осень.

 

 

Судьбы нежданный гость

 

Как капли крови, на ладони

лежит рябины красной гроздь,

её  в прокуренном вагоне

нашел судьбы нежданный гость.

 

Ко мне приехал он под вечер,

когда закат ещё алел,

и мерзли маленькие свечи,

пока огонь их не согрел.

                     

Гость протянул мне гроздь рябины,

дрожь пробежала по спине –

ушедшей юности картины 

рисует осень  на стене 

 

 

Осеннее

 

Шуршание листвы,

с дерев опавшей,                                                                                            

мой слух не раздражает,

как когда-то.

Я  днем осенним,

от хлопот уставшей,

засну в объятьях

рыжего заката.

 

И не увижу,

как на гладь речную

с ночного неба

лунный свет прольётся.

Сегодня у заката

я  ночую,

а завтра ─ неизвестно,

где  придётся.

 

 

Осенняя грусть

 

Осенью мудра я, как Спиноза,

как Вольтер, сама собой гордясь,

мыслями впиваюсь, как заноза,

в подсознанье. Там, где отродясь

 

не бывало солнечного света,

в глубине затерянных веков

я нашла опального поэта

без пристрастий и обиняков.

 

Он шагнул в поэзию из прозы,

как и я, не выбирал стези.

В роще золотой молчат берёзы,

листья клена плавают в грязи.

 

Бьёт поклоны робкая береза,

тонкий стан, склоняя до земли,

видя как, спасаясь от мороза,

клин на небе чертят журавли.

 

День осенний вяжет воедино

хлад  зимы и летнее тепло.

Не грусти, румяная рябина, –

мгла на небе, а в душе светло.

 

 

Осеннее настроение

 

Осень протянет мне руки из детства,

мёдом поманит и запахом дома,

и никуда от печали не деться

маленькой девочке в возрасте оном.

 

Хочется девочке  на завалинке

в мамины руки уткнуться  лицом,

душу и ноги упрятав в  валенки

с толстой подошвой, подшитой отцом.

 

Только вот домика нет и в помине,

вымостит время обидами путь.

Мать и отец спят в кладбищенской глине,

и для детей место есть, где  уснуть.

 

Маленькой девочке трудно без мамы,

стынет октябрь серебром в волосах,

не отстучать в небеса телеграммы,

точного адреса нет в небесах.

 

Не передать ни письма, ни записки,

не позвонить, связи с мертвыми нет.

Ведь в небесах все живут без прописки

так же, как в мыслях и в душах поэт.

 

        

14 октября

 

Река застыла в ледяной одежде,

и обнаженность девственных лесов

уже к себе не манит так, как прежде.

Закрыло время чувства на засов,

как двери в кладовых воспоминаний.

И мерзнут губы от холодных слов,

зиме произнесённых заклинаний

в тот день, что называется Покров.

 

 

И тогда тебе приснится

 

Еле слышен

            листьев шелест,

ветра северного дрёма

заползает ночью через

окна старенького дома.

 

И, свернувшись у порога

в мягкий серенький  комочек,

помурлыкает немного

и подарит снов кусочек.

 

Ночь положит на ресницы

размышление о вечном,

и тогда тебе приснится   

сон о счастье бесконечном.

                                            

 

Красотою осень вяжет

 

А за окнами осень

расшалилась с утра,

меж  берёзок и сосен

заблудились ветра.

 

Запалив быстрым танцем

у рябины костёр,

на траве ткут багрянцем

с позолотой ковёр.

 

Припев:

Красотою осень вяжет

лету бабьему наряд.

Распускает ветер пряжу,

обрывая нитей ряд.

 

Время лечит узелками

ветром порванную нить,

чтобы в памяти веками

краски радости хранить.

 

Солнце радужной сетью

ловит рыбу в реке,

и сродни междометью

зов гудка вдалеке.

 

Облака смотрят с неба

на зеркальную гладь

То ли быль, то ли не быль,

всё одно― благодать!

 

Припев:

Красотою осень вяжет

лету бабьему наряд.

Распускает ветер пряжу,

обрывая нитей ряд.

 

Время лечит узелками

ветром порванную нить,

чтобы в памяти веками

краски радости хранить.

 

 

Я с осенью сдружилась

 

Я с осенью сдружилась не случайно

не оттого, что летняя пора

не грела душу,

                     (что всегда печально),

а потому, что радости волна

однажды окатила с головою

сентябрьским днём

                        и я с тех самых пор

то в бабье лето, как волчица, вою,

то из опавших листьев жгу костёр.

 

Я с осенью сдружилась не случайно,

и всё благодаря своей судьбе.

Пристрастия, что были изначально,

не исчезают сами по себе.

 

 

Люблю писать стихи осеннею порой

 

Люблю писать стихи осеннею порой

и видеть, как ко сну готовится природа.

Ведь мой последний сон уже не за горой,

вот только,  как узнать ―

                                     в какое время года

 

кукушка на часах скомандует: ― Отбой!

И остановят бег секунда и минута,

и разлучат меня с насмешливой судьбой,

которая всю жизнь шутила почему-то.

 

Усну ли поутру иль непогожим днём,

иль ночью упаду на смертный одр

                                                   в надежде,

что кто-то из друзей скомандует: ―

                                                       Подъём!

И я вмиг оживу, и буду жить,

                                                   как прежде.

 

Люблю писать стихи осеннею порой…

 

 

Осенние цвета

 

Царапается в дверь

как кот осенний ветер,

за окнами кружа               

опавшею листвой.

 

А неба свод ещё

голубизною светел,

и солнца нить блестит

на вышивке простой.

 

То в стиле рококо,

а то стежком и гладью

на полотне реки

осенние цвета.

 

Тумана молоко

мне красит прядь

                   за прядью

и мысли далеки,

ушедшие в лета.

 

 

О ненастье

 

Днём ненастным, в карауле

у высокой кручи,

отливали ветры пули

из свинцовой тучи

 

и расстреливали землю

то дождём, то градом.

Я ненастье не приемлю,

если лето рядом.

 

 

Дождливое

 

Бабье лето в этот год задержалось,

зацепилось языком с ветром

                                            буйным.

Весь сентябрь шли дожди.

                                   Эка, жалость!

Как осенние дожди, принтер

                                         струйный,

распечатал на бумагу все мысли.

 

Но напрасно я ждала результата,

утонули все слова в чьём-то смысле,

как и я в словах тонула когда-то.

 

Если нет уже давно чувства долга,

то не надо быть шутом на потеху.

……………………………………

В стоге сена потерялась иголка,

не заштопать мне на мыслях прореху.

 

 

На исходе осени

 

Седина из инея
на зеленой ели.
Тонет небо синее
в снежной акварели.

Облако белёсое –
вестник непогоды,
как лицо безносое
на холсте природы.

Выхожу на улицу,
в доме нет покоя.
Старый клён сутулится,
у калитки стоя.

Клёны листья сбросили,
глядя друг на друга.
На исходе осени
пляшет в поле вьюга.

 

 

Здравствуй, осень!

       

I


Рыжеволосая осень –
сердца влюбленного рай.
Солнце над кронами сосен,
как в облаках каравай.

Смотрят пугливо осины,
как у высокой сосны,
осень им кистью рябины
красит зелёные сны.

Шепчутся с ветром берёзы
в роще у лысой горы,
льются их желтые слезы
в воды реки Ангары.

Рыжеволосая осень –
бабьего лета сестра,
в маленькой лодке без весел
в вечность плывёт суета.

II


Лист, оторванный от ветки,
ветер кружит над землёй,
дни погожие так редки
между летом и зимой.

Дни погожие, как чудо,
бабье лето – сердцу рай.
На серебряное блюдо
положу я каравай.

Приходите ко мне, гости,
я вас счастьем угощу,
подарю любви по горсти
и обиды все прощу.

Исцелю вас добрым словом,
провожу в далёкий путь,
пожелаю с другом новым
повстречаться как-нибудь.

Ну, а если не случится,
не придется выбирать.
Осень в дверь мою стучится –
время листья собирать.
 
III


Снова осень, а кажется, только вчера
расцветала в саду белоснежная вишня,
но уже холодны и темны вечера,
и луна на свидание с облаком вышла.

Но уже осень золотом кроет мой сад,
и шуршат под ногами опавшие листья.
Им уже никогда не вернуться назад,
не пожать у рябин заалевшие кисти.

Так и мне никогда не вернуться к себе,
навсегда я осталась в оранжевом лете.
Золотым листопадом пройду по судьбе,
замирая от страха на стыке столетий.

IV


Я в осеннем лесу пью коктейли из света,
наслаждаясь с восторгом красотою Земли.
В макияже осеннем много желтого цвета,
много пламенной страсти и пурпурной любви.

Нарисуй мне, художник, образ бабьего лета,
я повешу на стену акварельный рассказ,
чтоб холодной зимою буйством желтого цвета
согревать свою душу, как случалось не раз.

V


За рекой в лесу и в роще
ищут осень грибники,
облака дожди полощут
в водах северной реки.

Золотится лист берёзы
на излёте теплых дней,
по утрам на травах слёзы,
с каждым днём всё холодней.

Осень красит лист осине,
чуть дрожит её рука,
и блестит на паутине
панцирь сонного жука.

 
Комментарии
Любовь Рычкова
2011/01/03, 16:12:12
Галиночка, с огромным удовольствием прочитала ваши такие светлые и мелодичные стихи.
Сергей Прохоров
2010/12/29, 08:03:18
Хорошие стихи. Много поэтических находок, таких, как "...и вбивает осень клином
в небо стаи журавлей", "отливали ветры пули из свинцовой тучи... и т. д.
Удачи, Галина, и новых поэтических строк.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2019
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.020520925521851 сек.